+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Росаккредитация: среди выигравших бизнеса пока нет…

Почему создали Росаккредитацию?

Росаккредитация: среди выигравших бизнеса пока нет…
edinyiystandart

Федеральная служба по аккредитации (Росаккредитация, – ред.) была создана в 2011 году в рамках реформы системы аккредитации президентским указом.

Замысел реформы, которая еще не завершена – ее заключительный этап намечен на 2016 год – заключается в том, чтобы повысить качество работы испытательных лабораторий (ИЛ, – ред.) и органов по сертификации (ОС, – ред.), которые осуществляют «дорыночный контроль» продукции на российском рынке на предмет ее качества.

Тогда возрастет и качество самой продукции. Избранный метод – централизация деятельности по аккредитации в руках единого органа. Попутно предполагается добиться через признание централизованной аккредитации российских органов по сертификации на международном уровне более легкого выхода отечественных товаров на международный рынок.

Перед реформой ситуация была достаточно острой. В стране было зарегистрировано порядка 18 тысяч органов по сертификации, но количество не переходило в качество. Отмечался стабильно высокий показатель брака, фальсификата, не редки были случаи обнаружения в продаже опасных для здоровья товаров.

Процветала практика фиктивной сертификации, которая вовсе не была тайной для международного бизнеса. Как результат, российские предприятия испытывали дополнительные и очень серьезные трудности при завоевании новых рынков, так как зарубежные акторы не торопились доверять результатам российских лабораторий и сертифицирующих органов.

Затраты на прохождение независимых аудитов качества могут сильно увеличить себестоимость продукции. Закономерно поэтому, что сертификация считается одним из нетарифных барьеров, которые могут составлять препятствие на пути интеграции какой-либо страны в международный рынок.

В соответствии с отечественным законодательством Росаккредитация реализует целый ряд конкретных полномочий. Она имеет право проводить процедуру аккредитации и ведает контролем за аккредитованными лицами. Именно эта служба распространяет единые бланки сертификатов соответствия, которые выдают аккредитованные в ней сертификационные компании.

В сфере компетенции Росаккредитации, как уже было сказано, и лаборатории. Здесь госорган следит за соблюдением интернациональных «лучших практик» исследований образцов.

В этом Федеральная служба ориентируется на требования, которые формулирует Организация экономического сотрудничества и развития – ОЭСР (OECD – Organization for Economic Co-operation and Development, – ред.).

Пока преждевременно подводить какие-либо итоги работы Росаккредитации, так как реформа системы аккредитации еще не окончена. На 2016 год планировалось достигнуть международного признания российской системы аккредитации.

Однако, как полагают многие специалисты, с учетом международной обстановки эти сроки представляются нереальными. Несмотря на это, по многим свидетельствам можно говорить об ужесточении контроля за работой органов по сертификации.

Из последних: в октябре издание «Коммерсант» сообщило о работе Росаккредитации над поправками в законы о рекламе и КоАП (Кодекс об административных правонарушениях, – ред.).

В частности, законодатели от Федеральной службы по аккредитации хотели бы запретить рекламу о «сертификатах за час» и ввести административный штраф размером в 1 миллион рублей за проведение сертификации органами по сертификации, которые нигде не аккредитованы.

Читать на сайте 1CERT.RUedinyiystandart

2 мая в Москве, в Торгово-промышленной палате (ТПП РФ, – ред.), работал круглый стол «Бережливое производство – лучший инструментарий развития системы менеджмента качества» («бережливое производство» – отечественный эквивалент термина «lean-manufacturing», – ред.).

Эксперты-практики привели немало интересных примеров использования различных методов управления качеством на производстве.

«Как-то на одном из российских заводов мы внедряли японскую технологию менеджмента качества 5S, одним из аспектов которой является визуализация рабочих мест», – рассказал кандидат технических наук и специалист по качеству Пашков П.И.

«Нам удалось добиться при помощи дорожных знаков и разметки в производственном помещении, что человек, абсолютно чужой, незнакомый с помещением и со спецификой работы, мог распорядиться материалами на складе в полном соответствии с правилами FIFO, даже не зная об этом», – поделился Пашков. FIFO – международный стандарт управления складскими запасами.

«Хуже всего с методами менеджмента качества у нас в стране знакомы в сельском хозяйстве, хотя, наверное, именно у нас этот экономический сектор должен быть одним из передовых», – сказал в свою очередь управляющий партнер «Salutem Business Consulting» А.Н. Алешин.

«Нас наняли для повышения производительности и прибыли в фермерском хозяйстве, почти поместье, которое было в очень тяжелом положении», – рассказывает эксперт. «Однако была очень большая проблема, связанная с тем, что мы не могли добиться настоящей поддержки от хозяев бизнеса.

Даже самая простая мера вроде введения процедуры измерения качества молока встречалась в штыки: «Мы не справимся! Это не будет работать!», – продолжил Алешин, – в итоге если эта компания еще не обанкротилась, то точно находится на грани банкротства».

Специалист по качеству добавил: «Они продавали молоко второй, то есть самой низкой категории качества, и я знаю, что продавать более качественную продукцию и получать в разы большую прибыль им мешало всего лишь то, что в молоке «гуляла» жирность». «Простые и не требующие вложений меры могли бы это исправить», – заявил руководитель консалтинговой компании.

Многие тезисы, касавшиеся бережливого производства отталкивались от тех или иных мнений выступавших о системах менеджмента качества (СМК, – ред.) по ISO 9001. Зампред Комитета по техническому регулированию, стандартизации и качеству продукции ТПП РФ А.В.

Зажигалкин, к примеру, сказал, что руководителям компаний сегодня сложно разобраться во всем объеме инструментов качества, которые у них внедрены. По его словам, будущее – за синергией этих инструментов и за их тщательным и взвешенным отбором. С точкой зрения, что lean, ISO 9001 и другие технологии нужно сочетать, и они могут гармонично дополнять друг друга, – не согласился П.

И. Пашков. «Они не дополняют друг друга, бережливое производство – это шаг вперед», – полагает участник круглого стола.

Цитата: ‘…раньше в 90-е 2000 на жалобы по поводу экономических трудностей нам говорили: «Сертифицируйтесь по ISO 9001 и делайте нормальную систему менеджмента качества, тогда у вас все будет хорошо. У компаний, которые серьезно подходили к внедрению этого инструмента действительно дела налаживались’

С другой стороны, по словам Пашкова П.И., качество относительно зарубежных компаний, по крайней мере, в строительстве, оставляло желать лучшего. По сравнению с Европой, США и Японией.

«СМК не всегда может решать проблемы, стандарт ISO 9001 – достаточно жесткий, хотя и дает некоторую свободу действий. Все делается по одному шаблону, кроме того, стандарт ориентирован на удовлетворение требований клиентов, а не на эффективность.

Для многих современных российских предприятий это сейчас не совсем актуально», – выразил свое мнение эксперт.

Алешин А.Н. заметил, что огромным преимуществом ISO 9001 перед lean является стандартизированность. «В бережливом производстве предпринимаются попытки выпустить стандарты, которые будут достаточно известны, и по которым можно будет оценивать применение инструментов lean в той или иной ситуации, но пока, к сожалению, нельзя сказать, что они удачны».

Читать на сайте 1CERT.RU

Page 3

Источник: https://edinyiystandart.livejournal.com/197013.html

Неуловимая лаборатория

Росаккредитация: среди выигравших бизнеса пока нет…

Пока недобросовестные компании кормят нас непроверенной едой, Росаккредитация кормит баснями.

Современная химическая промышленность позволяет сделать что угодно из чего угодно.

Но будет ли конечный продукт безопасным для пользователя? В России обеспечить безопасность обязаны испытательные лаборатории, проверяющие качество товаров.

Но что если они на самом деле ничего не проверяют, а лишь штампуют сертификаты и декларации? “Новая” продолжает разбираться в том, насколько эффективно работает система.

30 декабря 2015 г. Росаккредитация приостановила действие аттестата об аккредитации у испытательной лаборатории “СПб-Стандарт” (см. “Новую” от 27.01.2016). Проверка выявила, что лаборатории на месте регистрации, в бизнес-центре по Бумажной ул., 4, в Петербурге, просто нет и никаких испытаний она проводить не могла.

В реестре деклараций на сайте Росаккредитации товаров, якобы проверенных в лаборатории “СПб-Стандарт”, тысячи наименований. Несколько десятков позиций каждый день: косметика, моторные масла, пищевые добавки, но больше всего – продуктов питания: сыр, сметана, макароны, мороженое, виноград, чай, консервы.

По закону “СПб-Стандарт” должна находиться по месту регистрации. Но по данным ассоциации “Антиконтрафакт”, лаборатория арендовала офис на Бумажной улице всего полгода, то есть с 2011-го никак не могла вести законную деятельность.

Усиленно зажмурившись

На запрос “Новой”, как несуществующая лаборатория проработала пять лет, в Росаккредитации ответили, что с 2014 года по закону об аккредитации плановые проверки подведомственных лабораторий не проводятся.

Это действительно так. Однако в том же законе написано, что каждая аккредитованная организация должна была до 1 июля 2015 года пройти “процедуру подтверждения компетентности”. В нее входит и выездная проверка. То есть в любом случае сотрудники Росаккредитации обязаны были выехать в адрес несуществующей лаборатории хотя бы раз!

“Аккредитация организаций, которые не подали заявок на подтверждение компетентности в указанный срок, приостанавливалась. В июле 2015-го аттестация более сотни организаций была приостановлена по этой причине”, – утверждает Владимир Михайловский, председатель Комитета по противодействию фальсификациям в сфере подтверждения соответствия продукции и услуг “Антиконтрафакта”.

Как “СПб-Стандарт” избежал “процедуры подтверждения компетентности” и не попал под приостановление аккредитации? Или проверяющие не нашли нарушений в том, что лаборатория на своем месте отсутствует?

А самое интересное, что до 2014 года, когда обязательные плановые проверки были отменены, по прежним правилам раз в два года испытательные лаборатории должны были проходить так называемый инспекционный контроль с выездом на место. Почему же с 2011 по 2014 год никто не обнаружил, что лаборатории вообще нет?

В ответе Росаккредитации говорится, что “СПб-Стандарт” данную процедуру не проходила, “поскольку ответственности за это ранее действовавшим законодательством предусмотрено не было”. То есть логика такая: мы же все равно ну никак не могли их наказать, так зачем и проверять было?

“Росаккредитация не имела права наложить административный штраф, – уточняет Михайловский. – Однако она вполне могла приостановить действие аккредитации. Что неоднократно делала с другими организациями! Поэтому такой ответ иначе как лукавством нельзя назвать”.

Прокуратура виновата?

Росаккредитация признает, что в мае 2015-го получала заявление от ассоциации “Сила” с требованием провести проверку. Но не провела, так как не получила согласования от прокуратуры. Интересно, что когда через полгода общественники вынесли сор из избы и о несуществующей лаборатории “СПб-Стандарт” заговорила пресса, проверку тут же провели, притом без всякого согласования с прокуратурой.

Возникает вопрос: зачем нужен громоздкий аппарат Росаккредитации, если он не в силах остановить деятельность недобросовестных компаний?

Шоу должно продолжаться

На вопрос, что будет с тысячами деклараций, выданных на основании несуществующих исследований “СПб-Стандарта”, в Росаккредитации нас заверили, что “регулярно отправляют информацию в Роспотребнадзор, Росстандарт и т. д.

и они принимают меры по отзыву опасной продукции с рынка”. Но ведь большая часть товаров, якобы проверенных “СПб-Стандартом”, давно распродана.

И в восстановлении справедливости задним числом, особенно без наказания виновных, мало толку.

Тем более что деятельность лиц, сертифицирующих все подряд, не прекращалась ни на секунду.

Поясним: ООО “СПб-Стандарт” имеет как бы две головы. Оно аккредитовано одновременно и как испытательная лаборатория, и как орган по сертификации. По закону лаборатории проводят исследования и выдают протоколы, а дальше все документы оформляют органы по сертификации. Сейчас, когда аккредитация лаборатории приостановлена, орган по сертификации продолжает работать.

До приостановления деятельности лаборатории “СПб-Стандарт” все декларации, которые выдавал орган по сертификации “СПб-Стандарт”, получали протоколы из одноименной лаборатории. Теперь лаборатория указывается другая – ООО “БизнесМаркет”. По мнению “Антиконтрафакта”, есть большие подозрения, что новая лаборатория – такая же фикция, как и прежняя.

Последний продукт, прошедший декларирование через орган по сертификации ООО “СПб-Стандарт”, зарегистрирован 17 марта 2016 г. Это сметана массовой доли жирности 10–42%, якобы проверенная испытательной лабораторией ООО “БизнесМаркет”.

Ассоциация “Антиконтрафакт” давно пытается заставить правоохранительные органы возбудить уголовное дело по имеющимся фактам.

Последние месяцы материалы проверки гуляют из Питера в Москву: ООО “СПб-Стандарт” сменило юридический адрес с Бумажной улицы в Питере на Звездный бульвар в Москве. При этом фактически компания якобы находится в Люберцах.

Где ее и обнаружила Росаккредитация. Однако полицейская проверка ее там почему-то не нашла!

“Новая” продолжит следить за поиском неуловимых.

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/articles/10237/

Компромат.Ru ®

Росаккредитация: среди выигравших бизнеса пока нет…
Оригинал этого материала
© “Коммерсант”, 21.11.2014, Росаккредитация придерживалась высоких стандартов оплаты, via “Коммерсант”

Владислав Трифонов

Назим Султанов

Вчера стало известно о предъявлении заместителю руководителя Росаккредитации Назиму Султанову обвинения по “экзотической” для России статье “Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности”. Следствие считает, что чиновник мог блокировать деятельность до 40 компаний, занимавшихся сертификацией продукции, поставляемой участниками Таможенного союза, вынудив их оплачивать фиктивные услуги. В Росаккредитации утверждают, что их подвела система, созданная еще Росстандартом. Уголовное дело в отношении Назима Султанова было возбуждено главным следственным управлением ГУ МВД по Москве на основании результатов проверки, проведенной сотрудниками Генпрокуратуры. Учитывая статус чиновника, по его поводу в следственные органы лично обратился первый заместитель генпрокурора России Александр Буксман. В итоге следствие обвинило господина Султанова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 169 УК (“Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности”). Стоит отметить, что по этой статье сейчас расследуется всего четыре дела, да и те — в регионах. По версии следствия, Назим Султанов вместе с “неустановленными сообщниками” с декабря 2012 по март 2013 года ввел в эксплуатацию ведомства автоматическую систему “Единый реестр сертификатов соответствия”, в которую были “намеренно внесены неверные настройки”. Эти изъяны не позволяли компаниям, которые занимаются сертификацией, не только отчитываться об использовании ими специальных бланков соответствия техническим регламентам Таможенного союза, но также не давали им возможности внести сведения о своих экспертах в единую базу данных, что делало невозможным получение ими новых бланков. Все это фактически парализовало их работу. А для того чтобы сведения все же были внесены в базу, как установило следствие, необходимо было перечислить деньги на счет автономной некоммерческой организации “Регистр системы сертификации продукции”. Деньги якобы выплачивались за обучение экспертов, которое, как уверено следствие, в действительности не проводилось. Причем организацию-получателя, по данным следствия, возглавлял родственник одного из бывших руководителей Росаккредитации. Таким образом, из-за действий чиновника Султанова, сделало вывод следствие, бизнесмены были лишены возможности в полной мере “осуществлять свою деятельность по подтверждению соответствия продукции установленным стандартам”. По данным источников “Ъ”, в деле пока один потерпевший — ООО “Новые технологии”, от которого требовали “за учебу” 80 тыс. руб. Однако при этом, отмечают в ГСУ ГУ МВД, в ходе расследования уже установлено, что всего “обучение экспертов” оплатили более 40 компаний, перечислив на счет АНО около 5 млн руб. Учитывая, что ч. 1 ст. 169 УК по приговору предусматривает лишь наказание в виде штрафов и запрета на работу в органах госвласти, господину Султанову избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В Росаккредитации уголовное преследование одного из своих руководителей считают ошибкой. Как пояснили “Ъ” в ведомстве, до его организации в 2011 году регистрацией сертификатов занимался Росстандарт, который использовал в своей работе информационную систему “Интерстандарт”.

А поскольку Росаккредитация “создавалась с нуля”, на момент начала работы у нее не было собственной системы и на начальном этапе использовалась прежняя.

Поэтому, считают в Росаккредитации, все претензии следственных органов должны относиться к недочетам старой системы: “Нас обвиняют в практике, которая была внедрена задолго до нашего появления и досталась нам по наследству”.

Также в ведомстве отметили, что несмотря на уголовное преследование, господин Султанов продолжает работать в прежней должности, так как “данное расследование не требует его отстранения от выполнения обязанностей”.

Более того, в Росаккредитации считают, что обвинение было предъявлено не по адресу, и уже обжаловали действия следователя в суде. “Мы не согласны с предъявленным обвинением и рассчитываем, что в рамках расследования данного дела будет установлена истина”,— сообщил “Ъ” заместитель министра экономического развития Олег Фомичев, курирующий Росаккредитацию. В ООО “Новые технологии” от комментариев воздержались.

***

Султанов Назим Самедович родился 11 декабря 1979 года в поселке Тура Красноярского края. Окончил Московскую гуманитарно-социальную академию с квалификацией “менеджер” (2002). В 2002-2003 годах — ведущий специалист управления финансов администрации Эвенкийского автономного округа. С 2003 года работал специалистом, затем консультантом в департаменте госрегулирования в экономике Минэкономразвития. С 2006 года — специалист-эксперт в экспертном управлении президента РФ. С 2008 года — замглавы, а затем глава департамента мониторинга и оценки эффективности деятельности органов государственной власти субъектов РФ Минрегиона. Некоторое время в 2009 году был заместителем руководителя представительства Пермского края при правительстве РФ. В декабре 2011 года назначен заместителем главы Росаккредитации. Задекларированный доход за 2013 год — 1,97 млн руб.

***

Федеральная служба по аккредитации создана указом президента РФ 24 января 2011 года. Является федеральным органом исполнительной власти, находится в ведении Минэкономики. Служба аккредитует органы по сертификации, испытательные лаборатории и центры, подтверждающие соответствие, а также граждан и организации, привлекаемые органами власти к проверкам. Она же аккредитует экспертов для проведения негосударственной экспертизы проектной документации, оказания услуг в области единства измерений. Росаккредитация ведет реестры аккредитованных граждан и организаций, а также контролирует органы по сертификации и испытательные лаборатории, вовлеченные в контроль товарооборота в рамках Таможенного союза. В структуру центрального аппарата входят четыре управления. В федеральных округах — семь территориальных управлений. Руководитель — Савва Шипов. Штатная численность — 181 человек. Бюджет ведомства в 2014 году — 390,8 млн руб., на 2015-й запланировано выделение 307 млн руб.

Источник: http://www.compromat.ru/page_35151.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.