+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

Содержание

Почему период с 20 до 30 лет – самый важный в жизни

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

Клиническому психологу Мег Джей есть что сказать тем, кому сейчас 20 с лишним. Несмотря на распространённое заблуждение, третий десяток не является бесполезным периодом жизни.

В своём побуждающем к размышлениям выступлении Джей говорит, что пусть мы стали позже вступать в брак, начинать карьеру и заводить детей — это отнюдь не значит, что мы не можем готовиться и строить планы прямо сейчас.

Джей даёт три совета о том, как молодые взрослые могут с умом провести определяющие десятилетие в преддверии зрелости.

Когда мне было 20 с небольшим, я приняла своего первого пациента в качестве психотерапевта. Тогда я училась в аспирантуре по клинической психологии в университете Беркли. Моей пациенткой стала 26-летняя женщина по имени Алекс.

Алекс пришла на первую встречу в джинсах и мешковатом топе, небрежно бухнулась на диван в моём кабинете, скинула с ног балетки и заявила, что хочет обсудить проблемы с парнем. Услышав это, я испытала огромное облегчение. Первым пациентом моей сокурсницы был поджигатель.

А мне досталась девушка двадцати с лишним лет, желавшая поговорить о парнях. Уж с этим то, мне казалось, я справлюсь.

Но я не справилась. Алекс рассказывала забавные истории, а я слушала и просто кивала головой. Тем временем, проблемы накапливались как снежный ком. «30 – это новые 20», — говорила Алекс, и насколько я могла судить, она была права. Мы позже находим серьёзную работу, позже женимся, позже заводим детей и даже умираем позже. У тех, кому за 20, как мне и Алекс, было полно времени.

Но вскоре мой руководитель посоветовал мне дать Алекс некоторые наставления по поводу её любовных дел. Я не поддалась.

Я возразила: «Да, она снижает планку, спит с придурком, но ведь она не собирается за него замуж».

На что мой руководитель ответил: «Может, не за этого, но за следующего. Кроме того, самое лучшее время помочь Алекс с перипетиями брака — сделать это до того, как она вступит в него».

Это то, что психологи называют моментом прозрения. В тот момент я осознала, что 30 — это не новые 20.

Да, сейчас молодёжь остепеняется позже, чем когда-либо, но это отнюдь не значило, что Алекс может пустить свой третий десяток на ветер.

Третий десяток — золотое время для развития, а мы сидели и бездарно растрачивали его.

Именно тогда я осознала, что такого рода «благотворное невмешательство» — это настоящая проблема, которая пагубно сказывается не только на Алекс и её личной жизни, но и на карьерах, семьях и будущем всех тех, кому за 20.

Сейчас в США 50 миллионов людей, которым за 20. Мы говорим о 15% населения или даже о всех 100%, если учитывать, что никто не достигает зрелости не пережив тот самый третий десяток.

Я специализируюсь в работе с молодыми взрослыми, потому что верю, что каждый из этих 50 миллионов 20-летних заслуживает того, чтобы знать то, что уже давно известно психологам, социологам, неврологам и и репродуктологам:

Это не моё мнение. Это факты. Мы знаем, что 80% решающих моментов наступают в возрасте до 35 лет.

Это означает, что 8 из 10 решений, событий и моментов прозрения, определяющих вашу жизнь, произойдут между 30 и 40 годами. Те, кому за 40, не паникуйте! С ними всё будет в порядке, я полагаю.

Мы знаем, что от первых 10 лет карьеры экспоненциально зависит то, сколько вы будете зарабатывать в будущем. Мы знаем, что более половины американцев женятся, сожительствуют или начинают встречаться с тем, с кем вступят в брак, до 30 лет.

Мы знаем, что второй и окончательный этап в развитии мозга наступает после 20 лет, когда мозг преобразуется в преддверии зрелости.

Это значит, что если вы хотели бы что-то изменить в себе, — сейчас самое время.

Мы знаем, что в этом возрасте склад характера претерпевает больше изменений, чем в какой-либо другой период. Нам известно, что репродуктивная функция у женщин достигает пика к 28 годам, а после 35 всё становится очень сложно. Так что третий десяток — самое время для самообразования на тему вашего тела и ваших возможностей.

Когда мы говорим о развитии ребёнка, мы все знаем, что период до пяти лет является решающим для развития языка и предрасположенностей к чему-либо.

Это период, когда обычная, повседневная жизнь оказывает огромное влияние на то, кем ты станешь.

Но мы знаем намного меньше о таком явлении, как развитие взрослого человека, и о том, что третий десяток является решающим для становления личности взрослого.

Но вряд ли 20-летним кто-то говорит об этом. В газетах пишут о смещении временных рамок взросления. Исследователи называют этот возраст продолжением подросткового периода.

Журналисты выдумывают глупые прозвища для тех, кому за 20, вроде «твикстеры» или «кидалты» [«вечные дети», «взрослые дети»]. Это правда.

Наша культура до смешного упростила период, который по сути является важнейшим десятилетием в жизни взрослого человека.

Леонард Бернштейн говорил:

«Чтобы совершить великие дела, нужны две вещи: план и недостаток времени».

Так и есть, не правда ли? Как вы думаете, что происходит, когда вы, поглаживая по голове того, кому 20 с хвостиком, приговариваете: «У тебя есть в запасе ещё 10 лет, чтобы начать жизнь»? Ничего не происходит. Вы крадёте у этого человека его честолюбие и осознание безотлагательности — и не происходит совершенно ничего.

Каждый день люди, которым за 20, интересные и умные, такие как вы или ваши сыновья и дочери, приходят ко мне и говорят: «Я знаю, что мой парень недостаточно хорош для меня, но эти отношения не в счёт. Я просто коротаю время». Или: «Все говорят, если я найду своё призвание к 30 годам, то всё будет в порядке».

Но потом тон меняется: «Мне почти 30, а я ещё ничего не доказал самому себе. Мое резюме смотрелось лучше сразу после окончания университета».

Или: «Когда мне было 20, любовь больше походила на игру в «музыкальные стулья». Все просто переходили от одного к другому и получали удовольствие. Но ближе к 30 музыка словно закончилась, и все стали рассаживаться. Я не хотела оказаться единственной, кто так и остался стоять. Иногда мне кажется, что я вышла за своего мужа только потому, что он оказался ближайшим ко мне стулом».

Быть может, это кажется немного легкомысленным, но не обольщайтесь — многое на кону.

Откладывая всё на четвёртый десяток, вы загоняете себя в тесные рамки, когда надо срочно начать карьеру, выбрать город для проживания, найти вторую половину и завести двоих или троих детишек в гораздо более сжатые сроки.

Многие пункты из этого списка попросту не совместимы друг с другом. Как показывают исследования, сделать всё это, когда тебе уже 30, гораздо тяжелее.

В новом тысячелетии кризис среднего возраста проходит без покупок красных спортивных машин.

Он проходит через осознание того, что у тебя нет любимой работы; через осознание, что у тебя нет детей, которых тебе теперь так хочется, или что ты не можешь подарить своему ребёнку братика или сестрёнку.

Очень много людей, которым сейчас за 30 или за 40, переосмысливают самих себя, сидя у меня на приёме, и говорят, вспоминая себя, когда им было 20: «Чем я занимался? О чём я только думал?»

Я хочу изменить то, чем занимаются, и то, о чём думают те, кому за 20

Я расскажу историю о том, как это возможно сделать. Это история о женщине по имени Эмма. В 25 лет Эмма пришла в мой офис, потому что у неё, по её словам, был кризис личности.

Она подумывала о работе в области искусства или индустрии развлечений, но ещё не сделала выбор и поэтому последние несколько лет работала официанткой. Чтобы сэкономить, она жила со своим парнем, у которого норова было больше, чем честолюбия.

Её жизнь после 20 лет была тяжёлой, но детство и юность были ещё сложнее. Она часто плакала на наших сеансах, но затем брала себя в руки со словами: «Семью не выбирают, но друзей выбрать можно».

Однажды, придя ко мне, Эмма уронила голову себе на колени и проплакала почти целый час. Она купила новую записную книжку и провела всё утро внося туда всех знакомых.

Но потом она остановилась, глядя на пустую графу под словами: «Если со мной что-нибудь случится, пожалуйста, позвоните…».

Её всю трясло, когда она взглянула на меня и спросила: «Кто придёт мне на помощь, если я попаду в автокатастрофу? Кто позаботится обо мне, если у меня обнаружат рак?»

В тот момент мне пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не сказать: «Я». Но Эмме нужен был не психолог, которому не всё равно. Эмме нужна была лучшая жизнь, и я знала, что это её шанс. Cо времён работы с Алекс я слишком многому научилась, чтобы просто сидеть и смотреть, как важнейшие годы Эммы проходят мимо.

В последующие недели и месяцы я рассказала Эмме о трёх вещах, которые должен знать каждый — будь то парень или девушка — кому сейчас за 20.

Во-первых, я посоветовала Эмме забыть о кризисе личности и поработать над своим личностным капиталом. 

Я имела в виду необходимость делать то, что повышает твою ценность. Делать то, что станет своего рода инвестицией в твоё будущее. Я не знала, как сложится карьера Эммы в будущем, и никто не знает, что будет на рынке труда, но я знаю следующее: вкладывая в своё развитие, вы умножаете свои возможности.

Это время для того, чтобы поработать в разных частях страны, пройти стажировку, взяться за то, о чём мечтаешь. Я не говорю, что третий десяток — не время для исканий, но считаю, что не стоит тратить время впустую на то, что, кстати, даже исканиями не назовёшь — на промедление, откладывание на потом.

Я посоветовала Эмме найти работу и заняться чем-то значимым.

Во-вторых, я сказала Эмме, что значение молодёжной тусовки завышено.

Лучшие друзья незаменимы, когда надо чтобы кто-то отвёз тебя в аэропорт, но молодые взрослые, которые стараются держаться вместе с ровесниками-единомышленниками, ограничивают свой круг общения; то, что они знают, свой образ мысли, свою манеру речи и то, где они работают.

Новые слагаемые личностного капитала, новые люди почти всегда приходят извне привычного круга общения. Новое происходит из того, что мы называем слабыми связями, — от друзей друзей наших друзей. Да, половина тех, кому за 20, не трудоустроены или трудоустроены частично.

Но вторая половина трудоустроена, и слабые связи дают возможность попасть во вторую группу. Объявления о половине вакансий не публикуются в газетах, поэтому, чтобы получить такую работу, нужно обратиться к начальнику соседа. Это не жульничество.

Это то, как распространяется информация.

И последнее, но не менее важное.

Эмма думала, что семью не выбирают, но выбирают друзей. Это было так, пока она росла, но теперь, когда Эмме 20 с хвостиком, ей придётся выбрать семью, вступив с кем-то в отношения и создав собственную семью. Я сказала Эмме, что настало время выбирать семью.

Возможно, вы думаете, что 30 лет — это более подходящее время для того, чтобы остепениться, чем 20 или 25. Я согласна с вами. Но хвататься за того, с кем ты живёшь или спишь, когда все друзья с уже идут под венец — это не шаг вперёд.

Начинать строить отношения в браке надо до того, как в него вступишь. Это значит, что любовь надо искать так же целенаправленно, как работу.

Выбирать семью — значит сознательно выбирать, с кем ты хочешь быть и что ты хочешь, а не пытаться построить что-то из ничего или просто коротать время с первым попавшимся, который выберет тебя.

Что случилось с Эммой? Мы пролистали с ней ту самую записную книжку, и она нашла координаты кузена её давнишней соседки по комнате, который работал в музее искусств в другом штате. Эта слабая связь позволила ей обрести работу, а эта работа дала ей возможность расстаться с её парнем.

Сейчас, пять лет спустя, она — устроитель торжественных мероприятий в музее. Она замужем за человеком, которого выбрала сознательно.

Она обожает свою новую работу, обожает свою новую семью, и она прислала мне открытку со словами: «Теперь в графе с контактами на случай несчастья недостаточно свободного места».

Теперь история Эммы кажется такой простой, но именно поэтому я люблю работать с теми, кому за 20. Им очень легко помочь. Они словно самолеты в аэропорту Лос-Анджелеса, готовые к отлёту куда-то в западном направлении.

Сразу после взлёта небольшие изменения в курсе могут занести вас либо на Аляску, либо на Фиджи.

В 21, в 25 или даже в 29 лет одна беседа, один прорыв, одно выступление на конференции TED могут оказать огромный эффект на то, что случится годы спустя или даже в грядущих поколениях.

И вот идея, которой стоит делиться со всеми молодыми взрослыми, которых вы знаете. Она так же проста, как и то, что я однажды сказала Алекс.

Это то, что я имею честь говорить молодым взрослым, таким как Эмма, каждый день:

«30 — это не новые 20, поэтому взрослейте, накапливайте личностный капитал, используйте слабые связи, выбирайте семью. Не позволяйте тому, что вы когда-то не знали или не сделали, определить вашу судьбу. Вы строите свою жизнь сейчас».

Источник: https://lifter.com.ua/post/1193

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

После прочтения книги Мэг Джей «Важный годы», у меня возникло огромное желание поделиться с вами мыслями. Представляю вам свою рецензию на это книгу. Так почему же возраст от 20 до 30 самый важный?

Семен Кибало

«Да» — это то слово, благодаря которому вы получили свою первую работу, следующую работу, женились и обзавелись детьми. И даже если это вызывает тревогу, заставляет выйти из зоны комфорта, — сказав «да», вы будете делать что-то новое, встретите новых людей и измените свою жизнь к лучшему.»

Эрик Шмидт, председатель совета директоров компании Google

Какой же безмятежный возраст у двадцатилетних! Мы заканчиваем университет, веселимся, пробуем себя в разных сферах, встречаемся с новыми людьми…Но как долго может длится эта беззаботность? Все поменялось за последние пару десятков лет.

В наши дни все меньше людей женится сразу по окончании вуза и выбирает работу всех жизни. Мы — свободолюбивые бунтари. Мы по-настоящему можем наслаждаться свободной жизнью.

Только вот такое изменение сознания повлекло за собой определенные последствия…

Вступление

Мэг Джей — американский психолог — работает с молодыми людьми от 20 до 30. В своей книги «Важные годы» Мэг потрясающим образом преподнесла свои знания на конкретных примерах. И, хоть речь и идет об американских пациентах, многие ситуации были словно списаны с того, что происходит со мной и моими сверстниками.

Это удивительное совпадение особенным образом уже с первых страниц увлекает с головой. Обычно я читаю книги по 2-3 недели, но эту проглотил буквально за 4 вечера. Моя увлеченность чтением подкреплялась не просто интересными мотивационными высказываниями, а ответами на глобальные вопросы, которые сидят в моей голове последние годы.

А вообще мое знакомство с Мэг произошло несколько месяцев назад, когда я посмотреть и озвучил ее выступление на конференции Ted.

Книга разделена на 3 части: Работа, Любовь, Разум и тело. Из названия понятно о чем идет речь в каждой из частей: Мэг показывает ситуации выбора, в которых оказались ее пациенты в каждой из областей жизни.

Во введении автор приводит слова, которые эхом отразились во мне. Вот, что сказала одна из пациенток:

 «У меня такое ощущение, словно я посреди океана. Как будто я могу плыть в любом направлении, но земли нигде не видно, и я не знаю, куда плыть.»

Именно так, в 20 лет кажется, словно ты можешь быть с кем хочешь и делать все, что пожелаешь. В этом и сложность: а что выбрать? На этот вопрос нет однозначаного ответа, но книга помогает расставить некоторые аспекты жизни по местам.

Работа

В первой части своей книги, Мэг рассказывает о том, что основа карьеры закладывается именно в это десятилетие. Скажу честно, мне было приятно осознавать, что у меня получилось запустить свой бизнес UniFashion, когда мне было всего 22 года, но я четко помню то состояние, что было у меня до этого.

В этой статье я рассказываю о 7 мыслях, которые изменили меня. Мэг очень правильно подчеркивает тенденцию современного общества, что 20-ти летние часто выражаются, начиная со слов «Я должен/должна»: Я должна закончить вуз, Работа должна вызывать у людей чувство восторга, Я должен стать инженером.

Автор называет этот феномен «тиранией долга»:

«Порой такая тирания долга заставляет нас действовать вопреки собственным интересам.»

Это особенно касается аккаунтов молодых людей в социальных сетях. Вы же замечали, что подавляющее большинство показывает в сети, насколько у них все прекрасно. Хотя зачастую за этим стоит совершенно драгая истина.

Да что там и говорить, я и сам публикую в своих аккаунтах ВК и на 90% положительных моментов своей жизни и только 10% неудач. По-другому просто не хочется, но здесь главное не преувеличивать, иначе можно вляпаться в сильнейшую депрессию.

Вспоминаю гениальнейшую статью Тима Урбана, который написал «О чем плачут 25-летние».

Тим описывал «преувеличенную показуху», которой молодые люди делают хуже только себе: другие думают, что у них все идеально, но сами ребята-то знают, насколько рознится их жизнь с картинкой в сети. От этого появляется чувство глубокой досады. Госпожа Джей описывает это так в своей книге:

«Большинство молодых людей после двадцати достаточно умны, чтобы не сравнивать свою жизнь с  тем, что они видят в микроблогах знаменитостей. Тем не менее они все же воспринимают изображения и посты в  как нечто реальное. 

Они не понимают, что большинство людей просто скрывают свои проблемы.

Подобный самообман заставляет пользователей социальных сетей постоянно сравнивать свой социальный статус с какими-то более высокими стандартами.

В итоге их не настолько уж безупречная жизнь выглядит неудавшейся на  фоне той замечательной жизни, которой якобы живут остальные. Все это не способствует укреплению самооценки таких молодых людей». 

Автор ярчайшими примерами пытается донести до нас то, что именно в период от 20 до 30 лет нам нужно определить свои интересы и начать работать в их направлении, а не распыляться на временные подработки.

Любовь

Эта глава была для меня наиболее яркой. Путешествуя по Европе, США, Австралии, я вижу, что средний возраст вступления в брак существенно выше, чем в России.

Для девушек вполне нормально выйти замуж в 27, а для парня пожениться в 32. В Японии этот порог вообще досигает 30 и 40 лет.

Это невольно отражается и на путешественниках, ну а популяризация западной культуры со временем захватывает и всех остальных. 

Мэг Джей пишет:

«Эксперты и  родители обеспокоены тем, что институт брака теряет свою привлекательность, ухаживания остались в  прошлом, а  случайные связи оказались новым способом построения отношений».

Но к чему ведет такая задержка? Люди становятся более избирательны. Возраст от 20 до 30 лет формирует нашу личность более, чем на 80%. 

«Существует стереотип, что для психологов важны только детские воспоминания.

Детство — действительно важный период, но меня больше интересует, что происходило с  моими пациентами в  старших классах средней школы и  в  колледже.

Средняя школа и возраст от двадцати до тридцати лет — единственный период, в  течение которого происходит большинство событий, формирующих нашу личность.», — говорит Мэг Джей

После такого внутреннего роста уже гораздо труднее подстроиться, хочется, чтобы избранник подходил идеально. А такого просто нет. Но не стоит отчаиваться!

Источник: https://ideazhunter.ru/pochemu-vozrast-ot-20-do-30-let-samyj-vazhnyj/

От 20 до 30: важные годы или почему не стоит откладывать жизнь на потом

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

Екатерина Ушахина

Вам нет 30, и кажется, что впереди вся жизнь? Ошибаетесь. Важнейшее десятилетие вашей жизни пролетит незаметно, а может уже подходит к концу. Психолог Мэг Джей в своей книге «Важные годы» объяснит, почему эти годы — определяющие для вашей жизни и как не потратить их впустую.

Возраст от 20 до 30 лет считается самым желанным этапом человеческой жизни. Красота, здоровье, беззаботность, случайные связи. Никаких обязательств, только удовольствие. В общем, жизнь болтается где-то между песнями Forever Y​oung группы Alphaville и Die You​ng Stay Pretty группы Blondie.

20-летние — любимая целевая аудитория масс-медиа и масс-маркета: лучше секса продается только молодость. Люди с экрана телевизора и страниц глянцевых журналов убеждают двадцатилетних, что это лучшее время их жизни, тридцатилетних снисходительно успокаивают — «тридцать — это новые двадцать».

На деле все совсем не так лучезарно. Об этом не понаслышке знает психотерапевт Мэг Джей.

Молодость – это, конечно, весело, — признает она, — но у себя в кабинете я слышу совершенно другие истории.

Ни то ни сё

В кабинет к доктору Джей приходят потерянные мальчики и девочки, жалующиеся, что с ними по какой-то причине не происходит ничего хорошего, а точнее, вообще ничего.

Ни карьеры, ни любви, ни личных достижений.

Период между жизнью в родительском доме и жизнью в собственной квартире, купленной по ипотеке, больше напоминает неприятно подрагивающий мыльный пузырь, нежели благословенную отсрочку от взрослой жизни.

Современным двадцатилетним, и правда повезло гораздо меньше, чем их предшественникам. Несмотря на внешнее благополучие, которое рисуют реклама и медиа, нынешнему поколению придется столкнуться с самым неблагоприятным экономическим периодом в истории со времен Второй Мировой войны.

Тотальная безработица, подработки вместо долгосрочного трудоустройства, низкая зарплата, плохой социальный пакет, отсутствие хороших перспектив, выплаты по учебному (или любому другому) кредиту – всё это довольно плохо сочетается с культивируемым в обществе образом беззаботной юности.

Доктор Джей называет двадцатилетних «твикстерами», от английского betwixt – «где-то между», «ни то ни сё». В реальности всё, чего они хотят, это определенности, пусть даже сами стесняются себе в этом признаться.

Доктор Мэг Джей выглядит как типичный психотерапевт. Миловидная блондинка средних лет с намечающимися мимическими морщинами и лучезарной улыбкой, клинический доцент Университета Вирджинии, ведет свою частную практику в городке Шарлотсвилл.

А ещё Джей – полноценная знаменитость, ее книга про «важные годы» в одночасье стала бестселлером, а лекцию на TED на эту же тему посмотрело более 6 миллионов человек. Теперь она постоянный гость на телевидении и эксперт по всему, что связано с взрослением и личностным развитием.

Не самая плохая кандидатура, чтобы доверить ей свои переживания.

В общем, доктор Джей спускает замечтавшихся и рефлексирующих молодых людей с небес на землю. Делает она это осторожно, почти ласково.

В «Важных годах» психотерапевт концентрируется всего на одном магистральном тезисе:

Двадцать лет – вообще-то уже серьезный возраст, нравится вам это или нет.

А чтобы идея звучала убедительнее, Джей разбивает книгу на три важных части — «Работа», «Любовь», «Разум и тело» — и иллюстрирует каждую примерами из своей богатой клиентской практики.

Дженнифер, Хелен, Эмма, Илай, Кэти, Талия, Коул, Иэн – все они по очереди занимают кушетку в кабинете доктора Джей и начинают рассказывать о себе. Их всех объединяет не только молодость (и наличие денег на хорошего психотерапевта), но еще и потерянность, нерешительность, излишняя фрустрированность, непонимание, что делать со своей жизнью. И главное, способность это признать.

В защиту старика Эриксона

Выражаясь литературно, возраст от 20 до 30 — это «годы странствий», выражаясь научно, это время для кризиса идентичности. По психологу ​Эрику Эриксону, развитие этой самой идентичности достигает критической точки именно в юности. Молодой человек сталкивается с обществом, которое требует от него исполнения определенных установок.

Тут-то и начинается кризис — борьба с самим собой: должен ли я немедленно жениться, родить ребенка, купить дом или работать всю жизнь по специальности? Или я могу попробовать себя в чем-то еще, не подчиняясь воле социума? От ответа на этот вопрос, в общем-то, зависит дальнейшее развитие личности.

Конечно, Эриксон намекает, что второй вариант с «попробовать своё» лучше. Но злоупотреблять им тоже не стоит. А именно этим страдают современные молодые люди, сваливая всё на ничего не подозревающего психолога.

Мол, теперь у меня есть вполне научная причина отлынивать от серьезных занятий, поехать в Калифорнию кататься на сёрфе, год-другой поработать в«Старбаксе» в компании весёлых ребят, поделать что-нибудь бесполезное и необязательное.

Потому что жизнь — сложная штука, и тяжело найти себя.

Мэг Джей дополняет несколько расхолаживающую теорию коллеги ещё одним, уже менее романтичным термином — «капитал идентичности». Да, мир жесток, чтобы с честью выйти из «кризиса идентичности» нужно накопить для этого соответствующие ресурсы.

Именно этот суммированный опыт в итоге и определит, кем вы станете — успешным бизнесменом с золотыми запонками или алкоголиком, месяцами не выходящим из своего трейлера.

Доктор Джей предупреждает: «Мы считаем, что избегая принятия решений в настоящий момент, мы оставляем возможности открытыми, но отказ сделать выбор — тоже выбор». Выбор так себе, прозрачно намекает она.

Для тех, кто внял намекам, у Джей есть пара хитрых практических советов для того, чтобы начать карьеру — воспользоваться ​«силой слабых связей» или ​«эффектом Бенджамина Франклина».

Для тех, кто попроще, полезно будет просто представить жизнь не как бултыхание в океане, а как дегустацию джема или создание персонального велосипеда.

Кстати, и тем, и другим хорошо бы признать, наконец, что — это не средство для непринужденного общения, а один из способов быть на высоте, а потому пора утереть слезы зависти от чьей-то чужой более удачной жизни и начать формулировать свою.

Самое главное – занять правильный стул

Любви покорны все возрасты, но некоторые покорнее других. Несмотря на то, что ранний брак теперь не приветствуется, а само понятие «ранний» стало весьма абстрактным, в нас все еще живо представление о том, что отсутствие постоянного партнера в 30 лет автоматически перемещает нас из стана убежденных холостяков в стан убедительных неудачников.

Одна из пациенток Джей придумывает этому подходящую метафору:

В двадцать с чем-то лет с кем-то встречаться было для меня подобно игре ​«музыкальные стулья». Все бегали туда-сюда и весело проводили время. Но затем мне исполнилось тридцать, и у меня сложилось впечатление, что музыка закончилась и все бросились занимать стулья.

Стоит ли говорить о том, что стул в такой ситуации может оказаться не самым подходящим.

Джей не призывает брать стулья про запас, скорее советует заранее присматривать себе наиболее удачные.

А это не так уж сложно, если исходить не из концепта «роковой божественной любви», а, например, из таблицы ​«пятифакторной модели личности», благодаря которой можно легко проверить партнера на совместимость. Противоположности притягиваются, но, простите, чем больше совместимость, тем удобнее стул.

Доктор на всякий случай уточняет – речь идет не о любимом цвете, музыкальной группе или политических взглядах, речь идет о самых базовых личных качествах вроде экстраверсии или нейротизма.

Правда, даже если вы нашли добротный качественный стул с соответствующим вам уровнем доброжелательности, это еще ничего не гарантирует. На пути у семейного счастья встает «эффект сожительства»,«потребительское замыкание» и много других неприятностей. А что делать? Разумеется, доктор Джей знает что.

Нейронные связи на дороге не валяются

Работа и семья — не единственное, чем стоит заняться, пока вы молоды и полны сил. В первую очередь, хорошо бы заняться собой.

В 30 лет заканчивается формирование лобной доли головного мозга, создаются последние новые нейронный связи, а незадействованные — распадаются.

Время с 20 до 30 — самое лучшее время и последняя возможность, чтобы исправить вредные привычки, научиться чему-нибудь новому или тупо поумнеть. «Используй или потеряешь», — наставляет Джей. Нейронные связи на дороге не валяются.

Невероятно, но факт, люди 20-30 лет, имеющие работу и семью, более счастливы, чем те, кто этого не имеет.

Хотя глобальный рынок только и делает, что убеждает нас в обратном, в том, что работу и семью лучше отложить на потом, а сейчас — «не тормози», «просто сделай это», «бери от жизни всё».

В обязательствах нет ничего страшного, убеждает Джей, обязательства — это самые лучшие инвестиции в свою личность.

«Важные годы» — книга намеренно скучная, она не про то, как замечательно стать свободным художником и уехать в кругосветное путешествие на велосипеде просто потому, что ты этого достоин.

Она скорее про то, как полезно смотреть правде в глаза, считать проценты от вкладов, записывать на листочке плюсы и минусы будущего партнера, приглядывать себе небольшой дом за городом и записываться на курсы программирования.

Джей уточняет: «Кризис среднего возраста нового тысячелетия — осознание того, что пытаясь взять от жизни как можно больше, ничего не упустив, мы упускаем порой самое важное».

В современном мире разобраться, что к чему в собственной жизни действительно непросто.

Совет «не потрать лучшие годы своей жизни на всякую фигню» нельзя назвать оригинальным, но иногда это именно то, что хочется услышать.

И желательно не от родителей, бабушки с дедушкой или работника социальной службы, а от специалиста с цифрами в руках. В общем, здоровый консерватизм на тропе войны против постподростковости и ​кидалтства.

Полина Рыжова

rustoria.ru

Источник: https://blog.mann-ivanov-ferber.ru/2014/08/06/ot-20-do-30-vazhnye-gody-ili-pochemu-ne-stoit-otkladyvat-zhizn-na-potom/

«Важные годы»: Что стоит сделать до 30 лет

Почему возраст от 20 до 30 лет самый важный?

Издательство:
«Манн, Иванов и Фербер», 2014

Найти хорошую работу

В какой-то период большинство двадцати-тридцатилетних (как и я сама в своё время) остаются без работы. В итоге они либо находят занятие, которое не соответствует квалификации, либо работают на условиях частичной занятости.

Иногда это становится временным решением проблемы: позволяет оплачивать счета, пока мы, например, готовимся к сдаче теста при поступлении в магистратуру по курсу менеджмента или проходим в ней обучение. Однако работа, не соответствующая уровню квалификации, не всегда бывает средством достижения цели.

Иногда это просто способ ничего не делать — как в случае управления горнолыжным подъёмником или участия в деятельности музыкальных групп, которые один мой знакомый топ-менеджер назвал «вечными группами».

Если после получения университетского диплома у человека в резюме слишком много непонятных записей о работе в сфере розничной торговли или в кафе, это наводит на мысль о его деградации. Такой род деятельности может негативно сказаться не только на резюме, но и на всей жизни.

Результаты исследований свидетельствуют, что если человек на протяжении всего девяти месяцев занят на работе, не соответствующей его квалификации, у него может быть более высокий уровень депрессии и более низкий уровень мотивации, чем у ровесников, — даже у тех, у которых нет работы.

Экономисты и социологи сходятся во мнении, что работа в возрасте от двадцати до тридцати лет имеет чрезвычайно сильное влияние на карьерный рост в долгосрочной перспективе. Около двух третей повышения заработной платы приходится на первые десять лет профессиональной деятельности.

Как бы благополучно ни проходил этот период, те, кто начал делать карьеру достаточно поздно, так и не смогут догнать начавших продвигаться по карьерной лестнице раньше.

В итоге у многих людей тридцати-сорока лет появляется ощущение, что они заплатили слишком высокую цену за ту случайную работу, за которую брались в двадцать с небольшим.

Выйти за рамки тусовки

Молодые люди двадцати-тридцати лет ограничивают круг общения только единомышленниками из числа ровесников. Некоторые поддерживают постоянные контакты с одними и теми же людьми. Наши друзья могут прийти на помощь, когда мы болеем, но именно те, с кем мы едва знакомы, способны быстро и самым радикальным образом изменить к лучшему нашу жизнь.

За десять лет до появления социолог, профессор Стэнфордского университета Марк Грановеттер провёл первое и самое знаменитое исследование социальных сетей.

Грановеттер провёл опрос среди жителей пригорода Бостона, недавно сменивших работу, и пришёл к выводу, что наиболее ценными с точки зрения поиска работы стали не близкие друзья и члены семьи, хотя, предположительно, именно они должны были оказать в этом самую существенную помощь.

Напротив, в трёх четвертях случаев новая работа была найдена благодаря информации, полученной от людей, с которыми участники опроса виделись редко или время от времени.

Когда я советую молодым людям двадцати с лишним лет использовать силу слабых связей, я часто встречаю сильное сопротивление с их стороны. «Я не люблю заводить полезные контакты», «я сам хочу найти работу» или «это не мой стиль» — такова их типичная реакция.

Я принимаю подобную точку зрения, но всё равно, когда мы ищем новую работу, или вторую половину, или возможности другого рода, именно люди, с которыми мы едва знакомы, способны коренным образом изменить ситуацию к лучшему.

Всё новое почти всегда приходит из-за пределов нашего внутреннего круга.

Когда вы просите людей, с которыми поддерживаете несильную связь, дать вам рекомендации, высказать свои предложения, познакомить с кем-то или провести хорошо продуманное информационное собеседование, я рекомендую придерживаться того же подхода: пробудите интерес к себе.

Продемонстрируйте свою адекватность. Проведите необходимую подготовительную работу для того, чтобы точно знать, что вам нужно или к чему вы стремитесь. А затем вежливо попросите об этом. Некоторые из тех, к кому вы обратитесь с просьбой, ответят отказом.

Однако многие согласятся её выполнить.

Перестать равняться на 

Вы очень удивились бы, узнав, сколько часов в неделю я слушаю разговоры о сети . Многие мои клиенты считают, что их жизнь в том виде, в котором они подают её в , каждый день кто-то оценивает и обсуждает.

Они неохотно признают, что проводят много времени в сети, размещая фотографии и комментарии, снова и снова просматривая их, пытаясь увидеть свои страницы в  такими, какими их видят другие. Им кажется, что так поступают только они.

Но на самом деле они в этом не одиноки.

Для многих  — не столько инструмент поиска друзей, сколько возможность отслеживать информацию о них. По данным исследований, пользователи в среднем тратят больше времени на просмотр страниц других пользователей, чем на создание контента собственных.

Самые активные участники социальных сетей (чаще всего это девушки, которые размещают фотографии и видео, а также следят за обновлением статусов) используют их для социального наблюдения.

Такие любители социальных расследований не столько устанавливают или поддерживают контакты с друзьями, сколько наблюдают за чьей-то жизнью.

Присутствие в  превращается в борьбу за популярность, когда получить «лайк» — это всё, что имеет значение, быть лучшим — единственный достойный вариант, а внешний вид партнёров важнее их поступков. В итоге социальная сеть становится ещё одним местом обитания, но не для жизни, а для создания видимости жизни.

Большинство молодых людей после двадцати достаточно умны, чтобы не сравнивать свою жизнь с жизнью знаменитостей по их микроблогам. Тем не менее они воспринимают изображения и посты в  как нечто реальное.

Им не понятно, что большая часть людей просто скрывает свои проблемы. Подобный самообман заставляет пользователей социальных сетей постоянно сравнивать свой социальный статус с какими-то более высокими стандартами.

В итоге их не настолько уж безупречная жизнь выглядит неудавшейся на фоне чужой, якобы замечательной.

Завязать серьёзные отношения

Многие мои клиенты двадцати с лишним лет либо не воспринимают любовные отношения всерьёз, либо им кажется, что они не должны этого делать. Но около тридцати лет у них вдруг совершенно неожиданно возникает острая потребность во вступлении в брак.

Точно установлено, что брак между молодыми людьми, не достигшими совершеннолетия, — самый неустойчивый. Многие убедились в достоверности принципа «чем позже, тем лучше», но учёные приходят к несколько иным выводам.

Результаты последних исследований показывают, что женитьба после двадцати действительно предотвращает разводы, но это касается исключительно возраста до двадцати пяти лет.

После двадцати пяти прогнозировать вероятность развода практически нереально.

В возрасте от двадцати до тридцати лет нельзя довольствоваться малым и тратить молодые годы на ничего не значащие отношения, которые вряд ли будут успешными. Как и в случае с работой, хорошие отношения не возникнут из ниоткуда, когда нам это будет нужно. Понадобится несколько осмысленных попыток построить их, прежде чем понять по-настоящему, что такое любовь и обязательства.

Изменить образ мыслей

К двадцати годам мозг человека достигает полноценного размера, но в нем ещё проходит процесс формирования нейронных связей.

Подобно тому как маленькие дети учатся разговаривать на английском, французском, каталонском или китайском языке (в зависимости от того, в какой среде растёт ребёнок), между двадцатью и тридцатью годами мы особенно чувствительны ко всему, что находится в пределах слышимости.

Работа, которую мы выполняем в юном возрасте, учит управлять эмоциями и преодолевать сложности социального взаимодействия, из которых и состоит взрослая жизнь.

Работа и учёба позволяют молодым людям освоить сложные технические навыки, требующиеся во многих сферах деятельности. Связи, которые формируются в возрасте от двадцати до тридцати лет, готовят нас к вступлению в брак и другим отношениям.

Планы, которые мы строим в этот период, помогают мыслить на годы и десятилетия вперёд.

Безусловно, после тридцати мозг остаётся пластичным, но он больше никогда не предложит такого огромного количества новых нейронных связей. Мы больше никогда не сможем изучать новое так быстро. Нам больше не будет так легко стать кем-то, кем мы надеемся стать. Поэтому бездействие в этот период весьма опасно.

Если правильно не использовать своё сознание в это время, впоследствии можно оказаться несостоявшимся в профессиональном и личном плане. Получится так, что вы просто упустите возможность достойно прожить остаток лет.

Очень легко поддаться и позволить неопределённости взять над собой верх, затаиться где-то в городской толпе или в родительском доме и ждать, пока наш мозг созреет сам по себе и мы как-нибудь получим правильные ответы на все те вопросы, которые ставит перед нами жизнь.

Попытки избежать взрослой жизни не помогут почувствовать себя лучше — это может произойти только благодаря инвестициям во взрослую жизнь.

Книга предоставлена издательством «Манн, Иванов и Фербер». 

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/case/162671-chto-nuzhno-sdelat-do-30-let-kniga

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.