+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Starta Capital запускает посевной фонд размером до $5 млн

Содержание

Мы «ботаники», но в Кремниевой долине любят таких — как белорусские айтишники прокачиваются в крутом акселераторе 500 Startups

Starta Capital запускает посевной фонд размером до $5 млн
Команда FriendlyData. Фото из личного архива Михаила Румянцева

Впервые в один из лучших акселераторов мира — калифорнийский 500 Startups — попал белорусский проект.

Стартап FriendlyData стал участником 20 набора и получил $ 150 тысяч инвестиций. И это при том, что от идеи проекта до попадания в 500 Startups прошло всего полгода.

Мы узнали у основателя FriendlyData Михаила Румянцева, что сейчас делают ребята и на какие рынки они нацелены.

Почти год назад, в марте 2016, Михаил решил побывать на Startup Weekend в Норвегии. И когда бронировал билеты на самолет, то обнаружил, что интерфейс системы покупки билетов очень неудобный. В то время парень увлекся обработкой естественного языка программирования и технологией машинного обучения, поэтому идея проекта — сделать интерфейс простым и понятным для всех — оформилась сама собой.

Детально изучив вопрос, поговорив с предпринимателями и побывав на конференции Collision в Новом Орлеане, где Михаил протестировал прототип своей идеи, он начал работать над продвижением проекта (изучать рынок, искать потенциальных заказчиков) и собирать команду. Сейчас стартап FriendlyData разрабатывает технологию работы с базами данных через естественно-языковые интерфейсы и проходит обучение в 500 Startups. Но перед этим команда получила неплохой опыт в другом акселераторе.

Команда FriendlyData (слева направо) Алексей Зенович, Михаил Румянцев, Александр Зайцев. Фото из личного архива Михаила Румянцева

Starta Accelerator стал идеальным стартом

Знакомство с бизнес-ангелом и главой венчурного фонда Starta Capital Алексеем Гириным мотивировало команду подать в июне 2016 заявку на обучение в Starta Accelerator — акселератор российского фонда Starta Capital с офисом в Нью-Йорке. И уже в августе ребята были в США.

Михаил Румянцев
Основатель FriendlyData

— Конечно, мы переехали в США, чтобы валидировать продукт на местном рынке (тестировать его функциональность при передаче заказчику) и найти здесь посевные инвестиции.

С валидацией проблем не было — естественно-языковые интерфейсы вызывают огромный интерес у клиентов, рынок NLP (Natural Language Processing — обработка естественного языка) растет, при этом на нем нет простых и масштабируемых решений.

С инвестициями было сложнее:

  • Несмотря на то, что известные венчурные фонды проявляли большой интерес к нашей компании, все они инвестируют на более поздних стадиях и более крупные суммы, чем требовалось нам для достижения текущих целей
  • С местными ангелами была другая проблема — для них отсутствие репутации и связей в локальной стартап-экосистеме почти всегда является красным флагом

В августе FriendlyData вошел в десятку проектов, отобранных на обучение в течение 3 месяцев по программе Starta Accelerator:

  • Сточки зрения стартап-экосистемы и возможностей по поиску клиентов Нью-Йорк был для нас идеальным
  • Starta Capital помогает восточно-европейским стартапам инвестициями в размере $ 130 тыс. (часть уходила на оплату самой программы)
  • Акселератор предоставил в пользование резидентам офис в Нью-Йорке

В Беларуси мы бы долго пилили продукт, чтобы сделать его идеальным перед продажами. А здесь поняли, что продажи нужно начинать до того, как продукт готов. Потому что важно быть рядом с клиентами и постоянно с ними общаться.

В Starta Accelerator работа с командами не поставлена на поток, там находят индивидуальный подход к каждому. Сильные менторы помогли создать подходящую нам систему продаж, понять, как позиционировать наш продукт.

Мы узнавали, как строить бизнес-коммуникации и с чем можно столкнуться.

Сам проект практически не менялся, мы просто получили прекрасную возможность проверить его и предположения, которые касались стоимости и целевой аудитории на открытом рынке.

Участники Starta Accelerator. Фото из личного архива Михаила Румянцева

500 Startups решил проблему «яйца и курицы»

Выстраивание отношений занимает время, за 3 месяца невозможно стать «своим». Поэтому после окончания программы Starta Accelerator у нас был выбор: поднимать полноценный посевной раунд у инвесторов из Восточной Европы или попытаться пройти в один из топовых акселераторов и перенести фандрайзинг (привлечение средств) на несколько месяцев.

У нас были предложения от других акселераторов, но так как мы уже прошли Starta Accelerator и адаптировались к местной бизнес-экосистеме, то серьезно рассматривали только 2 акселератора, которые считаем лучшими в мире: Y Combinator и 500 Startups.

В Нью-Йорке мы познакомились с ребятами из проекта Statsbot, которые поделились опытом прохождения посевной программы 500 Startups и как раз закрывали seed-раунд (стадия, когда изучается рынок и получаются инвестиции). У Statsbot до попадания в 500 Startups была похожая проблема — для местных венчурных фондов они были too early.

500 Startups предлагал: 3 месяца обучения и инвестиции в размере $ 150 тыс. ($ 37,5 тыс. стоит сама программа), а взамен получал 6% акций компании. Этот акселератор, по данным исследования Global Accelerator Report, считается одним из лучших в мире. Он создан в 2010 году, и за 6 лет его фонд с активами в $ 200 млн инвестировал в почти 1500 проектов.

чаТоп-6 акселераторов в мире по объемам посевных инвестиций в мире. Скриншот страницы отчета global-accelerator-report-2015 с сайта gust.com

Весь процесс у нас происходил примерно так:

1. В октябре 2016 мы подали заявку на участие в акселераторе, заполнив стандартную анкету и отправив презентацию о продукте и стартапе.

2. Через месяц с нами связался один из венчурных партнеров 500 Startups.

3. Спустя несколько дней после общения с ним вышел пресс-релиз о том, что 19-й набор завершен.

4. Не найдя FriendlyData в списке отобранных стартапов, мы благополучно забыли о программе и сфокусировались на других путях поиска инвестиций.

31 декабря мы осознали, что подавали заявку не в 19-й, а в 20-й набор — когда нам написала представитель 500 Startups Луиза и пригласила на интервью по телефону. Отличный новогодний подарок!

5. Следующий шаг после интервью с Луизой — несколько встреч с командой 500 Startups и с управляющими партнерами фонда Марвином Ляо и Арджуном Аророй.

6. Финальным этапом стало интервью с Крисом Нейманом — и на следующий день 500 Startups сделали нам предложение, от которого мы не смогли отказаться.

7. Спустя полторы недели мы уже были в Сан-Франциско. Так FriendlyData попал в 500 Startups.

В целом, 500 Startups очень серьезно относится к отбору — помимо многочисленных интервью, нам предстояло пройти формальный процесс due diligence (юридическая экспертиза).

На каждом из этапов отбора происходил отсев: всего было подано почти 2,5 тыс. заявок, а до встречи с командой и партнерами дошло 200 стартапов, из которых в итоге 44 получили предложения принять участие в программе. Две трети отобранных проектов — это стартапы из США, треть — из других стран.

Команда FriendlyData. Фото из личного архива Михаила Румянцева

Могу заметить также, что в интервью принимали участие люди с релевантной нам экспертизой. К примеру, Луиза Фрайджофссон — серийный предприниматель, основатель нескольких успешных B2B SaaS-компаний (software as a service — программное обеспечение как услуга), Крис Нойманн — один из пионеров Big Data революции, основатель компании DataHero (была поглощена компанией Cloudability год назад).

Сейчас они и Бернард Хонг — персональные менторы нашей команды. Крис помогает с продуктовой частью, Луиза консультирует по B2B-продажам, Бернард — эксперт по маркетингу и росту.

После трех недель работы с 500 Startups осознаем, что это действительно правильное решение:

  • Во-первых, поддержка лучших менторов мирового уровня поможет нам ускорить развитие, используя те ресурсы, которые у нас есть
  • Во-вторых, решается проблема «яйца и курицы» — многие инвесторы вкладывают деньги в компании с основателями-иностранцами только после других американских инвесторов, а 500 Startups — это своего рода знак качества

При этом понимаем, что все зависит только от нас и нашей усердной работы. Управляющий партнер фонда акселератора Марвин Ляо говорит, что 500 Startups — это не ресторан, а шведский стол, и смысл в том, что при большом изобилии блюд тебя никто не будет обслуживать.

Кроме нас, в 20-м наборе больше нет белорусов. По словам Марвина Ляо, FriendlyData — первая в истории 500 Startups компания с основателями из Беларуси.

Какие возможности мы получили

Помимо потрясающих менторов, о которых я уже рассказал (Point of Contacts, как их здесь называют), у нас есть прямой доступ ко всему нетворкингу (возможность общения с разными полезными людьми и налаживания с ними контактов) 500 Startups, а это более 200 менторов — специалистов с мировым именем, и более 1000 основателей стартапов — выпускников программы.

Связи, отношения, разнообразие — это главные ценности 500 Startups, в т.ч. поэтому мы выбрали именно эту программу. Для нас, иностранцев, важно стать частью местной экосистемы.

Сейчас наши главные цели — достичь соответствия продукта рынку (product-market fit) и привлечь seed-раунд после окончания программы для роста и масштабирования бизнеса. Именно вокруг роста и привлечения инвестиций строится вся программа 500 Startups. Здесь говорят, что ты либо растешь, либо умираешь.

Наша команда

Команда FriendlyData — это Алексей Зенович с опытом в обработке естественного языка, Алекс Зайцев, эксперт в области баз данных и компьютерной безопасности, и я, также с опытом работы в обработке естественного языка и в области баз данных

Вся команда имеет технический бэкграунд, и Ляо Марвин по этому поводу постоянно шутит, что мы «ботаники». Но при этом добавляет, что инвесторы в Кремниевой долине любят таких.

До FriendlyData мы работали в аутсорсинговых компаниях, где и познакомились. Со временем общие интересы переросли в дружбу, поэтому мы часто ходили вместе на различные ИТ-конференции и хакатоны — даже когда работали в разных компаниях.

Аутсорсинг — хорошая возможность вырасти как специалисту и понять общую картину ИТ-рынка, работая над самыми различными проектами. Но мы всегда хотели делать свой продукт и строить собственную компанию. Когда участвовали в международном хакатоне Rails Rumble и выиграли, тогда я осознал, что с такой командой можно добиться больших успехов — только нужна идея.
Фото из личного архива Михаила Румянцева

Слаженная командная работа и стала залогом нашего быстрого прогресса. Каждый из нас четко осознает свою роль и ответственность:

  • Алекс — эксперт по базам данных, с большим опытом построения SaaS-решений. Он занимается архитектурой и слоем запросов к базам данных
  • Алексей специализируется на API, интеграциях, NLP и машинном обучении
  • Помимо технического, у меня есть небольшой бизнес-бэкграунд: я помогал проекту, который за год вырос от 2 до 7 человек и работал с клиентами из Западной Европы и США. Сейчас сфокусирован на продажах, маркетинге и развитии бизнеса

Пришлось очень быстро всему учиться, но в этом и прелесть построения компании с нуля на новом рынке — за последние 9 месяцев мы узнали больше, чем за всю предыдущую карьеру.

Мы строим культуру в FriendlyData, при которой каждый готов учиться, брать ответственность и не боится ошибаться.

Для нас важно, чтобы все занимались тем, чем им интересно заниматься, и чтобы каждый имел возможность раскрыть лучшие качества.

При этом у нас сложилось абсолютное доверие друг к другу и большая степень свободы творчества. Мы будем расширять команду людьми, которые разделяют наши ценности и готовы расти вместе с компанией.

Мы будем очень щепетильно отбирать только тех кандидатов, которые готовы к большой ответственности. И относиться к ним, как к сооснователям компании.

У нас в компании нет слов «не могу» и «не знаю», мы каждый день выходим из зоны комфорта, пробуем что-то новое. Ошибаемся, учимся.

В Беларуси очень много инженеров мирового уровня и талантливых предпринимателей, хотелось бы чтобы они не боялись пробовать себя в бизнесе.

Даже если ничего не получится — опыт и накопленные связи помогут построить успешный бизнес со второго или третьего раза, главное — не сдаваться.

Наши планы

Конкуренция на рынке сегодня большая, выделиться нередко можно только с помощью инновационных технологий. Естественно-языковые интерфейсы — одна из таких технологий.

Языковые интерфейсы — настоящий тренд. К тому же, они интуитивно понятны, а значит — можно сэкономить деньги на обучении персонала или повысить конверсию пользователей.

В FriendlyData мы помогаем бизнесу улучшить продуктивность работы сотрудников, предоставляя им возможность общаться с базами данных на понятном всем языке — через естественно-языковые интерфейсы (обычные интерфейсы, с которыми каждый день все работают — в приложениях, в браузере и т.д.).

Наша цель — сделать работу с данными такой же простой, как поиск информации в Google, сделать данные доступными для всех. Данные помогают найти ответы на ключевые вопросы в бизнесе, а эти ответы ведут к принятию решений.

Работая над бизнес-софтом с «тяжелыми» интерфейсами, мы осознали, что до сих пор нет удобного для НЕтехнических пользователей инструмента работы с данными. Понимание этой проблемы и привело нас к идее создать технологию, которая позволит бизнесу встраивать простой интерфейс для доступа к данным в свои продукты.

Скриншот с сайта www.friendlydata.io

Наши целевые рынки — это рынки таких разработок, как Business Intelligence. Большинство потенциальных клиентов — крупные компании (от 200 сотрудников) — поставщики CRM- и ERP-систем, финтех-компании. Но интерес к продукту проявляют и гиганты с мировым именем.

Также обращаются к нам создатели ПО для бизнес-анализа. Один из самых перспективных вариантов внедрения технологии — интеграция в поисковые системы.

В ближайших планах команды — выпуск SaaS-версии, которая позволит охватить более широкий рынок, и масштабирование продажи без пропорционального масштабирования команды.

Источник: https://probusiness.io/tech/3050-my-botaniki-no-v-kremnievoy-doline-lyubyat-takikh-kak-belorusskie-aytishniki-prokachivayutsya-v-krutom-akseleratore-500-startups.html

Посевной фонд вышел на посевную

Starta Capital запускает посевной фонд размером до $5 млн

В августе было объявлено о создании в России нового частного венчурного фонда Startup Lab. Молодые предприниматели Алексей Шабаршин (основатель и глава Евразийской венчурной академии), Федор Яковлев и партнер KPMG в России Елена Хоботова запустили предпосевной фонд.

Чуть позже к команде присоединились Николай Попович, занявший пост директора корпоративного направления, и Арсений Ульченков. Фонд готов в первый год проинвестировать в инновационные проекты на ранних стадиях $1,5 млн, заключив до 30 сделок.

В течение 3-4 лет фаундеры рассчитывают поднять около 1 млрд руб. инвестиций. В фонде запущена акселерационная программа для b2c- и b2b-стартапов не только из России, но также из стран СНГ и Восточной Европы.

Взгляды на масштабирование проектов у Startup Lab тоже глобальные – оперившиеся стартапы получают выход на венчурные рынки Китая и США.

Художник: Юрий Аратовский

Что посеешь?

Основная проблема венчурного фонда этой стадии в том, что чеки маленькие, объем фонда скромный, а операционные расходы большие. OPEX может доходить до 30-40% инвестиционного капитала.

«Тогда мы решили создать систему, позволяющую генерировать выручку, – открыли внутри фонда направление корпоративных инноваций, которое зарабатывает деньги “на косты”. Можно сказать, что ФРИИ делает так же, но ФРИИ – это 120 человек в штате и госденьги, а в нашей команде всего 10 человек.

При этом мы не собираемся зарабатывать на стартапах, идея – создать живую экосистему, внутри которой будет больше возможностей для коммерциализации, – рассуждает Алексей Шабаршин. – У нас несколько корпораций-партнеров: “ВкусВилл“, группа компаний “Агама“, “Татнефть”, “ТилТех Капитал”, “Химрар”, бренд-агентство “Звезда“.

Мы глубоко понимаем их “боли”, и стартап уже приходит к нам по сути под готовый спрос, который нужно просто немного провалидировать».

В фонде используют интернет-скаутинг, подбирая подходящие по профилю проекты в базах стартапов, например на Rusbase; присматривают интересные команды на стартап-ивентах и, конечно, обращают внимание на рекомендации экспертов из индустрии.

Профиль, по которому отбирают проекты, сейчас достаточно широк – 8 направлений, четыре из них в приоритете: ритейл, агротехнологии, решения для рынка образования и роботы. Основатели Startup Lab планируют через 2-3 года сузить специализацию, чтобы активно форсировать иностранные рынки, в первую очередь Восточную Европу.

«Если ты сфокусирован на одной сфере и ты в этом лучший – к тебе будет очередь из стартапов», – считает Федор Яковлев.

Он говорит, что перед запуском акселерационной программы смотрел более 10 проектов ежедневно, что опровергает тезисы о катастрофической нехватке стартапов на российском рынке.

«Многие показали хороший продукт, с этим у российских разработчиков проблем нет, но явно ощущается нехватка маркетинговых компетенций, у большинства к тому же проблемы с английским языком, без чего покорять глобальный рынок будет непросто», – отмечает Федор Яковлев.

Среди проектов попадались такие, где была только продуманная идея и два фаундера с горящими глазами, и достаточно зрелые, которым, в принципе, не нужна акселерация, но интересен выход на иностранные рынки.

«Мы могли бы помочь им нашими связями и знаниями, поэтому решили, что не будем себя ограничивать только стадией pre-seed, и выделили часть нашего инвестиционного капитала для проектов более поздних стадий. С ними мы работаем уже в рамках синдиката. Это тоже своего рода акселерация, только на другом уровне, пример “умных денег”», – говорят основатели Startup Lab.

В сделки в итоге конвертировались только 10 контактов. Фонд проинвестировал в том числе в проекты Green Stream Engineering Group (энергоэффективные решения для профессионального освещения), Get Faster (сервис доставки из супермаркетов), FriendWork (сервис для рекрутеров) и «Плати за километры».

Выйти сложнее, чем войти

Правильно войти для инвестора – не так-то просто. По словам Алексея Шабаршина, многие проекты на рынке совершают одни и те же ошибки, например раздувают оценку, а это значит, что следующий раунд проекту уже не поднять, просто потому что следующий инвестор также хочет зайти по максимально выгодным условиям.

Чтобы этого избежать, для оценки инвестиционных проектов лучше комбинировать работу аналитиков и автоматическую оценку, сделанную искусственным интеллектом. На этом этапе нужно представлять, что будет с проектом через год-три, думать, чем фонд может быть полезным проектам на следующих этапах и экзите.

C этим, по мнению основателей Startup Lab, в России большие проблемы.

«Специфика российского венчурного рынка состоит в том, что в стране практически нет одной из основных категорий инвесторов – стратегов или маркетмейкеров, которые способны выкупать в большом количестве компании уже после А-раунда, – подчеркивает Алексей Шабаршин.

– Если мы посмотрим американские, европейские или азиатские рынки, там есть конкретные игроки, которые ежедневно мониторят бизнес-пространство.

Даже на ранних стадиях они выставляют какие-то определенные KPI основателям проектов, и по их достижении стратеги либо выкупают стартап, либо делают экзит для других инвесторов. В США таких стратегов 200-300. В России к маркетмейкерам можно отнести буквально 2-3 корпорации – Mail.

ru, МТС, одним боком “Яндекс”. Сейчас в этой роли пробуют себя крупные банки, типа Сбербанка или ВТБ, и госкомпании, но даже их усилий и фондов будет явно недостаточно».

Иногда на форумах и инвест-тусовках можно услышать громкое заявление: «Венчур умер, да здравствует ICO», – но в Startup Lab уверены, что угрозы венчурному рынку со стороны альтернативных методов финансирования нет.

«Для некоторых проектов намного выгоднее стартовать с краудфандинга. Глобальный краудфандинг работает гораздо лучше, чем российский, но тем не менее мы с партнерами в Starta Capital 2 года назад в рамках “Битвы технологий” делали проект, где 10 российских технологических предпринимателей привлекали деньги на российском рынке на краудфандинг.

И там были успешные истории, 2-3 из них сейчас хорошо развиваются. С точки зрения ICO мы как фонд не хотим себя позиционировать никак: на российском рынке много странных проектов с непонятными целями и привлечением. Возможно, через 2-3 года мы дорастем до использования ICO-инструментов.

Но это точно не про сейчас и точно не про российский ICO-рынок», – говорит Алексей Шабаршин.

Анна Орешкина

Источник: https://www.if24.ru/posevnoj-fond-vyshel-na-posevnuyu/

Посевная для стартапов

Starta Capital запускает посевной фонд размером до $5 млн

Петербургский венчур отреагировал на кризис снижением количества крупных сделок и оживлением активности инвесторов на ранних стадиях. Основным бенефициаром этого стали стартапы в области электронной коммерции, ставшие лидерами по объему привлеченных средств

На первый взгляд кажется, что российский венчурный рынок оказался нечувствителен к кризису.

Как сообщается в совместном отчете PWC и Российской венчурной компании, суммарный объем сделок на венчурном рынке увеличился в долларовом выражении и достиг 2,19 млрд долларов (рост на 31% к 2014 году).

Северо-Запад, центром которого является Санкт-Петербург, также может занести прошедший год себе в актив. По итогам прошлого года регион даже обогнал Центральный федеральный округ по объему прямых и венчурных инвестиций, следует из данных Российской ассоциации венчурного инвестирования.

Правда, если не принимать в расчет крупные сделки свыше 100 млн долларов, то получится, что венчурный рынок страны сократился примерно вдвое, до 232,6 млн долларов. Но, несмотря на это, в некоторых его сегментах наблюдается оживление.

«В 2015 году российский рынок венчурных инвестиций стагнировал, и это было заметно не только в Москве, но и других городах. Сегодня инвесторы не хотят рисковать большими деньгами. Однако выросло количество сделок со стартапами посевной и предпосевной стадий, где стоимость доли в проекте существенно ниже», – говорит генеральный директор АО «Технопарк Санкт-Петербурга» Андрей Соколов.

Неприхотливый ИТ-сектор

Наиболее популярным сектором венчурного рынка Санкт-Петербурга у инвесторов предсказуемо остается ИТ. Наиболее охотно инвестиции идут в проекты в сфере электронной коммерции и маркетинга. Именно они лидировали по числу сделок в 2015 году.

Причем в секторе электронной коммерции достаточно активно проявляет себя не только российский, но и зарубежный капитал. К примеру, сервис по бронированию иностранных языковых курсов Linguatrip привлек 100 тыс.

долларов от американского акселератора 500 Startups.

На электронную коммерцию пришлись и наиболее денежные сделки прошлого года. К примеру, проект по бронированию отелей oktogo сумел привлечь на свое развитие 5 млн долларов.

Основную часть этой суммы вложил польский фонд MCI Management, еще 2 млн долларов внесли действующие акционеры компании Ventech и Mangrove Capital. Заметным событием для венчурного рынка Северной столицы стала покупка интернет-магазина обуви и аксессуаров Sapato.

ru онлайн-ритейлером Kupivip.ru. Компания приобрела его у другого крупного игрока в этом секторе – Ozon Group.

По мнению президента НП «Руссофт» Валентина Макарова, преобладание ИТ-проектов на венчурном рынке объяснимо: «В отличие от ИТ, другие сферы требуют больших вложений в оборудование и кадры. В ИТ-сфере можно прожить практически без инвестиций, нужны только люди, которые понимают, как функционирует рынок, и умеют что-то делать на нем».

Природная осторожность инвестора

К сфере биотехнологий инвесторы относятся более настороженно. Сделки здесь носят единичный характер. Впрочем, в отдельных случаях биотех-стартапам удается привлекать ощутимые суммы, примером чего может служить «умный» браслет для подсчета калорий и сахара в крови Helby. Фонд Starta Capital Accessor Fund совместно с другими владельцами компании вложили в проект 3,5 млн долларов.

А вот индустриальные технологии для инвесторов пока в диковинку. Важная роль в этой сфере принадлежит государственным структурам. Так, петербургский проект Cartpay Co. в прошлом году довольствовался средствами Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

«Биотех требует гораздо больших R&D вложений, нежели ИТ-сектор. Промышленный сектор также нуждается в существенных инвестициях в R&D для производства наукоемкой продукции с экспортными перспективами и больших капитальных затратах», – полагает директор по стратегическому маркетингу GS Group Андрей Безруков.

Основным источником финансирования для петербургских стартапов, судя по прошлогодним сделкам, выступают корпоративные структуры и профильные венчурные фонды, тогда как бизнес-ангельские инвестиции встречаются заметно реже.

В ближайшее время на венчурном рынке не стоит ждать принципиальных изменений по сравнению с прошлым годом, уверен Андрей Безруков. «Одним из драйверов рынка может стать корпоративное венчурное инвестирование крупными компаниями.

Сейчас эта тенденция неплохо развивается, а институты развития уже запустили ряд программ по обучению людей, занимающихся корпоративным венчурным инвестированием, что в ближайшее время должно дать свои плоды», – прогнозирует эксперт.

Санкт-Петербург

Источник: http://expert.ru/northwest/2016/38/posevnaya-dlya-startapov/

Людмила Голубкова: Мы работаем не с вероятностями, а с правдоподобием

Starta Capital запускает посевной фонд размером до $5 млн

Как венчурные фонды оценивают потенциал проектов, которые к ним приходят, рассказывает управляющий партнер Starta Capital Людмила Голубкова.

Что такое Starta Capital?

Starta Capital – это посевной венчурный фонд, созданный по американской модели. Мы нацелены на то, чтобы потом продать свою долю в компании следующему инвестору. Затем мы должны вернуть пайщикам фонда их средства с определенной долей доходности или выше. Здесь для нас кроется огромный риск, а для проектов кроются огромные возможности.

На что мы смотрим при отборе компаний?

У основателей компании, как правило, есть много иллюзий и так же много надежд. На начальном этапе инвестиционная привлекательность проекта крайне невелика.

Инвестор ранней стадии покупает долю в компании дешево, а продает ее дорого.

Венчурный инвестор заинтересован в росте оценки компании. Не в том, чтобы сделать замечательный продукт, не в том, чтобы завоевать новые рынки, не в том, чтобы развить бизнес. Наша задача – быстро повысить стоимость компании на рынке венчурного капитала

Средство достижения этой цели – репутация на инвестиционном рынке. Добиться хорошей репутации очень сложно. Это задача основателя компании, а не инвестора. Именно основатель является первым лицом компании, с ним хотят знакомиться инвесторы, его репутация является ключевым элементом оценки компании.

Мы настраиваем наших основателей на то, что на определенный период сотрудничества с нами в качестве объекта венчурного инвестирования основатель проекта обязан уделять большую часть времени построению бренда компании в инвестиционном сообществе. Основатели должны демонстрировать понимание того, как устроены инвестиционные процессы, разному типу инвесторов. Они должны знать, какие деньги привлекает проект, зачем они нужны.

В венчурном бизнесе продуктом является компания в целом. Потребителем этого продукта является инвестор следующей стадии. Если мы инвестируем на ранней стадии (seed), то на раунде «A» мы вместе с основателем ищем следующего инвестора

Оценка венчурных проектов

Венчурный проект – это спорт высоких достижений. Никакие количественные методы оценки сами по себе не могут описать заранее те высокие достижения, которых проект может достичь.

Если компания целиком является объектом рынка венчурного капитала, то важно все, вплоть до того, какие ботинки носит основатель-мужчина, и какую одежду – основатель-женщина.

Это часто не обсуждается, так как присутствует культурное табу.

В очень скромном молодом человеке, который сидит передо мной, я как инвестор должна рассмотреть будущего «олимпийского чемпиона».

Мы пользуемся качественными оценками, дополняя их некоторыми количественными.

Мы оцениваем проект как целое. Для нас не существует отдельной идеи, отдельных основателей, отдельной технологии. Проект – это неразделимая сущность. Мы довольно долго наблюдаем за проектом. Мы отслеживаем действия команды, наблюдаем, встречаемся и разговариваем с основателями много раз. Мы смотрим, как они разговаривают с другими инвесторами.

Мы не боимся, что проект от нас уйдет. Мы считаем, что на рынке есть очень много инвестоспособных проектов. Мы изучаем материалы проекта, снова встречаемся через какое-то время. Мы смотрим, как развиваются процессы внутри компании. Мы выясняем мнения других инвесторов

Ситуационный анализ

Если проект нам нравится, если он дошел до нужной стадии, мы проводим ситуационный анализ. Он похож на допрос с пристрастием и может длиться шесть-семь часов подряд без перерыва. Мы выясняем следующие пункты.

·         Оценка проекта в целом: состояние, история, ожидания.

·         Технологическая оценка, тренды, состояние интеллектуальной собственности.

·         Маркетинговая оценка.

·         Оценка команды.

·         Оценка инвестиционной привлекательности.

Мы не требуем, чтобы нам показали продукт. Более того, мы против того, чтобы на этой стадии был готовый продукт

Часто технология еще только развивается, и будущая продуктовая линейка зависит от факторов, которые ни нам, ни основателям еще неизвестны.

Нас интересует команда. Как правило, к моменту нашего разговора в команде уже есть три-пять человек. Мы смотрим на целостность команды, она должны быть сбалансированной.

Оценка инвестиционной привлекательности идет в самом конце. Она следует из того, что обсуждалось до этого.

Здесь нет никаких цифр, за исключением возраста участников. Наши коллеги, работающие на стадии preseed и seed, принимают решение примерно на тех же основаниях.

Количественная оценка

У каждого проекта есть свой жизненный цикл. Необходимо произвести расчеты, чтобы удовлетворить наши интересы как инвесторов – вернуть пайщикам вложенные средства. Стоимость наших долей должна возрасти в пять-семь раз, в идеале – даже больше.

Эта оценка делается не нами, не основателями компании и даже не нашими коллегами. Она дается рынком. Стоимость российских проектов начинается примерно от миллиона долларов на стадии, когда в проекте почти ничего нет. Через три-четыре года они могут иметь оценку в пять-семь миллионов.

Сейчас пара наших самых ранних проектов (2011 года) подошла к раунду «А». Мы начинали с $1,5 млн, теперь оценка – $7-10 млн. Порядок этих чисел вряд ли будет сильно меняться в ближайшее время.

Подтверждение количественной оценки во многом носит нефинансовый характер. Там есть экономический  смысл, но финансовой составляющей нет. Ей неоткуда взяться. Мы работаем не с вероятностями, а с правдоподобием

Текущая оценка, например, миллион долларов, складывается из нескольких составляющих. Эта сумма должна подтверждаться:

·         примерами слияний и поглощений в отрасли;

·         выходами компаний с подобными разработками на рынки капитала.

Своих конкурентов основатели проекта должны очень хорошо знать. Более того, нужно познакомиться лично и стараться поддерживать хорошие отношения.

Основатель проекта приходит к нам за инвестициями с какой-то суммой денег в голове. Эта цифра потом корректируется.

Здесь приведена формула, которая позволяет рассчитать, сколько проекту нужно денег под какую оценку. Если это совпадает с нашей оценкой, это демонстрирует грамотность основателя. 

Источник: https://4science.ru/articles/Ludmila-Golubkova-Starta-Capital-Venchurnii-rinok--eto-sport-visokih-dostizhenii

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.