+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

На сколько России хватит денег и терпения?

До чего дошел протест

На сколько России хватит денег и терпения?

16.11.2015 / 01:03

Редкий и странный исторический период – россияне в кои-то веки поверили власти, считают, что власть контролирует ситуацию, ожидают, что власть выведет нас из кризиса.

«Жить стало лучше, жить стало веселее», – сказал когда-то товарищ Сталин. Это точно не про наши дни – жить сейчас стало ощутимо хуже.

И этого не скрывает даже Росстат: по его данным, за последний год число бедняков в России выросло примерно на 3 млн человек. За чертой бедности сегодня живут более 20 млн россиян, а в следующем году их количество вырастет.

При этом как никогда низкие протестные настроения – более 80% жителей страны не собираются участвовать в протестных акциях.

Парадокс? А вот и нет. Куда ушли протесты, в какие города – выяснял на минувшей неделе «ПН».

Сначала необходимая оговорка.

На нас уже не раз писали доносы в отделы по борьбе с экстремизмом, нам пытались вменить призывы к массовым беспорядкам, к свержению конституционного строя, ни разу за этими доносами правоохранители не находили никаких оснований, но береженого бог бережет. Мы в очередной раз особо оговариваем, что протестными настроениями граждан интересуемся строго в научно-исследовательских целях, никого ни к чему, боже упаси, не призываем, сидите все дома, смотрите телевизор.

Теперь по теме. С середины 90-х годов готовность/неготовность россиян браться за булыжник и идти/не идти что-нибудь штурмовать измеряется так называемым индексом социальных настроений (ИСН). Его формулу вывел «Левада-центр» – социологическая служба, которую сложно упрекнуть в лояльности к Кремлю, поэтому данные можно считать достоверными.

ИСН вычисляется на основе четырех индексов: индекс семьи (как человек оценивает свою жизнь), индекс России (оценка гражданином положения дел в стране), индекс ожиданий (что человек вообще ждет от будущего) и индекс власти (как человек оценивает ее действия).

Исторический максимум всех четырех индексов был зафиксирован в марте 2008 года на фоне смены президента страны и связанных с этим ожиданий перемен.

Исторический минимум – осенью 1998 года. При этом в случае падения трех индексов из четырех какой-то один способен тащить на себе весь ИСН в целом – такая вот социологическая особенность

Сегодня, в ноябре 2015 года, этот ИСН все еще очень высокий. Высокий вопреки всему – вопреки кризису, снижению реальных доходов, инфляции, войнам, безработице. Индекс социальных настроений сегодня тащит на себе индекс власти, который небывало высок. И это не туфта, не сурковская пропаганда, а реальный факт.

Редкий и странный исторический период – россияне в кои-то веки поверили власти, считают, что власть контролирует ситуацию, ожидают, что власть выведет нас из кризиса. Доверяют – несмотря на всех васильевых и сердюковых. Доверяют несмотря на все расследования Навального.

Доверяют – несмотря на рост курса валют (более половины россиян курс доллара и евро вообще никак не волнует, операции по покупке и продаже валюты находятся за пределами их повседневной жизни).

Доверяют – несмотря на запреты полетов в Египет (80% россиян никогда не получали загранпаспорт и, соответственно, не покидали пределы нашей страны).

В чем причина этого удивительно доверия? Ответа три: Крым, революция на Украине и антироссийские санкции.

Рост доверия к власти начался после Олимпиады в Сочи. Да, это блестяще проведенная операция «Крымнаш», это сводки с боевых действий на Донбассе. Народ соскучился по сильным действиям России во внешней политике

Параллельно вся страна смотрела на постреволюционную Украину, и происходящее там никому не понравилось. В частности, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов  отмечает, что события на Украине стали серьезным фактором девальвации митингов и массовых акций протеста в глазах граждан.

«Майдан на Украине серьезно повлиял на всех граждан России. Дело в том, что протесты на Украине не привели к улучшению жизни украинцев. Все показатели по коррупции, безработице и бедности или остались на том же уровне, или резко ухудшились.

С точки зрения российского обывателя, Украина – это антиреклама политического протеста и митингов».

И, наконец, санкции, которые, по замыслу «Госдепа», должны были подорвать доверие россиян к власти, но на деле сыграли Кремлю на руку. Как это удалось сделать Кремлю – тема отдельного исследования, а социологи вынуждены признать, что прессинг Запада лишь сплотил людей и после пессимистической осени прошлого года власти удалось выправить ситуацию, пусть и не в экономике, но в головах.

При этом россияне в принципе готовы участвовать в протестах. Замдиректора «Левада-центра», социолог Алексей Гражданкин отмечает, что люди готовы выходить на массовые акции протеста, когда экономическая и социальная ситуация становится невыносимой.

Но сегодня оснований для массового протеста, как это было в 90-х годах, в России нет. «Массовость протестным акциям придают люди, которые находятся в критическом положении.

Сегодня количество таких граждан минимальное, они в целом удовлетворены властью», – отмечает социолог.

На этом можно было бы и закончить, но ситуация в Тольятти на этой картине стоит особняком. У нас сейчас все существенно хуже, чем у других, – как в экономике, так и с настроением. Однако и наших сограждан вопросы политики, либеральных свобод и внешнеполитического курса волнуют мало, свидетельство тому – небывало малочисленные публичные акции, прошедшие в городе 4 и 7 ноября.

Наша тольяттинская повестка дня предельно конкретная – невыплата зарплат на «АвтоВАЗагрегате» и возможные сокращения на АВТОВАЗе

Однако наши проблемы имеют иную природу: если говорить образно, то в Тольятти не было 90-х годов. Вернее, для нас они совсем не то, чем они были для всей остальной страны, когда в городах массово закрывались градообразующие шахты и оборонные заводы.

У нас от той волны закрылся разве что «Фосфор», да и его крах не отразился на рынке труда и городском бюджете.

Нынешняя ситуация в экономике Тольятти – отсроченная расплата за наши лихие и веселые 90-е, когда у всех была работа и возможность дополнительного заработка.

Источник: http://ponedelnik.info/society/do-chego-doshel-protest

Беспредел терпения. При каком уровне бедности россияне выйдут на улицу

На сколько России хватит денег и терпения?

22.05.2017 17:19

Россияне привыкли выживать в неблагоприятных экономических и политических условиях. К тому же в России протесты традиционно самые безобидные, но и их власть боится. Эксперты рассказали «Телеграфу», почему бедность населения и ложь телевизора еще не повод для протестов.

Кто затягивает пояса, а кто «живет в счастье»

«В 90-е годы люди привыкли выживать», — вспоминает декан школы социальных и гуманитарных наук НИУ ВШЭ, профессор Даниил Александров.

По его мнению, в регионах живут массы бедных людей, которые воспринимают свою бедность как данность и не ждут позитивных перемен. С ним согласен и политолог Петр Бычков.

«В регионах люди работают на двух-трех работах и не имеют времени на протесты», — поясняет он.

Между тем, материальное положение россиян ухудшается третий год подряд, и пока выхода из экономического тупика не предвидится.

Росстат ежемесячно отмечает рост цен на большинство продуктов и услуг, в том числе на транспорт и ЖКХ.

За последнюю неделю подорожали лук, капуста, картошка и морковь, а с начала года цены выросли практически на все продукты, кроме кур и куриных яиц, огурцов и подсолнечного масла.

Исследовательский холдинг «Ромир» в ежемесячных исследованиях замечает, что реальная инфляция превышает официальные цифры, а россияне пытаются экономить еще больше, чем даже год назад. В апреле, по данным «Ромира», жители меньше ходили по магазинам и меньше в них тратили.

Средний чек, показывающий, сколько мы оставляем в магазинах за один поход, в апреле сократился еще на 4 рубля. Больше всего пришлось ужаться жителям Дальневосточного федерального округа (на 14,6%) и Сибирского федерального округа (на 8,1%). Также, по данным «Ромира», сократились повседневные расходы. В Северо-Западном федеральном округе почти на 12%, в Южном — более, чем на 16%.

Больше всего затянули пояса самые бедные граждане, они сократили свои ежемесячные расходы на 11,7%. Средний класс и богатые тоже экономят, но меньше, на 7,5 и 6,6% соответственно. Этот уровень экономии показывает, что за последние пять лет расходы россиян заметно снизились, вслед за доходами. Люди экономят на одежде, отдыхе и лекарствах.

Богаче за это время стали только российские олигархи. По подсчетам Forbes, их совокупное состояние выросло к апрелю 2017 года на 100 млрд долларов.

Новые стометровые яхты собрались покупать миллиардеры Алексей Мордашов и Дмитрий Рыболовлев, остальные их уже купили.

Алишер Усманов, который, по его словам, «живет в счастье», например, в прошлом году приобрел за 600 млн долларов уже третью яхту.

Верю — не верю

Официальные лица по телевидению рапортуют, что жизнь становится лучше, Россия выходит из кризиса. Президент РФ Владимир Путин недавно даже заявил, что реальные доходы россиян растут. Впрочем, в апреле ВЦИОМ сообщил, что россияне стали меньше верить телевизору, а новости об экономической ситуации в стране считают объективными только треть граждан.

По мнению эксперта ВШЭ профессора Даниила Александрова, россияне очень четко разделяют реальную жизнь от того, что показывают по телевизору. Федеральную власть и гаранта Конституции они воспринимают только как телевизионную картинку. И если им врет в телевизоре президент, их это не так задевает, как ложь местной администрации, против которой они действительно могут выйти протестовать.

По мнению политолога Петра Бычкова, врет сейчас не только телевизор. В условиях, когда власть принимает запретительные меры, люди начинают чувствовать закрытость.

Они понимают, что власть стала более строго относиться к свободолюбию, и поэтому начинают скрывать истинные настроения. Поэтому социологи в своих прогнозах стали чаще ошибаться.

Например, на выборах мэра Москвы в 2012 году ВЦИОМ неверно рассчитал рейтинг Навального, который, как показали итоги выборов, был вдвое больше, чем они предсказали.

Последняя капля

Даниил Александров считает, что терпение российского народа практически безгранично, а все состоявшиеся до сегодняшнего дня протесты были безобидными для власти. Он связывает это с опаской поколения, выросшего в Советском Союзе, и с тем, что «никакая ухудшающаяся экономическая ситуация еще никогда не приводила к протестам».

«Постепенный рост цен на ЖКХ, в магазинах ни в каких странах обычно не приводит к массовым протестам. Если к постепенному обнищанию добавляется фактор, который вызывает чувство обиды, тогда люди могут выйти на улицы», — считает Александров.

По его мнению, пока власть не совершала таких несправедливостей, которые настолько задели бы население страны, чтобы оно вышло на улицы.

Хотя власти все равно боятся уличных городских протестов в России, но только потому, что никогда не видели настоящих, считает профессор.

«Настоящие протесты, это когда люди с окраин приезжают в центр города и сжигают несколько кварталов, после чего в городе вводят военное положение и танки. Но у нас в России такого никогда не увидят. Россияне, по моим представлениям, не намерены протестовать, как в США или Англии, с десятками убитых», — считает эксперт.

Вывести граждан на улицы, что бедных, что средний класс, может только очень большая несправедливость в их отношении. В России, по мнению Александрова, такую сложно представить.

Даже протесты из-за монетизации льгот не были массовыми и не представляли угрозы для властей. При этом эксперт считает, что люди выходят протестовать, только если думают, что могут этим чего-то добиться.

Со времен 90-х годов россияне так не думают. Они научились выживать и выживают без массовых протестов.

Петр Бычков также считает, что подтолкнуть к массовому протесту россиян может какая-нибудь большая несправедливость.

При этом, по данным исследования ФОМ, в России больше половины граждан уверены, что современное российское общество устроено несправедливо. Но все же Бычков полагает, что у массового протеста в России есть потенциал.

В регионах уже проходят массовые акции, которые СМИ не замечают, а местные власти замалчивают. У них всех есть причины, но нет общей федеральной повестки.

«Есть тревожные звоночки для власти, ей надо повышать благосостояние, запускать социальные лифты», — считает Бычков. По его мнению, причины для массовых протестов постепенно копятся и нужны только лидеры, которые выведут людей на улицу.

Одним из них уже стал Навальный, который смог провести скоординированную массовую акцию более, чем в сотне городов России. Если он сможет договориться с местными лидерами общественного мнения, это может повториться в еще большем масштабе.

«Людям надо объяснить, что в Москве зарплата 100 тыс. рублей, в регионе — 15 тыс., а цены одинаковые. И когда появится такой человек, который все это объяснит, вялый протест может превратиться в агрессивный.

Это особенно актуально, если правительству придется принимать непопулярные меры, вроде повышения пенсионного возраста, повышения налогов, или в случае задержек зарплаты на крупных предприятиях», — говорит политолог.

Когда грянет буря

Ни экономика, ни социология не могут предсказать, когда именно может случиться действительно массовый протест, который приведет к каким-то реальным изменениям в российском обществе.

В этом согласны оба эксперта. «Установить момент, когда люди выйдут на протест, практически невозможно.

Как горная лавина, он складывается из разных обстоятельств, тут камушек, там камушек, и лавина пошла», — говорит профессор Александров.

Когда именно начнется революция, просчитать крайне сложно, согласен с ним Петр Бычков. «Нет методологии, нельзя просчитать, когда будет точка кипения… Все оранжевые революции начинались внезапно для наблюдателей», — подчеркивает он.

По мнению политолога, в конце концов, может случиться так, что именно средний класс российского чиновничества и силовиков поддержат массовый протест.

«Они начнут бояться за свою судьбу, начнут думать, что, может, лучше перейти на другую сторону», — предполагает он.

По словам Бычкова, его исследования массового протеста 2011-2012 годов показали, что основную оппозицию правящей власти как раз тогда составлял средний класс. «Они пошатнули веру власти в саму себя», — утверждает политолог.

Источник: https://rustelegraph.ru/news/2017-05-22/Natciya-vyzhivalschikov-Telegraf-vyyasnyal-naskolko-bezgranichno-terpenie-rossiyan-74149

Кризис-копилка

На сколько России хватит денег и терпения?

Соцопросы поражают: 62% россиян патриотично желают закрыть «Макдоналдсы» — и одновременно 62% россиян прозаично озабочены ускоряющейся инфляцией. Коль скоро санкции против нас объявлены и, вероятно, будут расширяться, а дела в экономике, мягко скажем, не ахти, как долго мы сможем жить победной эйфорией?

Беспрецедентный в истории период экономического роста нулевых закончился и вряд ли в обозримой перспективе повторится. Даже Китай, лидер среди формирующихся экономик по темпам экономического развития (среднегодовой прирост экономики Поднебесной в 2000–2012 гг.

по подсчетам Всемирного банка, составил 10,6% ВВП), в 2013 г. показал «скромные» 7,6%, а в этом году и вовсе мечтает лишь о 7,5% ВВП. Что уж говорить о нас, и в «лучшие» годы особо не блиставших (в 2000–2012 гг.

наша экономика росла в среднем на 4,8% в год), — нам бы в рецессию не скатиться, а о большем власть, похоже, не мечтает.

И не нужно грешить на набившую оскомину сырьевую модель: те же Норвегия, Канада или Австралия преспокойно живут на природных ресурсах и даже не помышляют о создании собственного глобального бренда наподобие Apple, Samsung или Lenovo.

Даже преимущественно сырьевая Бразилия, чья самолетостроительная корпорация Embraer с каждым годом отхватывает все большую долю мирового авиарынка, целью своего развития ставит прежде всего сохранение социальной стабильности. В экономике не бывает, чтоб и на елку влезть, и спинку не поцарапать — либо социальное постоянство, либо экономический прорыв.

Отсюда — увеличение пенсионных обязательств в самый разгар прошлого кризиса, пресловутые «майские указы» или завышенный, не соответствующий потребностям экономики курс национальной валюты.

Нынешнее политическое и экономическое положение России уникально: выдающиеся внешнеполитические победы на фоне плавно опадающей экономики. Что бы ни говорили шапкозакидательские эксперты, существенного запаса экономической прочности у нас нет. Тот же курс рубля поддерживаем из последних сил, а тут еще санкции…

Допустим (пусть лишь на время чтения этого материала), что санкции против нас будут расширяться, накладываясь на объективное замедление экономики и прежний непрофессионализм российских чиновников.

Рано или поздно ура-патриотизм от «маленькой победоносной войны» (крылатая фраза, приписываемая министру внутренних дел царской России Вячеславу Плеве, произнесенная в 1904 г.

накануне войны с Японией) иссякнет и мы останемся один на один с множащимися социально-экономическими проблемами, в одиночку «разрулить» которые никому из нас не под силу.

Инфляция

Рост цен, обволакивающий нас в эти дни, может оказаться «цветочками» по сравнению с «ягодками» второй половины года, особенно если урожай не задастся.

Но даже если уборочная пройдет хорошо, продолжающееся ослабление рубля будет регулярно переписывать ценники в сторону увеличения — львиная доля продовольственной продукции, не говоря о ширпотребе и высокотехнологичной бытовой технике, поступает из-за границы.

Запустить собственное производство ни в короткие сроки, ни даже через год мы не сможем. Как не смогли это сделать в «тотально дефицитных» 80-х, а ведь тогда у «партии и правительства» было не в пример больше административных, финансовых, социальных ресурсов, чем сейчас.

Косвенно на рост цен повлияет деофшоризация — пойманные за руку «импортеры», прокачивающие миллиарды долларов через офшорные производственно-торговые компании, в скором будущем будут вынуждены легализовываться и, следовательно, закладывать в конечную цену вновь образующиеся налоги. К тому же импортеры всегда договорятся с иностранными поставщиками о перечислении части денег по «боковым» договорам. Иностранцам все равно, свою часть они получат, а все остальное их не волнует.

Рост инфляции вкупе с ослаблением рубля неминуемо потянет за собой процентные ставки и по вкладам (что хорошо), и по кредитам (что плохо).

Собственно, кредитные ставки уже поползли, но пока это объясняется стремлением потребителей приобрести товары длительного пользования за рублевые кредиты и тем самым обезопасить будущие сбережения от обесценения, а отложенный спрос — от невозможности его удовлетворения.

Какой будет инфляция в конце года? Сегодня на этот вопрос не ответит никто. Однако тенденция очевидна, и в этой связи нелишним будет припомнить историю с дефолтом 1998 г.

, когда с августа по декабрь рубль по отношению к доллару обесценился в 3,3 раза, а инфляция по итогам 1998 г. составила 84,4% (в 1997 г. — 11,0%).

Никто не говорит, что нас ждет нечто подобное, — статистика для тех, у кого память на тренды короткая.

Доходы

Рост реальных зарплат и пенсий в свойственных нулевых темпах даже без санкций выглядит фантастикой.

На какие шиши будут увеличиваться доходы, если экономика замерла, экспорт снижается, а поступления в казну — логично уменьшаются? За счет резервов? Надолго их не хватит.

Что же до роста бюджетных доходов за счет минимизации серого сектора, прежде всего обналички и снижения коррупции, то такая перспектива, учитывая алчный и некомпетентный кадровый состав власти, в современных условиях смотрится сказочным «высшим пилотажем».

Коней на переправе не меняют, это правда. Как правда и то, что нынче у нас еще не переправа, а всего лишь спуск к ней. Да и переправляться следует на свежих скакунах, а не на старых клячах, главное достоинство которых — неиспорченная борозда. Об этом подробно изложено в моей книге «Экономика во лжи», которая недавно появилась на полках магазинов.

Налоги

В начале прошлого года один из первых вице-премьеров обещал, что до 2018 г. налоговая система страны меняться не будет.

Не прошло и года, а порядок налогообложения имущества индивидуальных предпринимателей уже изменился, в общество вброшена старая идея прогрессивного налогообложения доходов граждан, не за горами то время, когда многочисленные борцы «за народное счастье» потребуют отмены регрессивной шкалы социальных взносов, а там и до восстановления налогов на наследство-дарение рукой подать.

Все последние годы было понятно, что отказ от плоской шкалы НДФЛ и другие налоговые меры, тот же рост ставок на нашу недвижимость, у власти в резерве, на случай ухудшения положения с общими бюджетными доходами. Похоже, час пробил. Не ровен следующий час, когда нам предложат профинансировать те или иные госпрограммы при помощи «добровольной» покупки государственных облигационных займов.

Помните министра финансов из девяностых Александра Лившица, того самого, что говорил: «Делиться надо»? Если позабыли, «вежливые люди» из налоговой службы и прочих компетентных органов быстро напомнят, будьте уверены.

Прогнозы

В России доля госприсутствия в экономике, если говорить о правах собственности, не так уж велика. В условиях, когда «нас окружают враги», нарастить ее не составит большого труда.

Не удивляйтесь, если через какое-то время некоторые сырьевые, обрабатывающие или инфраструктурные компании либо перейдут в государственную собственность, либо тихо ликвидируются, освободив рынок.

Чьи интересы в «изоляции-лайт» для государства важнее — миллионов простых россиян или горстки захребетников? Ответ очевиден.

Но госприсутствие — это не только собственность или налоговое администрирование, это еще и рыночное регулирование. От заморозки цен на «социально значимые» продукты по аналогии с периодом премьерства Виктора Зубкова (тестя бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова) до повышения ставок аренды государственного (муниципального) имущества. Простор!

Представленные страшилки и ужастики, само собой, на крайний случай, когда экономике под гнетом внешних санкций и внутренних встрясок будет совсем худо. Однако что-то из вышеописанного будет реализовано всенепременно, вопрос лишь в тяжести грядущего макроэкономического похмелья.

Можно ли избежать всего этого? Конечно. Но лишь при условии, что на смену пресловутой социальной стабильности придет установка на прорывной экономический рост с неизбежным, к сожалению, ухудшением уровня жизни людей на первом этапе. Причем решать новые задачи должны будут другие люди во власти.

Времена «нерасплескателей» заканчиваются.

МК, автор — Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор

Россияне не верят в новый железный занавес

Согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, 50% респондентов считают, что изоляция РФ от стран Запада крайне маловероятна. Результаты опроса о том, возможна ли, по мнению россиян, изоляция России от Запада, и к каким последствиям она может привести, опубликованы на сайте ВЦИОМ.

28% респондентов полагают, что изоляция РФ возможна, 4% заявили, что это точно произойдет. Вероятность подобного развития событий чаще других допускают жители Москвы и Петербурга (34%) и сторонники непарламентских партий (38%).

При этом почти половина опрошенных (47%) считают, что в случае изоляция никак не повлияет на жизнь в России.

Кризис в России: прогнозы Кричевский о кризисе, прогнозы кризиса в России 2014-2016, санкции против России

Источник: http://Krizis-Kopilka.ru/archives/14261

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.