+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Рынок корпоративного кредитования стоит как вкопанный

Содержание

Своего не упустили

Рынок корпоративного кредитования стоит как вкопанный

Падение стоимости кредитов корпоративным заемщикам в первом полугодии, сложности с доступом к фондированию и удорожание пассивов во втором не помешали банкам серьезно нарастить прибыль

В прошлом году банковский сектор Северо-Западного федерального округа (СЗФО) развивался в русле общероссийских трендов. Больше всего банкиров порадовали результаты по прибыли: рост этого показателя в СЗФО составил почти 50% по сравнению с 2010 годом.

Таков результат разгона кредитного рынка в первом полугодии и сокращения объемов резервирования в течение всего 2011 года.

Эти факторы компенсировали нерадужную картину четвертого квартала, когда кредитные организации были вынуждены привлекать пассивы дороже, а некоторые – снизить темпы роста портфелей.

Противоречивый год

В течение всего 2011 года ситуацию на банковском рынке как России, так и СЗФО в большей степени определяли макроэкономические тенденции.

Однако свою роль сыграли и внутристрановые тренды, которые были характерны для первого полугодия, когда возобновился какой-никакой рост экономики и банки смогли увеличить кредитную активность.

Именно на этот период пришлись наиболее высокие темпы увеличения ссудных портфелей.

Во втором полугодии банки насторожились, поглядывая на ситуацию в Европе, хотя и продолжали кредитовать до тех пор, пока в третьем квартале не начались перебои с ликвидностью и рост ставок по депозитам.

Закономерным последствием стало удорожание кредитных ресурсов, что повлияло на активность заемщиков, которую и без того нельзя было назвать высокой. И особенно это проявилось в корпоративном секторе.

Он традиционно рос медленнее розницы, хотя темпы увеличения корпоративных портфелей банков СЗФО сопоставимы с общероссийскими.

По словам руководителя дирекции бизнес-развития и координации Северо-Западного регионального центра Банка ВТБ Елены Зулиной, рынок корпоративного кредитования в 2011 году в округе вырос на 25%, что соответствует увеличению корпоративного портфеля всей банковской системы страны (25,6%) и превышает результат 2010 года (тогда рост рынка корпоративного кредитования в СЗФО составил 9,8%).

Портфели участников ренкинга «Эксперта С-З» в этом сегменте увеличились примерно на 21,2%, тогда как прирост выдачи банками СЗФО потребительских кредитов составил 53%, результат же участников ренкинга «Эксперта С-З» – 47,8%. Шок банковской системы от невозвратов кредитов в 2011 году прошел, и кредитные организации, скорректировав акценты в риск-менеджменте, немного смягчили требования к заемщикам.

«Особенно смело кредитуют специализирующиеся на физических лицах банки, закладывая возможные потери в ставку, – рассказывает председатель правления МБСП Андрей Костин.

– Банки, подобные нашему, в основном работающие в корпоративном сегменте, выделяют для себя менее рискованные с точки зрения кредитования отрасли.

Например, не секрет, что крупные компании, которые имеют в портфеле заказов контракты с госструктурами, будучи лакомым кусочком для банков, получают более выгодные условия не только по стоимости кредитов, но и по требованиям к их обеспечению».

В рознице банки действительно активнее упрощали кредитные процедуры и снижали требования к заемщикам. Однако это не означает, что они вновь, как и до кризиса 2008 года, начали кредитовать каждого желающего, невзирая ни на какие риски.

«Были лишь сняты искусственные барьеры, которые некоторые кредитные организации возвели во время кризиса для того, чтобы номинально оставаться участниками рынка тех или иных банковских услуг», – убежден вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Санкт-Петербурге Михаил Иоффе.

В целом по рынку прирост розничных портфелей составил 25-30%. «Наш совокупный кредитный портфель впервые преодолел отметку 50 млрд рублей, увеличившись за прошлый год на 15 млрд, или более чем на 40%. Из сегментов рынка розничного кредитования быстрее всего росли потребительские кредиты, ипотека и кредитные карты», – констатирует Иоффе.

Кроме того, в первом полугодии банки еще сохраняли низкие ставки, что тоже стало катализатором спроса на кредитование. Помимо восстановления сил в сегментах реального сектора, расширялись программы по кредитованию субъектов малого и среднего бизнеса. Объем этих кредитов также влияет на общий прирост, полагает Андрей Костин.

Несмотря на уверения финансистов, что консерватизм в риск-менеджменте, взятый на вооружение после кризиса, в прошлом году никуда не исчез, все же можно говорить о возросшем аппетите к риску.

«В 2011 году темпы увеличения кредитных портфелей банков удвоились по сравнению с 2010-м, в то время как рост объемов просроченной задолженности ускорился в четыре с половиной раза.

Это косвенно свидетельствует о том, что банки действительно в какой-то степени ослабили требования к заемщикам, стимулируя рост кредитования», – размышляет заместитель управляющего филиалом Абсолют Банка в Санкт-Петербурге Андрей Рублев.

Нежданный заработок

Главным достижением отечественного банковского сектора в прошлом году можно, без сомнения, назвать высокие темпы роста прибыли. По данным ЦБ, этот показатель достиг рекордных 848 млрд рублей, тогда как в 2010 году он был равен 550 млрд.

Прибыль банков СЗФО до налогообложения составила 45,1 млрд, что на 50% больше, чем в годом ранее.

Так что ни падение стоимости кредитов корпоративным заемщикам в первом полугодии, ни сложности с доступом к фондированию и удорожание пассивов во втором не помешали банкам заработать.

Этот рост был спровоцирован рядом причин. Прежде всего – снижением отчислений в резервы на фоне увеличения кредитного портфеля. Качество выдаваемых кредитов улучшалось, что позволило банкирам расформировать резервы на возможные потери в пользу балансовой прибыли.

«Хорошо заработали банки, которые успешно наращивали объемы розничного кредитования – займы на потребительские нужды, автокредитование, ипотеку – в сегментах, где ставки высоки даже у госбанков», – считает Андрей Костин.

Многие кредитные организации утверждают, что на прибыли положительно отразилось и увеличение комиссионных доходов.

По оценкам Андрея Рублева, в целом по России к росту прибыли банковского сектора привело повышение чистых процентных доходов (на 15% по сравнению с 2010 годом), что подняло совокупную прибыль на 33%, комиссионных доходов и доходов от операций с валютой, которые обеспечили общий прирост прибыли на 15%, и сокращение резервов, увеличившее финансовый результат на 39%. «Отрицательно повлияли на прибыль рост операционных расходов, уменьшивший ее на 25%, и операции с ценными бумагами, отнявшие еще 13%», – дополняет он.

Результаты ренкинга «Эксперта С-З» демонстрируют, что высокую динамику прибыли показали небольшие местные организации, например СИАБ и «Советский», а также крупные региональные игроки – банк «Санкт-Петербург» и Балтинвестбанк.

Однако на результатах первых двух сказался эффект низкой базы, как и на высоких темпах филиала федерального банка «Зенит». Лидером же в СЗФО по приросту прибыли среди банков общероссийского масштаба ожидаемо стал Сбербанк.

Впрочем, рекордные показатели маркетмейкера по прибыли в целом по России уже не раз отмечались аналитиками.

Бойтесь больших

Закономерной тенденцией прошлого года, которая зародилась еще в 2010-м, стало усиление позиций государственных банков. Она продолжает смущать коммерческих игроков, хотя большинство оставили мысль состязаться с госорганизациями за крупных заемщиков в корпоративном сегменте и согласились на роль второго банка для клиента.

«В связи с активным выходом государственных банков потеряли свои позиции многие региональные банки, чьи крупные клиенты стали финансироваться посредством госорганизаций, во многих случаях перейдя туда и на расчетно-кассовое обслуживание, – комментирует Андрей Костин.

– Среди основных посткризисных последствий можно назвать дальнейшую активизацию госбанков в рыночном секторе, в частности внедрение программ поддержки малого и среднего бизнеса. Сегодня в портфелях некоторых из них имеются как клиенты государственного сектора, так и крупные корпоративные клиенты, физлица, малый бизнес».

Фактически госорганизации оперируют во всех сегментах рынка, что усложняет конкурентную ситуацию и заставляет частные банки активно бороться за свою позицию.

Коммерческие игроки продолжают противопоставлять госконкурентам более гибкий подход, оперативность в рассмотрении заявок и структурировании сделок, большее внимание к предприятиям среднего масштаба. «Однако наиболее надежные, качественные клиенты переходят в государственные банки.

Таким образом, в коммерческих банках снижается качество заемщиков и кредитных портфелей, а это приводит к увеличению рисков и, соответственно, ухудшает финансовое состояние банков, – говорит управляющий филиалом „Петербургский“ банка „ГЛОБЭКС“ Юрий Красковский.

– Если тенденция будет продолжаться, это приведет к очень серьезному расслоению на 50 „приличных“ и 950 „неприличных“ банков. Это верный путь к разрушению банковской системы России».

Другие изменения в структуре рынка, произошедшие в прошлом году (снижение активности некоторых «дочек» иностранных банков в связи с затруднением фондирования от головных банков, уход ряда из них с рынка), участники рынка серьезными не считают. По их мнению, это не сильно снизило конкуренцию в СЗФО и переток клиентов оказался несущественным.

Смутные ощущения

Очевидно, что 2012 год окажется для отечественных кредитных организаций не столь урожайным по темпам роста и кредитования, и доходности. Банкиры ожидают увеличения кредитных портфелей не более чем на 20%. В целом динамика будет зависеть от мировой ситуации.

Прежде всего, не исключена вероятность повторения колебаний с ликвидностью. «В настоящее время российский рынок стабилен, ЦБ регулярно предоставляет ликвидность, нет дефолтов, кредитование продолжается, что позволяет давать оптимистичные прогнозы по развитию рынка, – рассуждает Андрей Рублев.

– Однако в 2012 году оно будет на 100% определяться ситуацией на международных рынках. Наиболее вероятно сходство с предыдущим годом – замедление роста экономики и нестабильность.

При этом сценарии развития рынки капитала будут постепенно восстанавливаться, но так и останутся закрытыми для большинства средних и мелких банков. Таким образом, проблемы с ликвидностью сохранятся».

О том, что ситуация с ликвидностью в целом по рынку сегодня стабильная, свидетельствует и прекращение роста депозитных ставок.

На данный момент определен психологический уровень 11-12%, и наиболее вероятно, что большинство банков будут ориентироваться на это значение и мы не увидим 16-18%, как в 2008-2009 годах, считает Рублев. Аналогичная картина с депозитами юрлиц.

«Улучшение способствовало снижению ставок по депозитам корпоративных клиентов с начала 2012 года в диапазоне 1-1,5% годовых для наиболее популярных сроков размещения средств клиентами», – замечает Елена Зулина.

Есть предпосылки к тому, что вслед за депозитными перестанут расти и кредитные ставки, однако их уменьшение маловероятно.

Впрочем, на минувшем заседании Ассоциации российских банков шла речь о возможной тенденции к снижению ставок, поэтому не исключено, что при отсутствии серьезных потрясений в российской экономике госбанки могут намеренно опустить свои ставки по кредитам, тем самым «уронив» общерыночный уровень, допускает Андрей Костин.

«В России наблюдаются два противоположных тренда.

С одной стороны, идет приток западных денег, которые вливаются в фондовый рынок, соответственно увеличиваются ликвидность, объемы продаж, но в первую очередь, естественно, это происходит на денежном и фондовом рынках, – анализирует Юрий Красковский.

– Будет расти спрос на акции, облигации, затем эти деньги перетекут в банковские пассивы. Месяца через полтора-два мы увидим рост пассивов и у банков появится возможность увеличить кредитование».

С другой стороны, есть и противоположная тенденция: то, что происходит в Европе и США, волатильность курса, события вокруг Ирана не способствуют стабильности.

Иностранный капитал очень мобилен и при любом ухудшении ситуации может хлынуть обратно.

Банкиры отдают себе в этом отчет, поэтому стремятся кредитовать на более короткие сроки, понимая, что может произойти резкий разворот в обратную сторону и бороться придется за ликвидность, а не за рост кредитного портфеля.

Строя прогнозы на этот год, стоит учитывать, что банки уже не отягощены избыточной ликвидностью, как в первом полугодии 2011-го, что тоже скажется на темпах кредитования. Их стремление нарастить портфели поутихнет и в связи с макроэкономическими рисками. Как, впрочем, и активность заемщиков.

Кстати, как банкиры, так и бизнес отмечают, что в 2012 году заметно увеличился объем дебиторской задолженности у предприятий, а в промышленном секторе снизился спрос на продукцию и увеличились запасы на складах производителей.

Все это не способствует разворачиванию активной инвестиционной деятельности реального сектора экономики. 

Санкт-Петербург

Источник: http://expert.ru/northwest/2012/15/svoego-ne-upustili/

Крупный бизнес смещается на облигационный рынок

Рынок корпоративного кредитования стоит как вкопанный

  • Средняя эффективная ставка по кредитному портфелю крупного корпоративного бизнеса за первое полугодие 2017 года составила 8,6%, что всего на 0,1% и 0,5% ниже показателей за 2015-й и 2016-й соответственно. Тенденция снижения процентных ставок пока не отразилась на стоимости долга — спред эффективной ставки крупного бизнеса к банковской ставке впервые стал отрицательным (минус 0,5–1% против 1,5–2% в 2012–2015 годах). Это будет стимулировать компании активно рефинансировать свои обязательства в 2018 году (в первую очередь на облигационном рынке) и окажет значительное давление на чистую процентную маржу (NIM) банковского сектора.
  • В 2017 году 35% заимствований крупного корпоративного бизнеса сформировано облигациями. Это на 5% выше, чем в 2015–2016 годах. Рост облигационного рынка опережает динамику корпоративного кредитования — объем рынка облигаций нефинансовых компаний увеличился на 160% с 2012 года, в то время как объем кредитного портфеля нефинансового сектора вырос менее чем на 50%. АКРА ожидает, что доступность облигационного рынка будет увеличиваться для более широкого круга корпоративных эмитентов. Этому будет способствовать как рост аппетита к риску со стороны небанковских финансовых организаций, так и увеличение спроса со стороны физических лиц по мере развития институтов финансового посредничества.
  • В 2017 году доля валютного долга крупного бизнеса стабилизировалась на отметке 61%, а заимствований с плавающей ставкой — на уровне 45%. Несмотря на снижение инфляции до исторического минимума, АКРА ожидает сохранения умеренно жесткой денежно-кредитной политики и положительных процентных ставок в следующие два-три года, в связи с чем сохранится значительный спред между стоимостью рублевых и валютных заимствований. Это будет стимулировать крупный бизнес сохранять значительные объемы валютного долга.
  • Долговая нагрузка крупного бизнеса продолжит снижаться. Несмотря на существенный рост с докризисных уровней из-за девальвации рубля, текущий уровень долга в среднем по проанализированной выборке не превышает 2,2х FFO (funds from operations) до выплаты процентов и налогов, что на 0,2х ниже результата 2016 года. Наименее закредитованной остается электроэнергетика (1,2х), при этом по остальным отраслям, кроме машиностроения, показатель не превышает 2,5х. АКРА ожидает, что в 2018–2019 годах долговая нагрузка продолжит снижаться, т.к. положительные реальные процентные ставки не создают стимулов для высокой инвестиционной активности бизнеса.  

В анализируемую выборку вошли 80 представителей крупного корпоративного бизнеса с совокупной выручкой за 2016 год около 38,5 трлн руб., или 35% от совокупной годовой выручки российских нефинансовых компаний.

В 2017-м около 35% долга компаний, попавших в выборку, было сформировано облигационными заимствованиями, при этом доля увеличилась с 30% по состоянию на конец 2016 года.

Крупный бизнес является основным заемщиком на облигационном рынке (на компании выборки приходится до 80% всех облигационных заимствований корпоративного сектора), в то время как доля облигаций в совокупном долге корпоративного сектора не превышает 12%.

Облигационный рынок на протяжении последних пяти лет показывал значительные темпы прироста. Так, с 2012 года совокупный рост облигаций нефинансовых компаний составил 160% при росте кредитования нефинансового сектора за этот период менее чем на 50%.

Крупнейшими заемщиками на облигационном рынке выступают представители нефтегазовой отрасли, которые формируют около 50% всего объема облигаций нефинансового сектора на 01.12.2017. Крупными заемщиками также выступают транспортная отрасль (14%), электроэнергетика (10%), металлургия и горнодобывающая промышленность (6%), а также телекоммуникации (6%) и строительство (6%).

Рисунок 1. Темп роста облигационных заимствований нефинансовых компаний значительно опередил динамику корпоративного кредитования

Источник: данные ЦБ РФ, cbonds.ru, расчеты АКРА

Спред средней рублевой ставки размещения на облигационном рынке к средней банковской ставке составляет 1,5–2% и обусловлен более высоким кредитным качеством заемщиков на рынке облигаций.

При этом если для компаний с умеренно высоким и высоким уровнем кредитоспособности стоимость заимствований на облигационном рынке в целом сопоставима с банковскими ставками, то для заемщиков с умеренной и умеренно низкой кредитоспособностью облигационные ставки могут быть значительно привлекательнее.

См. исследование АКРА от 23 ноября 2017 года «Снижение ставок увеличит спрос на ПИФы».

По оценке АКРА, спрос на облигационные заимствования со стороны крупного бизнеса будет расти, что обусловлено необходимостью рефинансирования кредитного портфеля в условиях снижающихся процентных ставок.

Более того, Агентство ожидает, что доступность рынка облигаций будет увеличиваться для более широкого круга корпоративных эмитентов.

Этому будет способствовать как рост аппетита к риску со стороны небанковских финансовых организаций (пенсионные фонды, страховые компании), так и увеличение спроса со стороны физических лиц в условиях снижающихся процентных ставок (по мере развития институтов финансового посредничества — в частности, ПИФов).

По всем ставкам приведены средние значения за год.

Рисунок 2. Спред средней рублевой ставки размещения на облигационном рынке к средней банковской ставке составляет 1,5-2%

Источник: данные ЦБ РФ, cbonds.ru, расчеты АКРА

Высокий уровень валютного долга и заимствований с плавающей ставкой сохраняется

В 2017 году около 61% долга компаний, попавших в выборку, было сформировано валютными заимствованиями. При этом за счет укрепления рубля доля незначительно снизилась с уровня 2014 и 2015 годов (69% и 72% соответственно).

В абсолютном выражении объем долга в иностранной валюте постепенно снижается, но достаточно медленными темпами. По состоянию на 30 июня 2017 года валютные заимствования по компаниям в выборке составили порядка 202 млрд долл.

(44% всех валютных заимствований корпоративного сектора), сократившись по сравнению с показателями 2014 и 2015 годов на 7% и 11% соответственно.

Среди валютных заемщиков продолжают лидировать экспортно ориентированные отрасли. Более 70% заимствований нефтегазовой, химической, металлургической и горнодобывающей отраслей сформировано в иностранной валюте, а в совокупности на данные отрасли приходится 89% всего валютного долга.

Две крупнейшие компании в выборке формируют 42% общего и 53% валютного долга. Без их учета доля валютных заимствований составляет 50%.

Рисунок 3. Объем валютного долга стабилизировался

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, расчеты АКРА 

Значительная доля валютного долга обуславливает существенную долю заимствований по плавающей ставке у крупного бизнеса. Так, в 2015–2017 годах по анализируемой выборке доля заимствований по плавающей ставке составила 45–48%.

Плавающая ставка в первую очередь преобладает в банковских заимствованиях (58–62%), в то время как доля облигаций
с плавающей ставкой не превышает 20%.

С точки зрения отраслевой принадлежности плавающая ставка преобладает у валютных заемщиков — нефтегазовой (59%), химической (58%) и транспортной (38%) отрасли, металлургии и горнодобывающей промышленности (43%).

Без учета двух крупнейших компаний выборки доля долга с плавающей ставкой по итогам шести месяцев 2017 года составила 34%, а доля банковского долгас плавающей ставкой — 42%.

Рисунок 4. На заимствования с плавающей ставкой приходится до половины долга крупного бизнеса

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, cbonds.ru, расчеты АКРА

Тенденция снижения процентных ставок пока не отразилась на стоимости долга крупного бизнеса

См. исследование АКРА от 30 ноября 2017 года «Стагнация чистой процентной маржи будет ограничивать кредитоспособность российских банков».

За шесть месяцев 2017 года средняя эффективная ставка по кредитному портфелю в рамках анализируемой выборки составила 8,6%, снизившись всего на 0,1% и 0,5% по сравнению с показателями 2015-го и 2016-го соответственно. Снижение процентных ставок пока не отразилось на стоимости заимствований.

Спред эффективной ставки для крупного корпоративного бизнеса к средней банковской ставке, взвешенной по валютам, составлял около 1,5% в 2013–2015 годах. В 2016-м указанные ставки сравнялись, а по итогам шести месяцев 2017 года банковская ставка обогнала эффективную ставку крупного бизнеса.

В первую очередь это связано с существенной долей долгосрочных заимствований в структуре портфеля крупного бизнеса (более 70%), что, с другой стороны, позволило избежать значительного удорожания долга в 2015–2016 годах.

По оценкам АКРА, в 2018 году корпоративный сектор будет активно рефинансировать долговой портфель более дешевыми заимствованиями, прежде всего облигационными. Это будет оказывать значительное давление на чистую процентную маржу (NIM) российских банков.

Банковская ставка взвешена по валютам в пропорции, идентичной доле валютных/рублевых обязательств в анализируемой выборке.

Рисунок 5. Снижение ставок кредитования не в полной мере отразилось 
на совокупной стоимости долга крупного бизнеса

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, данные ЦБ РФ, расчеты АКРА

Между валютными и рублевыми ставками крупного бизнеса сохраняется спред 4–5%, что обуславливает низкую дифференциацию стоимости заимствований рублевых и валютных заемщиков в зависимости от уровня их кредитоспособности.

Так, заемщики из наиболее стабильных инфраструктурных отраслей, привлекающие заимствования в рублях, имеют значительно более высокую ставку в сравнении с сырьевыми секторами, подверженными высокой волатильности.

Более того, в определенных случаях ставка заимствований валютных заемщиков с умеренным, либо умеренно низким уровнем кредитоспособности зачастую оказывается ниже ставки рублевых заемщиков с умеренно высокой или высокой кредитоспособностью.

Рисунок 6. Значительный спред между валютными и рублевыми ставками сохраняется

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, расчеты АКРА

См. исследование АКРА от 9 октября 2017 года «Низкая инфляция в России заставит государство и бизнес искать новые формы гибкости».

Несмотря на снижение инфляции до исторического минимума, АКРА ожидает сохранения умеренно жесткой денежно-кредитной политики и положительных процентных ставок в следующие два-три года, в связи с чем будет сохраняться значительный спред между стоимостью рублевых и валютных заимствований. Это будет стимулировать крупный бизнес сохранять значительные объемы валютного долга.

Долговая нагрузка крупного бизнеса продолжит снижаться

FFO (funds from operations) до выплаты процентов и налогов — операционный денежный поток до изменения оборотного капитала, выплат процентов и налогов. Аналог общераспространенного показателя EBITDA, но без учета неденежных статей, которые зачастую присутствуют в последнем.

Несмотря на то что в 2014–2015 годах долговая нагрузка существенно увеличилась, причиной чего в первую очередь послужил рост валютных заимствований из-за девальвации рубля, в целом долговая нагрузка крупного корпоративного бизнеса остается на приемлемом уровне и постепенно снижается.

Так, взвешенный по анализируемой выборке показатель «Общий долг/FFO до выплаты процентов и налогов» по итогам шести месяцев 2017 года составил 2,2х против 2,4х в 2015 году.

Покрытие процентных платежей операционными потоками также находится на комфортном уровне — показатель «FFO до выплаты процентов и налогов/процентные платежи» составил 8,3х по итогам шести месяцев 2017-го, незначительно увеличившись по сравнению с 2016 годом.

Рисунок 7. Долговая нагрузка крупного бизнеса постепенно снижается

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, расчеты АКРА

Практически все проанализированные сектора, за исключением машиностроения, демонстрируют приемлемый уровень долговой нагрузки (не более 2,5х FFO до выплаты процентов и налогов).

Наиболее существенное снижение долговой нагрузки демонстрируют металлургический сектор и электроэнергетика, которые в основной своей массе завершили программы капитальных затрат и находятся в фазе генерации значительного свободного денежного потока.

При этом наименее закредитованными (с уровнем долга не более 2,0х FFO до выплаты процентов и налогов) остаются электроэнергетическая отрасль, телекоммуникации и розничная торговля. По оценкам АКРА, в 2018-2019 годах долговая нагрузка продолжит снижаться, т.к.

положительные реальные процентные ставки не создают стимулов для высокой инвестиционной активности бизнеса.

Таблица 1. Энергетический сектор остается наименее закредитованным

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, расчеты АКРА

С точки зрения срочности в структуре портфеля стабильно преобладает долгосрочный долг, а доля краткосрочного — не превышает 30% за весь рассматриваемый период. Наиболее высокая доля краткосрочного долга приходится на розничную торговлю (39%), наиболее низкая — на транспортную отрасль (15%).

Параметры выборки и методика расчетов

Тенденции, изложенные в данном исследовании, в первую очередь применимы к крупному корпоративному бизнесу. Динамика и структура кредитного портфеля в компаниях меньшего масштаба может значительно отличаться.

В выборку вошли 80 компаний — представителей крупного корпоративного бизнеса. При этом за 2016 год три четверти из них имели выручку более 1 млрд долл. Общий размер выручки компаний выборки по итогам указанного года составил порядка 38,5 трлн руб.

(35% от совокупной выручки российских нефинансовых компаний).

Что касается отраслевой принадлежности компаний выборки, 37% пришлось на добывающий и обрабатывающий сектор, 16% — на сектор электроэнергетики, по 8–10% — на машиностроение, транспорт, розничную торговлю и телекоммуникации.

Рисунок 8. Структура выборки по отраслям и размеру компаний

Источник: отчетность 80 компаний по МСФО, расчеты АКРА

Для расчета финансовых показателей и анализа структуры кредитных портфелей компаний использовалась отчетность по МСФО/US GAAP с соответствующими расшифровками. При этом, поскольку расчет и интерпретация финансовых показателей осуществлялись в соответствии с установленными подходами АКРА, в ряде случаев применялись необходимые корректировки к отдельным статьям отчетности.

Структура долга с точки зрения валюты, ставок и типов заимствований определялась исходя из детального анализа кредитных портфелей каждой компании, попавшей в выборку. Эффективная ставка по кредитному портфелю рассчитывалась путем соотнесения начисленных процентных расходов со средневзвешенным уровнем долга за соответствующий период по каждой компании.

Источник: https://www.acra-ratings.ru/research/529

Корпоративное кредитование оживилось в рентабельных нишах

Рынок корпоративного кредитования стоит как вкопанный

Снижение ставок по кредитам для корпоративных заемщиков быстро привело к увеличению кредитования в ряде отраслей реального сектора российской экономики, прежде всего в тех, где высок потенциал импортозамещения и, соответственно, присутствуют значительные объемы государственного субсидирования. Однако для более уверенного наращивания корпоративного кредитования необходимы масштабный инвестиционный спрос и восстановление доходов населения — конечного потребителя продукции промышленности и сельского хозяйства.

Признаки жизни

Уже в начале этого года объемы корпоративного кредитования в России приблизились к докризисным, а по итогам года, по прогнозу Национального рейтингового агентства (НРА), выданные ссуды могут составить рекордную величину в истории развития рынка — до 39 трлн руб­лей.

«Активность привлечения кредитов, как и раньше, наблюдается в торговой сфере, которой необходимы оборотные средства. Доля торговли остается традиционно высокой.

Из остальных секторов можно отметить расширявшийся объем кредитования добывающих отраслей, сельского хозяйства», — отмечает управляющий директор НРА Павел Самиев.

Также, по его словам, кредитную активность проявляют пищевая промышленность, легкая промышленность, машиностроение — отрасли, где присутствует увеличение объемов производства, что и стимулирует рост спроса на кредитование.

В банке «Зенит», где сейчас идет работа по повышению качества кредитного портфеля с учетом отраслевого таргетирования, называют следующие отрасли реального сектора экономики с перспективой роста кредитования: машиностроение, сельское хозяйство, пищевая промышленность, лизинг, энергетика, ЖКХ. «В отраслевом разрезе заметен прирост кредитования в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Хотя в большинстве отраслей уровень кредитования сохраняется на прежнем уровне, портфели не растут», — добавляет руководитель проектов аналитического центра «Эксперт» Сергей Селянин.

Екатерина Можарова, старший директор — руководитель группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) со ссылкой на статистику ЦБ РФ по объему выданных рублевых кредитов в разрезе видов деятельности по классификатору ОКВЭД приводит следующие данные. За девять месяцев текущего года по 23% выданных корпоративных кредитов приходится на две группы: «оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» и «обрабатывающие производства».

Первая из этих групп, уточняет Можарова, неоднородна: в нее может попадать очень много разных организаций с разной отраслевой принадлежностью, в том числе, например, компании, ведущие торговлю как нефтепродуктами, так и продуктами питания.

Что же касается обрабатывающих производств, то их доля в общей структуре корпоративного кредитования за последние годы постепенно росла: в 2012 году она составляла лишь 13% корпоративного портфеля, в 2014-м — 16%, а в 2016 году — уже 26%.

Аналитики Промсвязьбанка отмечают, что средняя рентабельность обрабатывающих производств за 2016 год, по данным Федеральной налоговой службы, составляла около 8% (в том числе производства металлических изделий — 4,3%, машин и оборудования — около 14%, транспортных средств — около 5%). Для сравнения: в розничной торговле этот показатель равнялся около 4%.

Кредиты с поправкой на господдержку

Тем не менее в августе глава Минпромторга РФ Денис Мантуров обеспокоенно заявил об отрицательной динамике кредитования в ряде секторов обрабатывающих производств, прежде всего упомянув производителей конечной продукции, например в сфере машиностроения.

В связи с этим в кредитовании многих сегментов промышленности всё более значимую роль занимают государственные субсидии.

По словам Дениса Мантурова, дополнительно на поддержку промышленности будет потрачено около 107,5 млрд руб­лей, включая 13,7 млрд руб­лей для сельскохозяйственного машиностроения.

Еще более очевидна взаимо­связь между динамикой кредитования, рентабельностью и господдержкой в сельском хозяйстве. По данным Минсельхоза РФ, в прошлом году рентабельность в отрасли сложилась на среднем уровне — 17,3% с учетом субсидий, хотя и без субсидий она достаточно высока — 10,2%.

Но именно большие объемы господдержки делают кредитование сельхозпроизводителей весьма привлекательным для банков.

Еще в кризисном 2015 году, по данным ЦБ, банки нарастили в своих портфелях кредиты сельхозкомпаниям с 1,7 до 2,1%, в результате чего АПК оказался одной из немногих отраслей, где объемы кредитования не продемонстрировали резкого падения, несмотря на ужесточение денежно-кредитной политики.

В прошлом году, отмечает Минсельхоз РФ, на один рубль гос­поддержки было привлечено до семи руб­лей инвестиций, при этом совокупный объем выданных сельхозкредитов в 2016 году увеличился до 1,5 трлн руб­лей. А с 1 января этого года вступили в силу новые правила льготного кредитования АПК, в соответствии с которыми сельхозпроизводители будут сразу получать субсидированные кредиты по ставке не более 5% годовых.

Но и уровень просрочки по кредитам в сельском хозяйстве один из самых высоких в связи с большим набором рисков — в отличие, например, от добывающих отраслей, где просрочка одна из самых низких, отмечает Павел Самиев.

Также, по его словам, высока просрочка в авиационной отрасли — подобный эффект дали несколько крупных заемщиков, которые влияют на весь сектор (достаточно вспомнить недавний скандал вокруг компании «ВИМ-Авиа», чья кредиторская задолженность исчисляется миллиардами руб­лей).

Главным же антилидером по просрочке еще с конца прошлого года остается строительный сектор, даже несмотря на высокую рентабельность в этой отрасли (порядка 11%).

Хотя как раз со строительной сферой сейчас сопряжены немалые ожидания финансистов, учитывая инициированный президентом России переход от долевого строительства жилья к механизму проектного банковского финансирования в этом сегменте.

По итогам совещания президента с членами правительства, состоявшегося 25 октября, было поручено утвердить план соответствующих мероприятий («дорожную карту»), рассчитанный всего на три года.

Предполагается, что уход от долевого строительства поможет снять остроту проблемы обманутых дольщиков, хотя еще предстоит выработать альтернативные механизмы финансирования, которые не привели бы к резкому подорожанию жилья.

Кроме того, в числе перспективных приоритетов у государства сейчас значатся инновационные сегменты.

Как заявил на прошедшем в сентяб­ре во Владивостоке Восточном экономическом форуме генеральный директор корпорации МСП Александр Браверман, поддержки государства в рамках программы льготного кредитования малого и среднего бизнеса «6,5 процента» заслуживает узкий круг отраслей — биотехнологии, микроэлектроника, робототехника, машиностроение — с высокой долей добавленной стоимости. Помимо этого корпорация МСП разработала специальную линейку продуктов для Дальневосточного федерального округа с конечной ставкой по кредитам с инвестиционными целями от 8,9% годовых на срок семь лет и до 10,6% для кредитов на оборотные средства.

Скудный инвестиционный «паек»

Однако в целом аналитики не склонны переоценивать нынешнюю позитивную динамику в корпоративном кредитовании, учитывая пока еще довольно слабую общую макроэкономическую конъюнктуру, напоминающую о том, что последствия кризиса еще далеко не преодолены.

По данным Росстата за девять месяцев текущего года, индекс промышленного производства к январю–сентябрю 2016 года вырос на 1,8%, в розничной торговле только наметился переход к росту (плюс 0,5% к девяти месяцам прошлого года), а реальные доходы населения по итогам этого периода вновь показали падение (1,2%), хотя и заметно меньшее, чем в 2015–2016 годах.

«О каких-то колоссальных сдвигах говорить не приходится, и не только из-за незначительного снижения ключевой ставки ЦБ, — комментирует Павел Самиев. — В некоторых отраслях просто нет расширения производства, инвестиционная активность падает.

В III квартале, судя по всему, статистика по инвестициям будет неудачной, поскольку многие крупные компании в разных отраслях свернули свои инвестиционные планы. Второй квартал был рекордным по объему инвестиций, но это связано с крупными инфраструктурными проектами типа газопровода «Сила Сибири» и строек в Крыму, а в других отраслях динамика была слабой.

А если объем инвестиций стагнирует и может начать падать, то о высоком спросе на кредитование говорить не приходится».

проблема заключается в отсутствии инвестиционного спроса, соглашается Сергей Селянин, отмечая, что динамика роста облигационных портфелей банков сегодня превышает кредитную.

По словам Селянина, ожидаемый экономический рост по итогам года очень невелик — глава Минэкономразвития Максим Орешкин говорит об уровне выше 2%, хотя, согласно более скептическим оценкам, он окажется в районе 1,5%.

Так или иначе, это сопоставимо с динамикой ВВП развитых стран, но для развивающихся стран, которые рас­тут по определению гораздо быстрее, это очень неуверенная динамика.

Довольно прохладно оценивают текущую конъюнктуру и банкиры. «В настоящее время на рынке корпоративного кредитования наблюдаются дефицит качественных заемщиков, снижение доходности и рост рисков кредитования, чему способствуют общее состояние экономики и возросшая конкуренция между банками, в том числе и с государственным участием», — отмечают в банке «Зенит».

Недостаток инвестиционного спроса в конечном итоге сказывается и на общей экономической динамике. Еще в апреле Максим Орешкин на итоговой коллегии своего министерства назвал главное условие выхода экономики России на траекторию роста на уровне около 3% ВВП — дополнительный объем инвестиций порядка 5 трлн руб­лей в год.

Если вспомнить, что в 2015 году объем инвестиций в основной капитал в РФ составил 14 556 трлн руб­лей, то речь идет, по сути, о наращивании инвестиций примерно на треть.

Между тем реальная динамика инвестиций кратно ниже, даже несмотря на то, что во II квартале они увеличились в годовом выражении на 6,3%, что стало максимальным значением с 2012 года.

Источник: https://iz.ru/671829/mikhail-kuvyrko/korporativnoe-kreditovanie-ozhivilos-v-rentabelnykh-nishakh

Семь причин бума потребительского кредитования

Рынок корпоративного кредитования стоит как вкопанный

«Сноб» анализирует, почему ретейловый сектор кредитного рынка растет в условиях почти стагнации в экономике. И как обычным потребителям, а также деловым людям использовать этот тренд

Иллюстрация: Logan Faerber / Getty Images

По данным Центрального банка, розничное кредитование за семь месяцев этого года выросло на 13% по сравнению с семью месяцами прошлого года. Для сравнения: корпоративное — только на 4,5%.

Например, Сбербанк выдал в первом полугодии 2018 года 714 миллиардов рублей потребительских кредитов, это на 74% больше, чем за первое полугодие 2017 года. Показатели ВТБ за тот же период — 400 миллиардов рублей, или +32%.

Центробанк ожидает, что в целом за 2018 год розничное кредитование в РФ вырастет на 20% (в то время как корпоративное — только на 6–7%).

«Физики» банкам явно интереснее, чем бизнес, особенно малый и средний. С чем это связано?

1. Избыточная ликвидность у банков

Объем «избыточных» денег в банковской системе нашими экспертами оценивается в триллионы рублей. ЦБ подтверждает эту оценку.

«У кредитных организаций — существенный избыток ликвидности, — замечает управляющий партнер Rebridge CapitalСурен Айрапетян (здесь и далее комментарии даны автору в личном общении. — Прим. ред).Кредитование — самый доходный продукт для банка.

Даже в кризисный период любой банк ищет способ продолжать кредитовать. Он либо повышает процентную ставку, либо ужесточает требования к залогам, но не останавливает выдачу кредитов».

По мнению эксперта, избыточная ликвидность будет направляться прежде всего в сегмент кредитования физических лиц.

Бум потребительского кредитования начался в прошлом году, говорит генеральный директор «Сравни.ру» Сергей Леонидов. Он связан с растущим спросом со стороны населения, которое устало откладывать потребление «на потом», хотя доходы растут не так быстро, как хотелось бы.

2. У частных лиц более благоприятное экономическое положение, чем у компаний

Положение домохозяйств, как правило, более стабильное, чем у юрлиц. При низкой безработице у «физиков» умеренно растут зарплаты, подчеркивает начальник аналитического управления УК «Ингосстрах-Инвестиции» Евгений Воробьев. И люди ожидают дальнейшего увеличения своих доходов.

Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко отмечает, что население большую часть кредита берет на потребление, а потребление определяется тем, насколько стабильна его доходная база. То есть уверены ли люди, что будут постоянно получать зарплату.

Дополнительный фактор — субсидирование. То есть стимулирование, к примеру, ипотечного кредитования. А также рассрочки со стороны ретейлового бизнеса и другие способы стимулирования покупки товаров в кредит. «Все это вместе создает ситуацию, когда банковский кредит у населения в достаточной степени привлекателен и поэтому растет», — полагает Корищенко.

3. Потребление и потребности «физиков» растут

Потребительская активность домохозяйств серьезно выросла и в абсолютном выражении, и в сравнении с корпоративной. Потребление товаров и услуг увеличивается: оборот розничной торговли в РФ в первом полугодии 2018-го вырос до 14,5 трлн руб (на 2,6%).

Продажи легковых автомобилей за семь месяцев 2018 года выросли на 17%. Авиакомпании за первое полугодие 2018 года увеличили перевозки на 11,3%.

Это связано с изменением потребительских настроений. Потребление же во многом финансируется за счет кредитов. «Сегодня достаточно благоприятная ситуация по кредитным ставкам, — говорит Воробьев, — на фоне ставок по депозитам, которые не стимулируют граждан сберегать».

В 2015–2016 годах, подчеркивает Воробьев, население сокращало задолженность перед банками, формировался отложенный спрос. «Сейчас самое время его реализовать, — замечает он. — Только что прошли выборы президента, сформировано новое правительство, появилась определенность в плане политического и экономического устройства на ближайшие годы».

4. Большая склонность решать проблему за счет кредита

Людям нужны деньги на текущие нужды, и у них почти нет альтернатив решить эту проблему без привлечения кредитов.

Для корпоративного сектора, говорит Евгений Воробьев, существуют альтернативные способы финансирования: облигационные займы, доходы от инвестиционных вложений.

У потребителей альтернатив гораздо меньше, особенно на фоне снижения ставок по депозитам. И они охотно обращаются к кредитному финансированию.

Сооснователь и руководитель компании Fins.money Владимир Шабасон говорит, что бум потребкредитования связан во многом с тем, что людям нужны деньги здесь и сейчас. «Банки, — говорит он, — пользуются этим, не слишком задумываясь о финансовом здоровье своих клиентов».

Однако высокие процентные ставки, характерные для прошлых лет, сменяются низкими, замечает кредитный специалист Алексей Буянкин. Сегодня вполне реально получить потребительский кредит по ставкам ниже тех, что предусмотрены по корпоративным кредитам. И в разы ниже тех, что были по потребительским продуктам в прошлые годы.

«Нижняя граница ставок по потребительским кредитам — порядка 10% годовых, — говорит он, — Это совсем не намного больше, чем ставки по ипотечным, обеспеченным, кредитам. Ставки по кредитным картам и товарным кредитам — от 15%. Таких низких ставок на рынке не было никогда».

Иллюстрация: Fanatic Studio / Getty Images

5. Банкам удобнее работать с частными лицами, чем с компаниями

Даже с учетом того, что значительная часть кредитных продуктов для граждан — без обеспечения, кредиты для «физиков» рассматриваются банками как более «правильное» вложение с точки зрения соблюдения нормативных актов ЦБ.

Для принятия решения о кредитовании любого клиента банку необходимо подтвердить его платежеспособность, говорит Сурен Айрапетян. «На сегодняшний день наметился тренд по увеличению кредитного портфеля по физическим лицам именно по этой причине», — говорит он.

При анализе платежеспособности физических лиц банку достаточно подтвердить доходы. Для этого клиент предоставляет справку о своих заработках от работодателя.

Кроме данных о доходах банку достаточно ввести ряд параметров в свою систему оценки скорингового балла — оценки кредитоспособности партнеров по совокупности параметров. Это семейное положение, образование, наличие имущества и пр. Система автоматически выдает положительное или отрицательное решение.  

6. Рынок ретейла захвачен гигантами банковского бизнеса

Львиную долю рынка банковского ретейла контролируют Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк и другие крупнейшие банки. Это связано с большим объемом собственного капитала у этих банков.

«Банки, — говорит Сергей Леонидов, — оценивают заемщиков по пяти группам риска — от стандартных, с которыми все идеально, до безнадежных, по которым заемщик не платит и платить, по оценке банка, не будет.

Со второй по пятую группу банк обязан формировать резерв (от 1 до 100%), то есть держать у себя в пассиве часть суммы такого кредита без движения, чтобы избежать проблем при остановке обслуживания кредита».

Разумеется, банк не заинтересован в формировании больших объемов таких резервов, то есть вынужден подбирать заемщиков с невысоким риском. Или недооценивать такие риски, что опасно при проверках ЦБ. Но этим, скорее, грешат небольшие банки.

Для больших в этом нет необходимости. Их собственного капитала достаточно для учета рисков.

7. Банкиры совершенствуют требования к заемщикам

Комплекс требований для получения потребительского кредита постоянно уточняется и совершенствуется. И в чем-то требования упрощаются.

По мнению генерального директора компании «Национальный кредит» Владимира Звонарева, увеличению объемов потребительского кредитования способствует и то, что в прошлом году кредитные организации значительно упростили процесс рассмотрения кредитных заявок. В частности, уменьшился необходимый для получения денег пакет документов, снизились требования к стажу работы.

Кроме того, банки, по словам Алексея Буянкина, более лояльно относятся к «альтернативным» формам подтверждения дохода — принимают уже не только справки 2НДФЛ.

Но при этом, отмечает генеральный директор «Сравни.

ру» Сергей Леонидов, с 1 сентября 2018 года при расчете норматива достаточности капитала необеспеченный кредит в 10 тысяч рублей, выданный по ставке 10–15%, будет учитываться для банка как кредит на 12 тысяч рублей, а по ставке 25–30% — как 20 тысяч рублей, то есть как 200% от суммы кредита. Так ЦБ пытается притормозить рост необеспеченного кредитования.

«Растут требования и по скоринговому баллу (совокупной оценке заемщика по многим параметрам. — Прим. ред.), — говорит совладелец и CVO группы компаний Fin.media Антон Миркин. — Например, в одном из наших крупных розничных банков-партнеров процент одобрения по потребительским кредитам за год снизился в три раза.

Отчасти это компенсируется увеличением одобрения по продуктам для сокращения кассовых разрывов (перерывов в поступлении доходов. — Прим. ред.) кредитным картам или картам рассрочки — хиту этого сезона.

Но если раньше не очень надежному заемщику могли одобрить небольшой кредитный лимит, то теперь, скорее всего, не одобрят никакого».

Заемщики пытаются решить финансовую проблему с помощью обращения в микрофинансовые организации (МФО). А это тупиковый путь — из-за очень высоких процентных ставок. «Получается, что люди, у которых был небольшой кассовый разрыв, вынуждены брать деньги в МФО, и этот кассовый разрыв у них только увеличивается», — говорит Антон Миркин.

При этом если кредитная история и так не очень хорошая, а вы еще не вернули деньги в МФО, вы вообще попадете в черный список, подчеркивает Миркин.

Но наличие даже обслуживаемых займов в МФО для банков — во многих случаях стоп-фактор, замечает Алексей Буянкин.

Проблема в том, что займы в МФО оцениваются как маркер того, что банки не готовы одобрить заемщику кредиты и он берет «займы безысходности».

Кроме того, МФО — организации, не лицензируемые ЦБ, — плохо соблюдают процедуры работы, например, с кредитными историями. «Масса случаев передачи ошибочной информации о просрочке, — говорит Алексей Буянкин. — А при самом факте просрочки, даже в несколько рублей, банк не одобрит кредит».

Поэтому перед получением кредита полезно проверять свою кредитную историю. «Это способ для вас посмотреть на себя глазами банкиров, — говорит Алексей Буянкин. — Желательно делать это систематически, и выполнять анализ кредитных историй вместе со специалистом».

Хороший способ получения кредита — подача кредитных заявок через специализированные сервисы, говорит Антон Миркин. «Но при этом не стоит обращаться в сервисы, которые берут деньги за подачу заявки.

Само оформление заявки должно быть бесплатным.

Так вы фактически получаете консалтинг — определенную гарантию того, что заявка точно не “холостая”: она берется сервисом, чтобы получить за нее оплату со стороны банка».

«Если кредитная заявка в данный момент бесперспективна, есть продукты для “лечения” кредитной истории, — замечает Миркин. — Например, “Кредитный доктор” Совкомбанка. Ими стоит воспользоваться. Они дают возможность в финале относительно недолгого “лечения” гарантированно получить банковский кредит и стать тем самым “проходным” для банков клиентом».

Именно благодаря разборчивости банков нет причин говорить о перегреве сферы потребительского кредитования, говорит Владимир Звонарев. По данным эксперта, просроченная задолженность по кредитам физических лиц в среднем составляет всего несколько процентов от объема розничного портфеля. А значит, потребительское кредитование будет расти и дальше.

Источник: https://snob.ru/entry/164473

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.