+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июль 2013 года

Содержание

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июнь 2013 года

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июль 2013 года

В последние время арбитражные суды, отказывая налогоплательщикам в реализации права на получение налоговой выгоды, все чаще требуют от них не соблюдения должной осмотрительности как таковой, а именно обоснования выбора конкретного контрагента по сделке.

Причем, с точки зрения судов, налогоплательщик обязан иметь в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация.

Также должна оцениваться платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

На вексель, выступающий в качестве расчетного инструмента, не распространяется порядок учета и погашения убытков, полученных от операций с ценными бумагами

Об этом заявил ФАС Уральского округа, признав, что у налогоплательщика не имелось оснований для применения особого порядка учета убытков от операций с ценными бумагами, предусмотренного п. 10 ст.

280 Кодекса, поскольку в рассматриваемых операциях вексель выступал в качестве расчетного инструмента за выполненные подрядные работы. В Постановлении № Ф09-6389/13 от 28.06.

2013 ФАС пояснил, что законом установлен особый порядок учета убытка от операций с ценными бумагами Так, налогоплательщик, получивший убытки от операций с ценными бумагами в предыдущем налоговом периоде или в предыдущие налоговые периоды, вправе уменьшить налоговую базу, полученную по операциям с ценными бумагами в отчетном периоде (перенести указанные убытки на будущее), в порядке и на условиях, которые установлены ст. 283 НК РФ. Прибыль от основной деятельности не может быть уменьшена на сумму убытка, полученного от операций с ценными бумагами. В спорном случае налогоплательщиком векселя не приобретались как товар (финансовый инструмент) с целью получения дохода от их реализации, а были получены в качестве оплаты выполненных обществом строительно-монтажных работ, что отражено в бухгалтерском учете налогоплательщика.

Полученные векселя в тот же день обращены налогоплательщиком в денежные средства; согласно анализу выписки банка по счетам общества в момент расчетов векселями на его счетах денежные средства отсутствовали и поступившие от реализации векселей денежные средства немедленно направлены на выплаты по основной деятельности.

Следовательно, в данном случае вексель выступал в качестве средства платежа.

Обращение (купля-продажа) векселей в денежные средства в день их получения не может в данной конкретной ситуации свидетельствовать об осуществлении обществом операций по реализации ценных бумаг как самостоятельного вида деятельности, а является составной частью расчетов по сделкам, совершенным в рамках обычной хозяйственной деятельности.

При этом доходы (расходы), возникающие при использовании векселей, полученных в рамках обычной хозяйственной деятельности в качестве средства платежа, не подлежат учету при определении налоговой базы по налогу на прибыль в порядке, предусмотренном для операций с ценными бумагами.

Право на вычет по НДС не ставится в зависимость от источника поступления израсходованных плательщиком средств

ФАС Поволжского округа подтвердил, что право налогоплательщика на налоговый вычет не ставится в зависимость от источника поступления денежных средств, при условии соблюдения налогоплательщиком законодательно установленных правил предъявления к налоговому вычету НДС. В Постановлении № А12-18831/2012 от 11.06.

2013 суд пояснил, что реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Данная норма не ставит наличие реализации работ в зависимость от факта их выполнения собственными силами, за счет собственных средств, а также наличия у налогоплательщика статуса подрядной организации.

В спорном случае подрядная организация реализует работы налогоплательщику, фактически выполняющему функцию генерального подрядчика, а он реализует собственникам помещений услугу по капитальному ремонту.

Поступившие бюджетные денежные средства, как и средства, получаемые от потребителей оказываемых услуг по управлению многоквартирным домом, расходовались налогоплательщиком самостоятельно на уставные цели – оказание услуг по капитальному ремонту.

В случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату).

В свою очередь получение субсидий не является самостоятельной экономической операцией (реализацией), следовательно, НДС бюджету не предъявляется.

Поэтому при получении денежных средств заявитель не включает их в налогооблагаемую базу по НДС, но, расплачиваясь бюджетными денежными средствами с подрядными организациями, уплачивает НДС, в связи, с чем имеет право на его возмещение.

Понятие осмотрительности не исчерпывается истребованием у контрагентов учредительных документов и проверкой общедоступных сведений

На данное обстоятельство обратил внимание ФАС Московского округа, признав, что истребование налогоплательщиком у своих контрагентов при заключении договора копий учредительных документов не свидетельствует о проявлении должной осмотрительности в целях получения налоговой выгоды. В Постановлении № А40-116146/12-115-834 от 05.06.

2013 ФАС указал, что свидетельство о государственной регистрации и постановки на учет, в том числе выписка из ЕГРЮЛ устав общества, свидетельствует лишь о наличии юридического лица в системе государственной регистрации лиц.

Это не характеризует организацию как добросовестного налогоплательщика, имеющего деловую репутацию, как конкурентоспособное лицо на рынке услуг.

Получение свидетельств и выписок из ЕГРЮЛ, иных документов регистрационного характера, не является достаточным, полученные налогоплательщиком сведения не позволяют квалифицировать контрагента как добросовестного налогоплательщика, гарантирующего исполнение своих обязательств уполномоченными представителями

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что налогоплательщик не проявил достаточной осмотрительности при заключении сделок, поскольку не удостоверился в наличии надлежащих полномочий у лиц, действовавших от имени контрагента, не идентифицировал лиц, подписывавших документы от имени руководителей указанных контрагентов.

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности возлагаются на лицо, заключившее такие сделки, и не могут быть перенесены на бюджеты посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов покупатель (заказчик) несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений.

Объект может учитываться в качестве основного средства только после формирования его первоначальной стоимости

Источник: https://otchetonline.ru/art/yuristu/33464-obzor-sudebnoy-praktiki-po-nalogovym-sporam-za-iyun-2013-goda.html

Обзор судебной практики по налоговым спорам

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июль 2013 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО НАЛОГОВЫМ СПОРАМ

Ежемесячный выпуск

сентябрь 2013 г.
Ключевые судебные решения

4. Формирование резерва сомнительных долгов по неоплаченным товарам, находящимся в залоге, неправомерно (Постановление ФАС МО от 29 августа 2013 г. по делу № А40-136097/12-140-966, п. 8.35.)

5. При применении ставки НДПИ 0% для нормативных потерь правомерно использование как прямого, так и косвенного метода (Постановление ФАС МО от 6 сентября 2013 г. по делу № А40-90421/12-115-595, п. 10.3.).

1.Общие вопросы налогообложения 3

2.Уплата, взыскание и возврат налогов 3

3.Налоговый контроль 4

4.Правовые приемы борьбы с уходом от налогов 5

5.Ответственность за нарушение налогового законодательства 7

6.Налоговый спор 7

7.Налог на добавленную стоимость 8

8.Налог на прибыль 12

9.Социальный налог 26

10.Иные налоги и сборы 27

Использованные сокращения:

КС РФ – Конституционный Суд Российской Федерации

ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ФАС ВВО – Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа

ФАС ВСО – Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ФАС ДО – Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

ФАС ЗСО – Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ФАС МО – Федеральный арбитражный суд Московского округа

ФАС ПО – Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ФАС СЗО – Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ФАС СКО – Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ФАС УО – Федеральный арбитражный суд Уральского округа

ФАС ЦО – Федеральный арбитражный суд Центрального округа

Общество оспаривало в КС РФ конституционность части 9 ст. 2 Федерального закона от 22 июля 2005 года № 119-ФЗ как нарушающей принцип справедливости налогообложения. КС РФ признал, что если налогоплательщик не смог по каким-либо причинам реализовать право на возмещение НДС, это не значит, что он поставлен в неравное положение по сравнению с другими категориями налогоплательщиков, для которых установлен иной порядок реализации такого права.
Суд признал незаконным вывод инспекции о том, что Общество не проявило должной осмотрительности и осведомленности о финансовых проблемах банка, в который представило платежные поручения на перечисление налога на прибыль. Суд исходил из того, что на момент предъявления Обществом в банк платежных поручений банк был действующим, ограничений его деятельности не было, в связи с чем вывод инспекции нельзя признать обоснованным. Факт отсутствия денежных средств на корреспондентском счете банка на момент предъявления спорных платежных поручений и списания сумм налога со счета не свидетельствует о недобросовестности Общества.

Инспекция отказала в возврате переплаты налога на прибыль ввиду пропуска срока исковой давности. Суд согласился с инспекцией, поскольку переплата налога выявлена в результате представления первичной налоговой декларации. Акт сверки мог быть положен в основу начала отсчета срока давности в случае, если бы из него налогоплательщик впервые узнал о наличии переплаты, и ранее переплата не могла быть выявлена другими способами.

Общество оспаривало в КС РФ п. 1 ст. 79 НК РФ, в соответствии с которым возврат суммы излишне взысканного налога при наличии недоимки по иным налогам возможен только после зачета этой суммы в счет погашения недоимки. КС РФ признал, что оспариваемое положение не нарушает справедливого баланса публичных и частных интересов и не ограничивает конституционных прав налогоплательщика.
Решение о зачете (возврате) излишне уплаченного налога принимают налоговые органы по месту учета налогоплательщика, а не его обособленного подразделения. Налоговым законодательством не установлены полномочия налогового органа на оценку достоверности подписи на налоговой декларации, установление реальности исполнения обязанностей руководителем юридического лица, иного лица, подписавшего декларацию.

страница2/10
Дата03.05.2016
Размер0.51 Mb.
НК РФ не содержит запрета на подачу уточненных налоговых деклараций за соответствующий налоговый период в случае назначения, проведения или окончания выездной налоговой проверки периода.Направление Обществу при проведении камеральной налоговой проверки требования о представлении документов, подтверждающих правомерность отражения в налоговой отчетности операций, не облагаемых НДС, противоречит ст. 88 НК РФ.НК РФ не предусмотрено, в качестве основания прекращения камеральной проверки, отсутствия в налоговой декларации, представленной на бумажном носителе, подписи руководителя организации-налогоплательщика, поскольку это обстоятельство устанавливается исключительно при приеме декларации.После продажи оборудования доля дохода Общества от реализации сельскохозяйственной продукции составила менее 70%, и оно утратило право на применение ЕСХН (п. 2 ст. 346.2 НК РФ). Общество, до вынесения решения по результатам налоговой проверки в связи с переводом его на общую систему налогообложения, представило декларации по налогу на прибыль и НДС, в которых отразило расходы и вычеты НДС. Общество включило в расходы все суммы, связанные с производственной деятельностью, а документы, подтверждающие расходы и вычеты НДС, представило инспекции на стадии рассмотрения материалов проверки. Суд пришел к выводу, что инспекция по итогам проверки не определила реальных налоговых обязательств Общества. При вынесении решения инспекция не истребовала и не приняла во внимание всех расходов, связанных с производственной деятельностью, а учла только расходы, связанные с формированием ЕСХН, в связи с чем налоги были исчислены без учета всех расходов, понесенных Обществом в проверенный период. У инспекции были все основания и возможность определить реальные налоговые обязательства Общества в связи с переходом на общий режим налогообложения, в том числе исчислить подлежащий уплате НДС с учетом документов Общества, подтверждающих право на вычет. Инспекция не оспаривала реальности хозяйственных операций и не заявляла о несоответствии представленных счетов-фактур требованиям ст. 169 НК РФ. Выписка по операциям на счетах организации (индивидуального предпринимателя) может быть запрошена налоговым органом у банка только в случае проведения в этой организации мероприятий налогового контроля. Приостановление выездной налоговой проверки исключает возможность проведения инспекцией каких-либо действий в отношении проверяемого лица, в рассматриваемом случае – проверку документов, необходимых для проведения этой проверки. Общество заключило с взаимозависимыми организациями договоры на предоставление информационно-маркетинговых услуг. Инспекция доначислила ЕСН, посчитав, что контрагенты применяли упрощенную систему налогообложения; место деятельности и трудовые функции части уволенных работников Общества, впоследствии принятых на работу контрагентами, не изменились. На основании договоров об оказании информационно-маркетинговых услуг Общество выплачивало работникам контрагентов заработную плату, организовывало и контролировало их труд. Суд, не соглашаясь с инспекцией, исходил из того, что необходимость заключения договоров с контрагентами возникла после разработки программы развития Общества по освоению рынка, что обеспечило рост объемов производства и сбыта продукции; контрагенты самостоятельно вели подбор кадров и платили налоги, что опровергает довод об их финансировании. Получение налоговой выгоды в виде неуплаты ЕСН не установлено. Подтверждено наличие деловой цели в действиях Общества, реальность деятельности контрагентов Общества, надлежащее документальное подтверждение исполнения договоров, использование Обществом законных форм решения экономических задач.По зарегистрированному адресу субподрядчик на момент проверки отсутствовал, налоговую отчетность долгое время не представлял, что, по мнению инспекции, свидетельствует о получении Обществом (подрядчиком) необоснованной налоговой выгоды и выборе контрагента. Суд указал, что ремонтно-строительные (отделочные) работы и работы по вентиляции могли быть выполнены без использования специальной техники, отсутствующей у субподрядчика. Выполнение работ подтверждено совокупностью доказательств (в том числе свидетельскими показаниями) и фактом принятия работ заказчиком по государственному контракту. Родственные связи между руководителями свидетельствует о взаимозависимости Обществ, однако при отсутствии доказательств того, что их родство послужило основанием для совершения сделок по завышенным ценам, не может быть причиной отказа в учете расходов на спорные работы при исчислении налога на прибыль. Инспекция признала, что стоимость выполненных работ соответствует рыночным ценам.Инспекция сочла, что Общество неправомерно включило в расходы по налогу на прибыль и вычеты по НДС электромонтажные работы, выполняемые субподрядчиками. Суд установил наличие в штате Общества до 100 человек квалифицированных рабочих (электромонтажников) и инженерно-технического персонала (проектировщики, инженеры – техники, эксперты), собственной электроизмерительной лаборатории, специального оборудования и арендованной техники. Субподрядчики не имели работников и технических средств для выполнения названных работ по договорам. Представленные ими документы фиктивны, что подтверждается отказом лиц, числящихся директорами, от их подписания. Выполняемые субподрядчиками работы идентичны работам, выполняемым специалистами Общества, что свидетельствует о выполнении работ Обществом. Не представлены документы, которые свидетельствовали бы о проявлении Обществом должной осмотрительности при заключении договоров субподряда. Кроме копий лицензий и регистрационных документов, генеральный директор Общества и главный бухгалтер не проверяли документов, свидетельствующих о правоспособности и деловой репутации субподрядчиков. Субподрядчики не выполняли и не могли выполнять электромонтажные работы для Общества, ввиду отсутствия рабочих, технических средств и возможностей, а также недостоверности первичных документов, подписанных неустановленными лицами.

Источник: http://www.ekonoom.ru/obzor-sudebnoj-praktiki-po-nalogovim-sporam-v7.html

Тенденции российской судебной практики по налоговым спорам по итогам 2015 года

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июль 2013 года

Уходящий 2015 год стал для большинства налогоплательщиков достаточно насыщенным и в какой-то мере переломным. В этом году было принято много поправок в налоговое законодательство.

С одной стороны они были направлены на «закручивание гаек» в отношениях между государством и налогоплательщиком (принятие закона о деоффшоризации, о фактическом получателе доходов, установление контроля над счетами налогоплательщиков, установление обязанности для физических лиц представлять отчеты о движении денежных средств по зарубежным счетам).

С другой стороны в переходный период российским налогоплательщикам предоставлена возможность добровольно заявить о своем зарубежном имуществе в обмен на гарантии освобождения от привлечения к ответственности за совершение налоговых правонарушений (связанных с формированием источников приобретения зарубежного имущества), а также от взыскания налоговой недоимки («амнистия капиталов»).

Но, несмотря на это, последние происходящие изменения налогового законодательства все-таки не призваны облегчить положение налогоплательщиков и ослабить контроль государства. К сожалению, как показывает анализ судебной практики по налоговым спорам за 2015 год, большинство ключевых решений было также принято не в пользу налогоплательщиков.

Таким образом, судебные органы не добавили ложки меда в этом году в бочку терзаний и переживаний российских налогоплательщиков. В настоящей статье предлагаем вам ознакомиться с ключевыми судебными решениями и основными тенденциями развития российской судебной практики в 2015 году.

Тенденция №1: Российские суды в полной мере начинают применять концепцию фактического получателя доходов, введенную в Налоговый кодекс РФ с 01.01.2015 года

Концепция фактического получателя доходов заключается в следующем: если международным договором Российской Федерации по вопросам налогообложения предусмотрено применение пониженных ставок налога или освобождение от налогообложения в отношении доходов от источников в Российской Федерации для иностранных лиц, имеющих фактическое право на эти доходы, в целях применения этого международного договора иностранное лицо не признается имеющим фактическое право на такие доходы, если оно обладает ограниченными полномочиями в отношении распоряжения этими доходами, осуществляет в отношении указанных доходов посреднические функции в интересах иного лица, не выполняя никаких иных функций и не принимая на себя никаких рисков, прямо или косвенно выплачивая такие доходы (полностью или частично) этому иному лицу, которое при прямом получении таких доходов от источников в Российской Федерации не имело бы права на применение указанных положений международного договора Российской Федерации по вопросам налогообложения.

Наиболее активно эту концепцию налоговые органы (а также суды) применяют к операциям по выплате российской организации косвенных доходов (дивидендов, процентов, роялти) в пользу иностранной компании, зарегистрированной в государстве, имеющем налоговое соглашение с РФ.

В таком случае проверяющие органы и суды признают иностранную компанию кондуитной и не имеющей фактического права на получаемые доходы, отказывая российской организации в применении пониженных ставок при удержании налога у источника, а также во включении указанных выплат в расходную часть при формировании российской компанией налоговой базы по налогу на прибыль.

Наиболее показательным примером в данном случае стало дело Орифлэйм Косметикс. В данном деле российское общество заключило со своей материнской компанией ряд договоров на передачу исключительных прав, которая в свою очередь заключила аналогичный договор со своей материнской компанией.

Выплачивая иностранной компании лицензионное вознаграждение (роялти), российское общество:

  • удерживало в качестве налогового агента НДС с указанных сумм, и впоследствии заявляло к вычету уплаченные суммы НДС;
  • включало в расходную часть при формировании налоговой базы по налогу на прибыль суммы роялти.

Схематично это выглядело следующим образом: Налоговый орган доначислил обществу налог на добавленную стоимость (удержанный им в качестве налогового агента при выплате роялти и заявленный к вычету), а также налог на прибыль (в связи с отказом в принятии в расход сумм уплаченных роялти). Суды отказали в удовлетворении требований Общества в полном объеме.

Исходя из анализа дела (более подробно анализ данного дела был приведен в предыдущем номере), представляется, что оно скорее явилось показательным процессом, свидетельствующим об общем настроении и позиции государства (в том числе законодателя, правоприменителя и контролирующих органов) по отношению к схемам налоговой оптимизации, направленным на использование юридических бизнес-структур с целью применения льгот и преференций международного налогового планирования и вывод капитала за рубеж. По-видимому, такая позиция государства в современных политических и экономических условиях является закономерностью, нежели неожиданным проявлением. О намерении судов идти по выбранному пути говорят и последующие решения, принимаемые ими по аналогичным делам . Так, в деле Торгового дома «Петелино» была рассмотрена аналогичная ситуация: В данном деле российская компания заключила сублицензионный договор с кипрской компанией, которая в свою очередь приобрела лицензию у правообладателя, зарегистрированного на Бермудских островах. При этом в основу решения налогового органа и суда были положены следующие обстоятельства:

  • правообладатель (бермудская компания), лицензиат (кипрская компания) и сублицензиат (российская компания) являются аффилированными лицами и входят в одну группу лиц согласно спискам аффилированных лиц, имеющимся в открытом доступе;
  • лицензионный и сублицензионный договоры заключены с минимальным временным интервалом;
  • стоимость сублицензионного договора во много раз превышает стоимость лицензионного договора;
  • наличие налогового соглашения между РФ и Кипром и отсутствие такого соглашения между РФ и Бермудами;
  • у общества имелась объективная возможность заключить лицензионный договор напрямую с правообладателем.

Указанные обстоятельства позволили налоговому органу прийти к выводу о том, что единственной целью, преследуемой данной последовательностью действий, являлось получение обществом налоговой выгоды за счет неуплаты налога с доходов, полученных иностранной организацией от источников в Российской Федерации, удерживаемого налоговым агентом.

Тенденция №2: Ужесточается практика при рассмотрении споров, связанных с «тонкой капитализацией»

Как показывает практика, заемное финансирование занимает ключевые позиции среди других способов финансирования внутри холдингов. Предоставление иностранной компанией займа российской аффилированной компании, как правило, преследует несколько целей. Прежде всего, это возможность оперативного финансирования деятельности компании в тот момент, когда компания в этом нуждается. Однако, помимо этого, заемное финансирование также является эффективным налоговым инструментом, позволяющим регулировать налоговую нагрузку российской компании-заемщика. Однако для применения указанного налогового инструмента действующим налоговым законодательством РФ установлены определенные ограничения в части учета при налогообложении прибыли процентов по контролируемой задолженности. Контролируемой (КЗ) признается непогашенная задолженность российской организации: 1. по долговому обязательству перед иностранной компанией, прямо или косвенно владеющей более чем 20% уставного капитала этой российской организации;2. либо по долговому обязательству перед российской организацией, признаваемой аффилированным лицом вышеуказанной иностранной организацией;3. либо по долговому обязательству, в отношении которого такое аффилированное лицо и/или непосредственно эта иностранная организация выступают поручителем, гарантом или иным образом обязуются обеспечить исполнение долгового обязательства российской организации. Размер задолженности более чем в 3 раза превышает собственный капитал (разницу между суммой активов и величиной обязательств) заемщика на последнее число отчетного (налогового) периода, при определении предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов:

Источник: http://www.korpusprava.com/ru/publications/analytics/tendencii-rossiyskoy-sudebnoy-praktiki-po-nalogovim-sporam-po-itogam-2015-goda.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.