+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты»

Доронин: «Не думаю, что в РФ сейчас правильно начинать новые проекты

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты»

Основатель Capital Group в интервью Forbes — об истории создания девелоперской компании, отношениях с партнерами и жизни за рубежом

Основатель и совладелец девелоперской компании Capital Group Владислав Доронин ведет активную светскую жизнь. Герой вечеринок и показов мод, однако, практически не дает интервью на бизнес-темы.

На Западе он известен не только как экс-бойфренд топ-модели Наоми Кэмпбелл, но и как совладелец сети люксовых отелей Aman Resort  и небоскреба Crown Building в Нью-Йорке, а в России – благодаря крупным проектам Capital Group «Город столиц» и «Око» в Москва-сити, «Легенде Цветного» и другим.

В интервью Forbes Доронин впервые подробно рассказал о том, как создавалась Capital Group и какую роль сыграл в ее становлении основатель Glencore Марк Рич, о распределении ролей между тремя совладельцами компании и о своих зарубежных проектах.

Историю старейшей российской девелоперской компании, созданной на американские деньги, а также ее основателей Владислава Доронина, Павла Те и Эдуарда Бермана читайте в февральском номере журнала Forbes.

— Вы много времени проводите за границей, у вас дом в Майами. Зарубежные рынки сейчас более интересны для инвестиций, чем российские?

— Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты, надо достроить то, что есть, и посмотреть на экономическую и политическую ситуацию, как она будет развиваться.

— Именно политическая?

— Политическая и экономическая.

— Раз вы сейчас сосредоточены на западных проектах, можете назвать сумму инвестиций в зарубежную недвижимость?

— Это сотни миллионов долларов. Это мои личные средства, мои зарубежные проекты не имеют отношения к компании Capital Group. Capital Group работает только на российском рынке недвижимости. Моими зарубежными проектами занимается западная компания «OКО Group».

— Легко ли вам за рубежом начинать такие масштабные проекты, как, например, реконструкция Crown Building в Нью-Йорке? В чем принципиальное отличие от российских реалий?

— В Нью-Йорке или Майами сложно попасть в круг тех девелоперов, кто может получить крупный, знаковый проект и войти в него на привлекательных для себя условиях. У таких игроков есть доступ к дешевым кредитам и партнеры, которые обычно выступают финансовыми инвесторами в их проектах.

Вопрос получения финансирования за границей не стоит, если проект хороший. Такие сделки банки финансируют очень быстро и с минимальной кредитной ставкой. На покупку Crown Building я получил кредитование под низкие проценты – 3,25% годовых.

Другое дело – суметь получить это здание, выиграть тендер или, если тендера нет, договоритьcя о покупке с владельцами. Но, несмотря ни на что, я смог купить несколько проектов в Майами и одно из лучших зданий в Нью-Йорке – Crown Building.

— В 2014-м году стало известно о конфликте с вашим партнером по гостиничной сети Aman resorts Омаром Аманатом (сеть Aman resorts, которая включает в себя 30 отелей класса люкс. Доронин вместе с девелопером Омаром Аманатом купил ее в 2014 году за $348 млн, после чего между ними начались судебные споры — Forbes.). Как вы стали партнерами и какова сейчас ситуация с конфликтом?

— Мне всегда нравилось отдыхать в Aman Resort. Думаю, в сегменте гостиниц luxury – это лучшая сеть. И когда мне предложили купить Aman, я согласился. Мне нравился бренд, я видел потенциал этой структуры, понимал, что можно изменить и улучшить.

Я планировал развивать Aman и вывести бренд на новый уровень, расширить сеть, добавив еще и городские отели в Москве, Петербурге, Нью-Йорке, Майами, Лондоне и Париже.

В марте 2015 года я открыл в Токио новый формат городского отеля Aman Tokyo, и он уже стал лучшим SPA-отелем и победителем премии «Лучшие городские отели 2015».

К сожалению, сделка была закрыта очень быстро, и у меня не было времени хорошо проверить компанию и партнера.

На финансирование этой сделки моя компания выдала кредит, кредит и проценты по нему не были погашены, и с августа моя компания контролирует Aman Resorts.

«У нас могут быть разные мнения по каким-то вопросам»

— Ваши партнеры по Capital Group Эдуард Берман и Павел Те инвестируют за рубежом с вами или самостоятельно?

— Мои партнеры Эдуард Берман и Павел Те не хотят инвестировать за рубежом. Я предлагал им, но они заняты российскими проектами.

— Вы сегодня участвуете в оперативном управлении Capital Group?

— Мы вместе принимаем стратегические решения и совместно управляем компанией.

— Но при этом ваши партнеры запускают отдельные от Capital Group российские проекты. Например, Павел Те объявил о застройке Софийской набережной.

— У нас могут быть разные мнения по каким-то вопросам. Это вполне нормально и даже хорошо, потому что создает здоровый климат в компании.

Я считаю, что сейчас не время для меня инвестировать в России, Павел – более рисковый бизнесмен.

Он считает, что сегодня рынок на дне и надо вкладывать, чтобы получить хорошие условия для будущих дивидендов. Могу сказать, что в его логике есть резон. Будущее покажет.

— Какую роль выполняет компания в таких проектах?

— В личных девелоперских проектах акционеров Capital Group выполняет роль генерального подрядчика и получает за это developer fee.

— Как у вас сейчас распределяются роли в компании?

— Павел понимает московский стройкомплекс, законодательную базу и работает с новыми проектами. Эдуард принимает ключевые решения в реализации комплексных строительных и отделочных работ в проектах Capital Group. Я веду процессы, связанные с покупкой-продажей проектов, привлечением инвестиций, разработкой архитектурных концепций и  маркетингом.

— Вы также отвечали раньше в компании за привлечение инвестиций. Продолжаете это делать и сегодня?

— Да.

«Марк Рич дал нам финансовое плечо»

— На рынке много лет ходили слухи, что в самом начале существования Capital Group компании помогал крупный иностранный инвестор. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

— Я начинал карьеру в компании Марка Рича (основателя трейдинговой компании Glencore – Forbes.), он стал для меня другом, советником и партнером, очень многим помог в жизни. В 1985 году я уехал за границу, в Швейцарию.

Выехать за рубеж мне удалось благодаря браку с иностранкой. В Цюрихе я получил образование, MBA, там же через общих знакомых устроился в компанию Марка Рича.

Он был гениальный человек, «железный», совершенно не эмоциональный, не сентиментальный, но у нас сложились дружеские отношения.

— Почему из большого числа людей, которые работали на Марка Рича, он выделил и приблизил именно вас?

— Понимаете, тут был личный аспект… Мы дружили семьями, вместе катались на лыжах в Швейцарии. Когда я работал в его компании, я приносил хороший доход. Он помогал мне советами, контактами, помог мне стать тем, кто я есть сейчас, научил меня бизнесу.

— А как создавалась Capital Group? Как произошло знакомство с Эдуардом Берманом и Павлом Те?

— Capital Group я создал в 91-м году в Москве, она занималась торговлей цветными металлами и нефтью вместе с компанией Mark Rich +Co. С Эдуардом Берманом и Павлом Те я был уже знаком, пересекался по бизнесу.

В 1992 году я купил здание на Озерковской набережной, а после реконструкции его арендовало под офис московское отделение корпорации IBM.

Это был наш первый совместный проект с Эдуардом и Павлом в качестве партнеров. Проект был очень успешным. После этого я принял решение продолжать на рынке недвижимости.

Мне было очень важно иметь надежных партнеров. Моя семья жила за границей, я много путешествовал.

Словом, в России мне нужны были надежные партнеры, заинтересованные в развитии бизнеса не меньше, чем я.

Наши отношения с Павлом и Эдуардом сложились очень хорошо, мы решили стать партнерами. Я предложил им долю в Capital Group.

— Кто из партнеров внес наиболее весомый вклад в создание Capital Group?

— Если говорить о девелоперском бизнесе компании Capital Group, то в его развитие инвестировали все партнеры: я, Павел и Эдуард. Когда я работал с Марком Ричем, я заработал определенные деньги, которые вложил в Capital Group. На начальном этапе нам помог с финансированием Марк Рич, дал финансовое плечо.

Тогда (в 90-е годы – Forbes.) было хорошее время для агрессивного развития, была возможность скупать здания и площадки. Финансирование было тяжело организовать, и финансовая поддержка Рича нам помогла. У нас были личные хорошие отношения, и мне он доверял.

Возврат своих инвестиций он получал в результате рефинансирования и продажи наших проектов.

У компании была стратегия  держать  коммерческие здания – офисные и торговые, сдавать их в аренду и получать стабильный доход. А продавать только жилые проекты.

— Как долго продолжалось ваше партнерство с Марком Ричем?

— Примерно до 2004 года, но общались мы до самой его смерти. В начале 2000-х Capital Group начала плотнее заниматься жилой недвижимостью, мы хотели диверсифицировать свой портфель. Марку была больше интересна коммерческая недвижимость.

«Моя семья живет за границей»

— Что вам интересно помимо девелоперского бизнеса? Например, у вас есть журнал Interview. Это бизнес или хобби?

— Журнал Interview – это мое хобби. Я коллекционирую поп-арт (Доронин владеет обширной коллекцией произведений современного искусства, в которой есть работы Энди Уорхола, Дэмиена Херста, Джеффа Кунса, Джулиана Шнабеля, Жан-Мишеля Баския и др.

Forbes.), дружу с издателем Interview и самым известным коллекционером поп-арта Питером Брантом. Основатель журнала Энди Уорхол – звезда поп-арта и родоначальник этого направления. Вот поэтому я решил издавать Interview в России.

— Вы не испытываете ностальгию? Вас что-то связывает с Россией?

— Скажу честно, когда я уехал в 85-м году, первое время у меня была сильная ностальгия по России. Там другой образ жизни, другие взаимоотношения. К ним тоже надо привыкнуть. Однако потом адаптировался, привык. В России и сейчас бываю часто, у меня здесь бизнес, друзья.

Моя семья живет за границей. Дочка родилась в Париже, но она любит Москву и Санкт-Петербург. Каждый год приезжает на белые ночи, любит ходить в музеи, театры, на выставки. Она сейчас изучает искусство и моду.

Источник: https://www.opentown.org/news/104971/

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты»

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты»

Основатель Capital Group в интервью Forbes — об истории создания девелоперской компании, отношениях с партнерами и жизни за рубежом.

Основатель и совладелец девелоперской компании Capital Group Владислав Доронин ведет активную светскую жизнь. Герой вечеринок и показов мод, однако, практически не дает интервью на бизнес-темы.

На Западе он известен не только как экс-бойфренд топ-модели Наоми Кэмпбелл, но и как совладелец сети люксовых отелей Aman Resort  и небоскреба Crown Building в Нью-Йорке, а в России – благодаря крупным проектам Capital Group «Город столиц» и «Око» в Москва-сити, «Легенде Цветного» и другим.

В интервью Forbes Доронин впервые подробно рассказал о том, как создавалась Capital Group и какую роль сыграл в ее становлении основатель Glencore Марк Рич, о распределении ролей между тремя совладельцами компании и о своих зарубежных проектах.

Историю старейшей российской девелоперской компании, созданной на американские деньги, а также ее основателей Владислава Доронина, Павла Те и Эдуарда Бермана читайте в февральском номере журнала Forbes.

— Вы много времени проводите за границей, у вас дом в Майами. Зарубежные рынки сейчас более интересны для инвестиций, чем российские?

— Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты, надо достроить то, что есть, и посмотреть на экономическую и политическую ситуацию, как она будет развиваться.

— Именно политическая?

— Политическая и экономическая.

— Раз вы сейчас сосредоточены на западных проектах, можете назвать сумму инвестиций в зарубежную недвижимость?

— Это сотни миллионов долларов. Это мои личные средства, мои зарубежные проекты не имеют отношения к компании Capital Group. Capital Group работает только на российском рынке недвижимости. Моими зарубежными проектами занимается западная компания «OКО Group».

— Легко ли вам за рубежом начинать такие масштабные проекты, как, например, реконструкция Crown Building в Нью-Йорке? В чем принципиальное отличие от российских реалий?

— В Нью-Йорке или Майами сложно попасть в круг тех девелоперов, кто может получить крупный, знаковый проект и войти в него на привлекательных для себя условиях. У таких игроков есть доступ к дешевым кредитам и партнеры, которые обычно выступают финансовыми инвесторами в их проектах.

Вопрос получения финансирования за границей не стоит, если проект хороший. Такие сделки банки финансируют очень быстро и с минимальной кредитной ставкой. На покупку Crown Building я получил кредитование под низкие проценты – 3,25% годовых.

Другое дело – суметь получить это здание, выиграть тендер или, если тендера нет, договоритьcя о покупке с владельцами. Но, несмотря ни на что, я смог купить несколько проектов в Майами и одно из лучших зданий в Нью-Йорке – Crown Building.

— В 2014-м году стало известно о конфликте с вашим партнером по гостиничной сети Aman resorts Омаром Аманатом (сеть Aman resorts, которая включает в себя 30 отелей класса люкс. Доронин вместе с девелопером Омаром Аманатом купил ее в 2014 году за $348 млн, после чего между ними начались судебные споры — Forbes.). Как вы стали партнерами и какова сейчас ситуация с конфликтом?

— Мне всегда нравилось отдыхать в Aman Resort. Думаю, в сегменте гостиниц luxury – это лучшая сеть. И когда мне предложили купить Aman, я согласился. Мне нравился бренд, я видел потенциал этой структуры, понимал, что можно изменить и улучшить.

Я планировал развивать Aman и вывести бренд на новый уровень, расширить сеть, добавив еще и городские отели в Москве, Петербурге, Нью-Йорке, Майами, Лондоне и Париже.

В марте 2015 года я открыл в Токио новый формат городского отеля Aman Tokyo, и он уже стал лучшим SPA-отелем и победителем премии «Лучшие городские отели 2015».

К сожалению, сделка была закрыта очень быстро, и у меня не было времени хорошо проверить компанию и партнера.

На финансирование этой сделки моя компания выдала кредит, кредит и проценты по нему не были погашены, и с августа моя компания контролирует Aman Resorts.

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты». Фото

Владислав Доронин: «Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты»

  • Forbes Клуб
  • Школа миллиардера
  • Конференции

Тэги

  • #партнерский материал
  • #ПМЭФ-2018
  • #ВЭФ-2018

материалы

  • Новое
  • Популярное
  • Мнения
  • и
  • Insight

Рассылка Forbes

Каждую неделю только самое важное и интересное.

ЖУРНАЛ FORBESОформите подписку на журналы Forbes.[email protected]

  • УСЛОВИЯ ПЕРЕПЕЧАТКИ
  • РЕКЛАМА НА САЙТЕ
  • РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ
  • КОНТАКТЫ

© 2018 Forbes Media LLC. All Rights reserved. current /milliardery/311719-vladislav-doronin-ne-dumayu-chto-v-rossii-seichas-pravilno-nachinat-novye-proekty 0shares ontakte telegram ok whatsapp gplus flipboard 0 shares ontakte telegram ok whatsapp gplus flipboard

  • Миллиардеры
  • девелопмент
  • 02.02.2016 07:00

Ирина Грузинова Forbes Contributor, Мария Абакумова Forbes Contributor Владислав Доронин Фото Юрия Чичкова для ForbesОснователь Capital Group в интервью Forbes — об истории создания девелоперской компании, отношениях с партнерами и жизни за рубежом

Основатель и совладелец девелоперской компании Capital Group Владислав Доронин ведет активную светскую жизнь. Герой вечеринок и показов мод, однако, практически не дает интервью на бизнес-темы.

На Западе он известен не только как экс-бойфренд топ-модели Наоми Кэмпбелл, но и как совладелец сети люксовых отелей Aman Resort и небоскреба Crown Building в Нью-Йорке, а в России – благодаря крупным проектам Capital Group «Город столиц» и «Око» в Москва-Сити, «Легенде Цветного» и другим.

В интервью Forbes Доронин впервые подробно рассказал о том, как создавалась Capital Group и какую роль сыграл в ее становлении основатель Glencore Марк Рич, о распределении ролей между тремя совладельцами компании и о своих зарубежных проектах.

Историю старейшей российской девелоперской компании, созданной на американские деньги, а также ее основателей Владислава Доронина, Павла Те и Эдуарда Бермана читайте в февральском номере журнала Forbes.

— Вы много времени проводите за границей, у вас дом в Майами. Зарубежные рынки сейчас более интересны для инвестиций, чем российские?

— Не думаю, что в России сейчас правильно начинать новые проекты, надо достроить то, что есть, и посмотреть на экономическую и политическую ситуацию, как она будет развиваться.

— Именно политическая?

— Политическая и экономическая.

— Раз вы сейчас сосредоточены на западных проектах, можете назвать сумму инвестиций в зарубежную недвижимость?

— Это сотни миллионов долларов. Это мои личные средства, мои зарубежные проекты не имеют отношения к компании Capital Group. Capital Group работает только на российском рынке недвижимости. Моими зарубежными проектами занимается западная компания «OКО Group».

— Легко ли вам за рубежом начинать такие масштабные проекты, как, например, реконструкция Crown Building в Нью-Йорке? В чем принципиальное отличие от российских реалий?

— В Нью-Йорке или Майами сложно попасть в круг тех девелоперов, кто может получить крупный, знаковый проект и войти в него на привлекательных для себя условиях. У таких игроков есть доступ к дешевым кредитам и партнеры, которые обычно выступают финансовыми инвесторами в их проектах.

Вопрос получения финансирования за границей не стоит, если проект хороший. Такие сделки банки финансируют очень быстро и с минимальной кредитной ставкой. На покупку Crown Building я получил кредитование под низкие проценты – 3,25% годовых.

Другое дело – суметь получить это здание, выиграть тендер или, если тендера нет, договоритьcя о покупке с владельцами. Но, несмотря ни на что, я смог купить несколько проектов в Майами и одно из лучших зданий в Нью-Йорке – Crown Building.

— В 2014 году стало известно о конфликте с вашим партнером по гостиничной сети Aman Resorts Омаром Аманатом (сеть Aman Resorts, которая включает в себя 30 отелей класса люкс. Доронин вместе с девелопером Омаром Аманатом купил ее в 2014 году за $348 млн, после чего между ними начались судебные споры. — Forbes.). Как вы стали партнерами и какова сейчас ситуация с конфликтом?

— Мне всегда нравилось отдыхать в Aman Resort. Думаю, в сегменте гостиниц luxury это лучшая сеть. И когда мне предложили купить Aman, я согласился. Мне нравился бренд, я видел потенциал этой структуры, понимал, что можно изменить и улучшить.

Я планировал развивать Aman и вывести бренд на новый уровень, расширить сеть, добавив еще и городские отели в Москве, Петербурге, Нью-Йорке, Майами, Лондоне и Париже.

В марте 2015 года я открыл в Токио новый формат городского отеля Aman Tokyo, и он уже стал лучшим SPA-отелем и победителем премии «Лучшие городские отели 2015».

К сожалению, сделка была закрыта очень быстро, и у меня не было времени хорошо проверить компанию и партнера.

На финансирование этой сделки моя компания выдала кредит, кредит и проценты по нему не были погашены, и с августа моя компания контролирует Aman Resorts.

«Марк Рич дал нам финансовое плечо»

— На рынке много лет ходили слухи, что в самом начале существования Capital Group компании помогал крупный иностранный инвестор. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

— Я начинал карьеру в компании Марка Рича (основателя трейдинговой компании Glencore. – Forbes), он стал для меня другом, советником и партнером, очень многим помог в жизни. В 1985 году я уехал за границу, в Швейцарию.

Выехать за рубеж мне удалось благодаря браку с иностранкой. В Цюрихе я получил образование, MBA, там же через общих знакомых устроился в компанию Марка Рича.

Он был гениальный человек, «железный», совершенно не эмоциональный, не сентиментальный, но у нас сложились дружеские отношения.

— Почему из большого числа людей, которые работали на Марка Рича, он выделил и приблизил именно вас?

— Понимаете, тут был личный аспект… Мы дружили семьями, вместе катались на лыжах в Швейцарии. Когда я работал в его компании, я приносил хороший доход. Он помогал мне советами, контактами, помог мне стать тем, кто я есть сейчас, научил меня бизнесу.

— А как создавалась Capital Group? Как произошло знакомство с Эдуардом Берманом и Павлом Те?

— Capital Group я создал в 1991 году в Москве, она занималась торговлей цветными металлами и нефтью вместе с компанией Mark Rich +Co. С Эдуардом Берманом и Павлом Те я был уже знаком, пересекался по бизнесу.

В 1992 году я купил здание на Озерковской набережной, а после реконструкции его арендовало под офис московское отделение корпорации IBM.

Это был наш первый совместный проект с Эдуардом и Павлом в качестве партнеров. Проект был очень успешным. После этого я принял решение продолжать на рынке недвижимости.

Мне было очень важно иметь надежных партнеров. Моя семья жила за границей, я много путешествовал.

Словом, в России мне нужны были надежные партнеры, заинтересованные в развитии бизнеса не меньше, чем я.

Наши отношения с Павлом и Эдуардом сложились очень хорошо, мы решили стать партнерами. Я предложил им долю в Capital Group.

— Кто из партнеров внес наиболее весомый вклад в создание Capital Group?

— Если говорить о девелоперском бизнесе компании Capital Group, то в его развитие инвестировали все партнеры: я, Павел и Эдуард. Когда я работал с Марком Ричем, я заработал определенные деньги, которые вложил в Capital Group. На начальном этапе нам помог с финансированием Марк Рич, дал финансовое плечо. Тогда (в 1990-е годы.

Forbes) было хорошее время для агрессивного развития, была возможность скупать здания и площадки. Финансирование было тяжело организовать, и финансовая поддержка Рича нам помогла. У нас были личные хорошие отношения, и мне он доверял.

Возврат своих инвестиций он получал в результате рефинансирования и продажи наших проектов.

У компании была стратегия держать коммерческие здания – офисные и торговые, сдавать их в аренду и получать стабильный доход. А продавать только жилые проекты.

— Как долго продолжалось ваше партнерство с Марком Ричем?

— Примерно до 2004 года, но общались мы до самой его смерти. В начале 2000-х Capital Group начала плотнее заниматься жилой недвижимостью, мы хотели диверсифицировать свой портфель. Марку была больше интересна коммерческая недвижимость.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.