+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда

Новый вологодский завод произведет революцию в отечественном пчеловодстве

Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда

Первый в России завод по производству пенополистирольных монолитных ульев откроется вскоре в Вашкинском районе. С вводом его в эксплуатацию может не только снизиться розничная цена на мед, но и измениться вся культура местного пчеловодства: оно станет более доступным, удобным и безопасным.

Пытливый ум сильнее предрассудков?

Эта история началась пять лет назад, когда одного вологодского предпринимателя друзья угостили медом. К тому времени Дмитрий уже был владельцем дома в небольшой вашкинской деревушке Нефедово на живописном берегу реки Кемы. И угощение не просто пришлось вологжанину по вкусу, но и постепенно побудило его задуматься о возможности создания собственной пасеки. 

Никакого опыта пчеловодства у предпринимателя тогда еще не было, но зато имелось врожденное любопытство, проявившееся еще в детстве желание постигать премудрости живой природы и умение переводить стоящие перед ним задачи любой сложности в практическую плоскость.

Вологжанин стал общаться с другими пчеловодами, искать и штудировать соответствующую литературу, а потом приобрел у вожегодского пасечника первые шесть ульев — массивных, деревянных, как и принято у потомственных вологодских пчеловодов. Приобрел — и сразу же столкнулся с массой проблем.

— Ульи действительно оказались тяжелыми и неудобными, дерево разбухало на открытом воздухе, менять рамки было непросто. А главное, меня постоянно кусали пчелы, — вспоминает Дмитрий. — Сначала утешал себя бытующим среди российских пчеловодов мнением — мол, именно злые пчелы производят самый вкусный мед. А потом задумался — кто и откуда это взял, непонятно…

Не содержалось ответов на многие другие вопросы начинающего пчеловода и в тематических книгах, большинство из которых было издано еще в 70-80-е годы прошлого века.

Разводили руками и пчеловоды со стажем — на пытливый вопрос, почему надо делать именно так, а не иначе, обычно звучал однотипный ответ: «Так принято, нас отцы и деды этому учили».

 100 тонн меда в год получают на современных европейских пасеках.

Такие ответы вологжанина не удовлетворили, и он обратился за консультациями в рязанский научный центр пчеловодства. Там предельно откровенно ответили, что за последние десятилетия, к сожалению, произошло существенное технологическое отставание отечественных пчеловодов от их европейских коллег.

Да, традиции надо чтить, но мир не стоит на месте, в нем стремительно меняются технологии и материалы, а вслед за ними меняются и результаты.

Как следствие, во многих российских регионах совокупный годовой сбор меда в 30-50 тонн на всю область все еще считается неплохим результатом, тогда как в Европе уже появились семейные промышленные пасеки, готовые в одиночку выдавать 80-100 тонн этого сладкого продукта.

Подтверждалось это и информацией из Интернета. Мониторя различные сайты, Дмитрий вышел на польскую фирму LYSON — одного из крупнейших в Европе производителей оборудования по пчеловодству. И решил ради эксперимента заказать у нее несколько ульев из пенополистирола. Тем более что поставить их взялся работающий по лицензии с польской фирмой белорусский производитель.

Добрые пчелы примиряют соседей

Поступившие вскоре первые 12 ульев окончательно убедили вологжанина в правильности выбора. Новинки оказались легкими и удобными — каждый улей весил примерно как крышка от «классического» деревянного улья. Да и мед в них получался как минимум не хуже обычного.

Вот тогда-то и решил герой нашей публикации открыть на вологодской земле настоящую промышленную пчелоферму, но перед этим смог договориться с представителями LYSON о прохождении своеобразной практики в Европе. Целый год приезжал туда на несколько дней вместе со взрослой дочерью Евгенией, заинтересовавшейся пчеловодством. И не просто приезжал, но и постоянно познавал массу нового и интересного.

— Организаторы практики показывали и рассказывали нам все без утайки, вместе с ними мы побывали в нескольких европейских странах, — говорит Дмитрий. — Особенно впечатлила семейная пчелоферма в Польше, где ежегодно получают 120 тонн меда.

Несколько сотен пенополистирольных ульев обслуживают всего три человека, вернее — один, глава семьи.

Его супруга и дочь занимаются оформлением договоров и фасовкой меда: примерно 60% его объема продается в бочках, остальные 40% в небольших баночках — автоматическая линия для этого установлена в подсобном помещении дома.

Максимально автоматизирован и процесс упаковки пыльцы — с этим также справляются сами члены семьи. Лишь раз в году на месяц они нанимают временного работника — собирать и плавить старый воск с решеток. Все остальное делают самостоятельно.

И таких пчелоферм в Европе уже множество. Из-за удобства и высокой степени автоматизации труда себестоимость производства меда там невысокая, поэтому розничная цена редко поднимается выше трех евро за килограмм.

Но из-за больших производственных объемов вести такой семейный бизнес очень выгодно.

Фактически не бывает здесь и знакомых большинству вологодских пчеловодов затяжных конфликтов с соседями: благодаря генетике новые породы европейских пчел отличаются миролюбивым характером, и ходить среди ульев спокойно можно без защитных масок.

Миролюбивые пчелы постепенно появляются и на немногочисленных пока крупных российских пчелофермах, расположенных преимущественно в южных регионах страны и в Зауралье.

И именно в Краснодарском крае весной 2016- го Дмитрий приобрел 300 пчелосемей для своей пасеки в Вашкинском районе. Чтобы доставить пчел к месту назначения, понадобились огромная фура и трое суток дороги.

Позднее еще 300 пчелосемей были переселены таким же способом на Вологодчину из Нижегородской области.

Новоселов распределили по двум пасекам. Первое лето ушло на разрастание пчелосемей до нужного размера. Потом они дружно отправились на зимовку, которую «краснодарские» пчелы благополучно пережили, а вот «нижегородские» — нет. Что послужило тому причиной — доподлинно неизвестно.

Главное, что относительная неудача не заставила отказаться вологжанина от поставленной цели, а только скорректировала бизнес-планы.

300 оставшихся пчелосемей стали основой показательной пчелофермы в деревне Нефедово, здесь же будет действовать и тот самый завод по производству пенополистирольных ульев.

Когда качество — дело совести

Убедить зарубежных партнеров разместить производство на вологодской земле оказалось задачей трудной, но выполнимой.

От иностранной компании требовались лишь технологии — поставку необходимого оборудования вологодский предприниматель оплатил из собственных средств.

Кроме того, они уже знали, что Дмитрий слов на ветер не бросает и свои проекты всегда доводит до конца. Более того, за несколько лет взаимовыгодного сотрудничества вологжанин стал официальным дилером компании LYSON в России.

Нынешней зимой в вашкинской глубинке высадился «десант» зарубежных специалистов. Несколько недель они монтировали и помогали отлаживать производственную линию. Если опустить технологические нюансы, пенополистирольные ульи станут производиться из импортного сырья — микрогранул стирола, которые при помощи специальной тепловой обработки будут «разбухать», заполняя пространства формы.

Вашкинский завод уже начал работать в тестовом режиме, отправляя первую, пока еще не окрашенную продукцию на свой склад. Полноценная работа начнется после того, как будет растаможена и ввезена в Россию партия специальной водостойкой краски.

Заменять «фирменные» красители возможными аналогами Дмитрий не намерен — по его убеждению, новое производство должно изначально соответствовать всем необходимым стандартам.

Помимо самих ульев здесь же, на вашкинской земле, планируется организовать прием пчелиного воска из разных регионов страны и его перепроизводство в вощину. Но это уже планы на более отдаленную перспективу.

Вашкинский завод уже начал работать в тестовом режиме, его официальное открытие должно состояться в начале осени.

— Скорее всего, официально откроем производство в начале осени, — говорит Дмитрий.

— Есть договоренность с зарубежными партнерами, что, если наша продукция будет соответствовать всем установленным нормативам качества — а именно эту задачу мы и ставим во главу угла, — пенополистирольные ульи они станут реализовывать в европейских странах, спрос на них там высокий.

Но мне все же хотелось бы, чтобы значительная часть нашей продукции оставалась в России и непосредственно в нашей области. Сейчас мы прорабатываем возможность предоставления всем желающим вологодским пчеловодам одного-двух ульев в безвозмездную аренду. Пусть сами оценят их возможности и преимущества.

При этом автор реализованного проекта не исключает определенных психологических сложностей на первом этапе деятельности завода. Отказаться от устоявшихся за десятилетия стереотипов и традиций многим пчеловодам будет непросто.

Есть и те из них, кто прямо не заинтересован в «вытеснении» деревянных ульев более экономичными, что приведет к снижению себестоимости. Не секрет, что в летние месяцы некоторые российские пчеловоды активно скупают сахарный песок.

При нынешней высокой цене на мед соблазн получить его быстрым путем слишком велик.

Но потребителям выгоден именно дешевый качественный мед, а значит, своеобразная революция в технологии вологодского пчеловодства необратима. Тем более что настоящий мед от миролюбивых пчел в полистирольных ульях действительно ничуть не уступает тому, который собирают «злые» пчелы из деревянных домиков.

Впрочем, для тех, кто давно занимается пчеловодством, это не новость. Не зря ведь в кругу российских пасечников уже давно бытует мнение, что качество меда, по большому счету, зависит лишь от одного критерия — совести самого пчеловода.

Максим Володин,
«Красный Север», №89 от 15.08.2018

Источник: https://lyson-russia.ru/novyj-vologodskij-zavod-proizvedet-revoljuciju-v-otechestvennom-pchelovodstve/

Когда качество – дело совести 

Убедить зарубежных партнеров разместить производство на вологодской земле оказалось задачей трудной, но выполнимой. От иностранной компании требовались лишь технологии – поставку необходимого оборудования вологодский предприниматель оплатил из собственных средств. Кроме того, они уже знали, что Дмитрий слов на ветер не бросает и свои проекты всегда доводит до конца.

Более того, за несколько лет взаимовыгодного сотрудничества вологжанин стал официальным дилером компании LYSON в России. 
Нынешней зимой в вашкинской глубинке высадился «десант» зарубежных специалистов.

Несколько недель они монтировали и помогали отлаживать производственную линию.

Если опустить технологические нюансы, пенополистирольные ульи станут производиться из импортного сырья – микрогранул стирола, которые при помощи специальной тепловой обработки будут «разбухать», заполняя пространства формы.

Появившиеся благодаря генетике миролюбивые пчелы производят по-настоящему вкусный мед.

Вашкинский завод уже начал работать в тестовом режиме, отправляя первую, пока еще не окрашенную продукцию на свой склад. Полноценная работа начнется после того, как будет растаможена и ввезена в Россию партия специальной водостойкой краски.

Заменять «фирменные» красители возможными аналогами Дмитрий не намерен – по его убеждению, новое производство должно изначально соответствовать всем необходимым стандартам.

Помимо самих ульев здесь же, на вашкинской земле, планируется организовать прием пчелиного воска из разных регионов страны и его перепроизводство в вощину. Но это уже планы на более отдаленную перспективу.

– Скорее всего, официально откроем производство в начале осени, – говорит Дмитрий.

– Есть договоренность с зарубежными партнерами, что, если наша продукция будет соответствовать всем установленным нормативам качества – а именно эту задачу мы и ставим во главу угла, – пенополистирольные ульи они станут реализовывать в европейских странах, спрос на них там высокий.

Но мне все же хотелось бы, чтобы значительная часть нашей продукции оставалась в России и непосредственно в нашей области. Сейчас мы прорабатываем возможность предоставления всем желающим вологодским пчеловодам одного-двух ульев в безвозмездную аренду. Пусть сами оценят их возможности и преимущества.

Легкие пенополистирольные ульи удобны и надежны в эксплуатации.

При этом автор реализованного проекта не исключает определенных психологических сложностей на первом этапе деятельности завода. Отказаться от устоявшихся за десятилетия стереотипов и традиций многим пчеловодам будет непросто.

Есть и те из них, кто прямо не заинтересован в «вытеснении» деревянных ульев более экономичными, что приведет к снижению себестоимости. Не секрет, что в летние месяцы некоторые российские пчеловоды активно скупают сахарный песок.

При нынешней высокой цене на мед соблазн получить его быстрым путем слишком велик.

Источник: http://www.krassever.ru/article/novyy-vologodskiy-zavod-proizvedet-revolyutsiyu-v-otechestvennom-pchelovodstve

Череповецкий фермер организовал сбор подписей в поддержку отечественного пчеловодства

Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда
Подробности Категория: Медовый рынок России

690

Петицию, размещенную в Интернете главой фермерского хозяйства Череповецкого района Евгением Овсянкиным, поддержали уже более 200 человек. В документе, который адресован правительству Вологодской области и министерству сельского хозяйства, приводятся аргументы, почему нужно развивать отечественное пчеловодство и чем опасен импортный мед.

 «Россию постепенно заполняет мед из Китая неизвестного состава и происхождения. Он славится очень плохим качеством. Санитарные нормы в Китае для меда очень сильно отличаются от тех норм, что в нашей стране», — говорится в петиции.

 Потомственный пчеловод Евгений Овсянкин считает, что отрасль нужно выводить на производственный уровень, что позволит наполнить рынок качественным продуктом, а также создаст новые рабочие места на селе и привлечет молодежь в деревню.

 Сейчас на пасеке фермера 29 пчелосемей, в будущем Овсянкин планирует разместить 200 домиков, а также автоматизировать производство, нанять работников и вытеснить с рынка недобросовестных конкурентов.

 «За 2014 год в Вологодской области выявлено 60% фальсификата меда. Я хочу, чтобы на рынке был мед качественнее, чем сейчас, а для этого нужна хорошая конкуренция между сельхозпроизводителями, — считает Евгений Овсянкин. — При грамотном подходе это достаточно рентабельный бизнес.

Но все условно, как и в любой отрасли сельского хозяйства. Это очень трудозатратный бизнес, нужно учитывать и то, что работаешь с «животинками», а они иногда жалят, у них еще и настроение есть. Можно наладить свое производство и обеспечить себя продукцией пчеловодства.

В первую очередь нужна популяризация пчеловодства на селе, чтобы молодежь видела перспективы и стала заниматься пчеловодством. Нужна и финансовая поддержка государства. Цены на домики — от пяти до десяти тысяч рублей.

Нужно внедрять обучающие программы, в школах приобщать молодежь, создавать условия для развития исконно русского народного промысла».

Заместитель директора вологодского информационно-консультационного центра агропромышленного комплекса Ольга Долматова пояснила cherinfo.ru, что с финансовой поддержкой пчеловодов на самом деле есть проблемы, однако при должном упорстве они разрешимы.

«Года три назад на развитие пчеловодства выделялись областные деньги. Сейчас их нет, но есть программа «Поддержка начинающих фермеров». По этой программе можно заявиться на грант, хотя пока пчеловодам гранты не давали.

Нужно сказать, что у нас только два пчеловода прошли сертификацию в рамках системы «Настоящий Вологодский продукт» — это фермеры из Вологодского и Шекснинского районов. Мы их рекламируем, вывозим за пределы области на ярмарки, помогаем пристроить продукцию. Но сертификация стоит средств, поэтому на это идут только те, кому требуются большие объемы продаж, — уточняет Ольга Долматова.

— Достаточно активно развивается частное пчеловодство. Очень много неучтенных пчелосемей и пчеловодов, которые боятся, что их обложат налогами. Но это не так».

В Вологодской области официально зарегистрировано почти четыре тысячи пчеловодов и 23 тысячи пчелосемей. Самое большое количество пасек — в Нюксенском и Тарногском районах. В прошлом году, несмотря на прохладное и дождливое лето, пчеловоды региона собрали более 163 тысяч килограммов меда. Спрос на качественный мед остается стабильно высоким.

«Мед очень востребован у череповчан. На ярмарке «Дары Вологодчины» всегда семь-восемь точек с медом, приезжают пчеловоды со всей области. Участвуют они и в ярмарках выходного дня.

На коммерческие ярмарки, наряду с нашим, привозят, например, башкирский мед, — рассказала cherinfo.ru ведущий специалист отдела развития потребительского рынка управления экономической политики мэрии Череповца Анна Краскова.

— Особый ажиотаж — осенью, когда пчеловоды привозят свежий мед. Покупатели идут целенаправленно к своим продавцам, у кого уже проверили мед».

Пчеловодам необходимо документально заверить качество своей продукции — обзавестись ветеринарным паспортом пасеки, который после обследования выдают государственные ветеринарные службы.

«Мы берем с пасеки подмор, исследуем его в лаборатории на заболевания пчел, — поясняет руководитель череповецкой районной станции по борьбе с болезнями животных Наталья Ерёмина. — Основные требования к пасеке — двухметровый забор, подсобные помещения для хранения инвентаря.

Должно соблюдаться расстояние между домиками — три метра. Пасеки должны находиться в 500 метрах от дорог местного назначения, в тысяче метрах — от животноводческих и птицеводческих комплексов, в 250 метрах — от организаций здравоохранения, образования и культуры.

Домики должны быть окрашены в разные цвета и подписаны. Если требования соблюдены, выдаем ветеринарно-санитарный паспорт пасек. В лаборатории исследуем и качество меда. Результаты также записываются в этот паспорт.

Паспорт действителен пожизненно, если не произошли какие-либо изменения на пасеке».

Пчеловоды просят изменить и систему контроля за качеством меда. Этот вопрос обсуждали в Йошкар-Оле на форуме Общероссийского народного фронта.

Фермер из Кемеровской области Дмитрий Николаев, обратившись к президенту России, также посетовал, что на российский рынок попадает большое количество поддельной продукции, в том числе из Китая.

Пчеловод попросил доработать госстандарты и внести в них четкие критерии, отделяющие натуральный мед от продукции, содержащей мед, а также сформулировать требования к качеству и безопасности продукта. Владимир Путин пообещал, что поручит этот вопрос Минсельхозу.

Валентина Бушманова

Смотрите также

Месячник птицеводства в экоцентре «Царская пасека» сменился пчеловодством

 На форуме ОНФ в Марий Эл предложили обновить технические стандарты качества меда

Россия на мировом рынке меда в 2015 году

Источник: http://pcelovodstvodoskaobavlenij.ylejbees.com/index.php/medovyj-rynok-rossii/285-cherepovetskij-fermer-organizoval-sbor-podpisej-v-podderzhku-otechestvennogo-pchelovodstva

Региональный обзор Milknews: Вологодская область

Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда

Вполне ожидаемо, что основа сельского хозяйства Вологодской области – производство молока, на которое приходится 70% всей валовой продукции.

По молоку, яйцам, картофелю и мясу область находится на самообеспечении. Мягкий климат и нежаркое лето создают идеальные условия для животноводства.

В области используют множество разных пород – как вездесущую голштинскую, так и ярославскую, айрширскую, холмогорскую и черно-пеструю.

Почву в регионе в основном представляют подзолистые, есть также дерново-подзолистые и часто встречаются болотные грунты.

Это означает, что земля в области неплодородная: она кислая и с небольшим содержанием гумуса. Поэтому, несмотря на большие площади земель сельскохозяйственного назначения (2840,4 тыс.

га), растениеводство развито слабо и выращивают яровой овес, лен, картофель, а также овощи на приусадебных участках.

Молочная отрасль

ценность вологодских предприятий – это, конечно, сам бренд области. Между прочим, право производить вологодское масло закреплено только за местным бизнесом. Это установил Росстандарт еще с 1 января 2010 года, поэтому с тех пор любая продукция с названием “Вологодское масло”, изготовленная за пределами Вологодской области, считается контрафактом.

При этом исторически могло сложиться и так, что это масло производили бы в других регионах.

Когда вологодское масло изобрел Николай Васильевич Верещагин (старший брат знаменитого художника Василия Верещагина), у него уже были сырные производства не только в Вологодской, но и в Новгородской, Ярославской и Тверской губерниях.

В 1870 году он попробовал масло из Нормандии на молочной выставке в Париже и уже в следующем году открыл первый завод для производства масла в деревне Марфино Вологодской области.

Его масло делалось из сливок, нагретых до высокой температуры – именно это и придает “ореховый” привкус. Причем изначально оно называлось “парижским”, а в других странах мира его называли “петербургским”. Вкус получался и благодаря вологодским пастбищам и умеренным температурам летом. Сейчас крупнейшим производителем этого масла стал Учебно-опытный молочный завод имени Верещагина.

Несмотря на такую славную историю и хороший климат для животноводства, Вологодская область, по данным Аналитического центра Milknews, занимает только 15 место по объемам производства сырого молока.

В 2016 году тут произвели 450,8 тыс т молока (2,2% от общего производства в России) при товарности в 92,4%. Товарность меняется на доли процента и в последние годы крутится вокруг этой цифры.

В последние годы производства стабильно растет – в 2014 году, например, было надоено только 411,6 тыс т. Традиционно практически все молоко производится в крупных хозяйствах.

Поголовье коров тоже стабильно и с годами меняется незначительно – в 2016 году насчитывалось 75,9 тыс голов (в 2014 – 76,1, а в 2015 – 75,8). Из них племенных коров молочного направления около 60%.

Зато молочная продуктивность коров стабильно растет и значительно выше среднероссийского уровня – 6,193 т в год на корову на 2015 год (в среднем по России – 4,1 т). В сельхозорганизациях – 6,4 т. В 2016 году она достигал уже 6,666 т на корову.

Цельномолочной продукции в пересчете на молоко в 2016 году, по информации Аналитического центра Milknews было произведено 571,35 тыс т, сыров и сырной продукции – 198,1 тыс т в физическом весе, а сливочного масла – 6,436 тыс т. По всем позициям есть незначительный рост с 2015 года.

Кроме того, на родине лучшего масла России, не любят молоко: потребление молочных продуктов падает последние несколько лет. В 2016 году область занимала только 51 место по их потреблению, потому что местные жители съели в среднем 212,1 кг молочных товаров, что составляет только 65% от нормы.

Господдержка

Поддержка молочной отрасли региона постоянно растет и в 2016 году составила 633,6 млн рублей (+38,1%). Из них из федерального бюджета получено 533,3 млн. При этом в сравнении с другими регионами, в Вологодской области поддержка более чем скромная – самый сильный региональный молочный бренд России получил всего 1,4 рубля на кг товарного молока (71 место в России – конец списка).

На субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам было выделено 12,9 млн рублей, а на краткосрочные – 6,2 млн рублей.

Больше всего денег было потрачено на субсидии на кг реализованного молока – 464,7 млн рублей. Серьезно поддерживали и племенное животноводство молочного направление, на которое выделили 123,8 млн рублей.

Крупнейшие предприятия

В производстве и переработке молока региона не сложилось монополии, более того, даже крупные предприятия принадлежат часто сотрудникам, а не международным компаниям. Можно сказать, что в Вологодской области молочная отрасль конкурентнее, чем в целом по России.

Самый большой переработчик региона – Вологодский молочный комбинат. В отличие от других больших заводов, он является кооперативом и фактически принадлежит сотрудникам. В системе Контур.

Фокус указано 58 учредителей-частных лиц и еще шесть хозяйств, а также ОАО “Верховажский Маслозавод”. В 2015 году выручка составила 4,5 млрд, а чистая прибыль — 216,1 млн рублей. Завод являлся прибыльным все последние годы.

Предприятие перерабатывает 350 т молока в сутки и производит более полусотни наименований продукции.

ОАО “Северное Молоко” (один из акционеров – “Нева Милк”) из города Грязовец способно перерабатывать до 400 т молока в сутки, но по факту производит гораздо меньше Вологодского молочного комбината – в 2015 году его выручка составила 1,5 млрд, а чистая прибыль — 893,0 тыс рублей.

Важным предприятием в регионе остается УОМЗ имени Верещагина Н. В. Это учебно-опытный завод, который и принимает на практику студентов, и занимается научной работой, и одновременно производит молоко и молочную продукцию.

Завод является обладателем свидетельства №1 на право пользования наименованием места происхождения товара “Вологодское масло”.

По данным администрации Вологодской области, завод перерабатывает около 20% объемов реализуемого в регионе молочного сырья, ежегодный выпуск – 20 000 т цельномолочной продукции, около 2000 т сухих молочных продуктов и 2500 т масла.

На протяжении двух лет в регионе гремел скандал вокруг приватизации УОМЗ. Росимущество, владеющее 100% акций ОАО “Учебно-опытный молочный завод Вологодской государственной молочнохозяйственной академии им. Н. В.

Верещагина” (УОМЗ), в 2015 году выставило предприятие на торги, начальная цена – 917,2 млн руб. Продажа пакета была включена в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2014–2016 гг.

, однако в январе 2017 года на сайте Правительства Российской Федерации появился документ о новом прогнозном плане приватизации на 2017 – 2019 гг., и завода в нем нет.

В рамках антиприватизационных мер в январе 2016 года Правительством области совместно с Минсельхозом России и ОАО “УОМЗ” ВГМХА” была разработана и в настоящий момент реализуется долгосрочная программа развития ОАО “Учебно-опытный молочный завод” Вологодской государственной молочнохозяйственной академии имени Н.В. Верещагина до 2020 года. Она нацелена на увеличение производства молока и молочных продуктов и на покрытие дефицита данной продукции в Российской Федерации.

Крупнейшим производителем сырого молока в регионе уже много лет является СПК “Родина”, которая находится на 49 месте в рейтинге “ТОП-50” производителей молока Союзмолоко. СПК “Родина” производит около 12 тыс т молока в год. Согласно Картотеке у предприятия 10 акционеров, крупнейшая из которых – Римма Совкова (24,55%). У Валентина Воропанова – 15,94%.

Госзакупки

В некоторых регионах в год заключаются сотни контрактов по госзакупкам. Порой их число превышает тысячу. В Вологодской области все гораздо спокойнее – там за 2016 год официальный сайт единой информационной системы в сфере закупок нашел всего 78 контрактов. Большая часть из них была сделана для образовательных и медицинских учреждений.

Самый большой контракт (15,9 млн рублей) был для поставок питьевого молока в детские сады Вологды – нужно было почти 430,5 т.

Его выиграла компания ООО “Сияние Севера” – совсем новая фирма из поселка Царева Тотемского района Вологодской области, образованная в апреле 2016 года, по данным системы Контур.Фокус. Владеет им Игорь Рыжов, который уже несколько лет занимается в области переработкой мяса.

В том же населенном пункте у него есть ООО “Тотемский перерабатывающий завод” – крупное предприятие с годовым оборотом около 100 млн рублей. В 2015 году чистая его прибыль, по данным Контур.

Фокус, составила 7 млн рублей (данные за 2016 год по всем компаниям появятся только в сентябре). Кроме того, в городе Великий Устюг у него есть ООО “Мяспрод”, у которого в 2015 году выручка составила 15,9 млн, а чистый убыток — 634,0 тыс рублей.

Оба завода активно участвуют в госзакупках. Однако ООО “Сияние Севера”, которое занимается оптовой торговлей, переплюнула эти заводы, заключив за 12 месяцев 81 контракт по госзакупам на 15,3 млн рублей (при этом участвовала компания в 138 конкурсах на 17,4 млн рублей), при этом крупнейшие было именно по молоку, а не по мясу, по данным системы Контур.Фокус.

Контракт на 13,4 млн рублей также был для поставок в детские сады Вологды общим объемом почти 299 т. На этот раз указано было вполне конкретное питьевое молоко – пастеризованное жирностью не менее 2,5%. Выиграла его компания все того же Игоря Рыжова – ООО ”Мяспрод”.

Третий по величине контракт также касался детских садов, но на этот раз в Череповце. Нужно было закупить пастеризованного молока 2,5% жирности на 8,7 млн рублей, однако почему-то никто не подал заявку.

Еще один конкурс на поставки такого же молока в детские сады Череповца на 8,36 млн рублей выиграл Владимир Валентинович Пантелеев, который согласился поставить продукцию за 7,34 млн рублей. Это индивидуальный предприниматель, занимается оптовыми поставками с 2004 года.

По данным системы проверки контрагентов Картотека, он живет в Череповце и ему 40 лет. Ему также принадлежит оптовая компания ООО “ПАВЛИН И “К”, открытая им в мае 2016 года. За последние 12 месяцев, по данным системы Контур.Фокус, он заключил 31 контракт по госзакупкам на общую сумму 4,7 млн рублей.

В подавляющем большинстве случаев поставлялось молоко и молочные продукты в Череповце. Ему, в том числе, достались в прошлом году крупные контракты на поставки сливочного масла.

Источник: https://agrovesti.net/lib/regionals/region-35/regionalnyj-obzor-milknews-vologodskaya-oblast.html

Ушел с молотка: в Вологде ударили рынком по рынку

Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда

Проблема в том, что горожанам пока неизвестно, какие планы на эту территорию у предпринимателя. Ходили слухи о строительстве очередного торгового центра, ресторана и даже многоуровневой парковки. Именно эта неопределенность будоражит горожан: и многочисленных постоянных покупателей, и продавцов.

Маленький нюанс

Городской рынок находится в самом центре Вологды на улице Батюшкова. Продать его решили еще в 2013 году: содержание рынка обходилось городу почти в 800 тысяч рублей в месяц, а доходы от него составляли всего 200 тысяч.

Тогда городские депутаты приняли решение о нецелесообразности содержания этого объекта, и рынок выставили на торги. Первый раз аукцион был объявлен в октябре 2014 года.

Правда, тогда торги не состоялись, просто не нашлось желающих рынок купить.

Дело в том, что в этой сделке есть один нюанс. Муниципальная часть рынка – это только первый этаж двухэтажного здания и прилегающая к нему территория. Второй этаж был надстроен в 90-х годах и принадлежит частным лицам. Поэтому будущий владелец недвижимости в центре города не сможет распоряжаться ей по своему желанию.

– Мы сами не знаем, кому принадлежит второй этаж, они платят только коммунальные услуги, а все договоренности с продавцами и предпринимателями об аренде решаются в частном порядке. У тех, кто торгует на первом этаже, есть договоры и все официально, а второй этаж живет своей жизнью, – рассказала продавец Людмила Антонова.

И, как было озвучено на одной из сессий городской Думы, администрация города выставила на продажу пакет акций общества с ограниченной ответственностью, а не весь имущественный комплекс.

«Мы продаем пакет акций общества с ограниченной ответственностью, а не имущественный комплекс. Имущественный комплекс – это внутрихозяйственные отношения, и списка собственников надстройки у нас нет», – цитирует депутата Евгения Перова газета «Премьер».

Неудивительно, что при таких правилах игры желающих принять в ней участие не нашлось. С октября 2014-го город предпринимал неоднократные попытки продать рынок, цена постепенно снижалась, в итоге аукцион состоялся только в декабре 2016 года. В этот раз сумма лота составила немногим больше 150 млн рублей, и в конкурсе приняли участие два предпринимателя.

Со времен Ивана Грозного

Рынок (в том виде, в котором он существует сегодня) был построен в 1976 году. Но уличная торговля на этом месте была всегда, по крайней мере – со времен Ивана Грозного. Торговали здесь и во времена Великой Отечественной войны, вологжане обменивали вещи на продукты и делились последней информацией с фронта.

Рынок (в том виде, в котором он существует сегодня) был построен в 1976 году. Но уличная торговля на этом месте была всегда, по крайней мере – со времен Ивана Грозного.

В 90-е годы рынок процветал, это было единственное место, где можно было купить абсолютно все. Какое-то время он оправдывал свое существование и обеспечивал необходимый поток клиентов. А вот конкуренции, которая пришла с началом нового века, выдержать не смог. Сейчас ассортимент, который здесь представлен, есть в каждом торговом центре города.

Среди очевидных минусов рынка – сложная транспортная доступность. До ближайшей остановки общественного транспорта далеко, а после того, как территорию вокруг него собрались «заковать» в платные парковки, местные предприниматели и вовсе приуныли.

– Когда вокруг рынка установили паркоматы, первое мое решение было – искать другое место для торговли, – рассказывает предприниматель Денис Войков. – Единственный плюс здесь торговать – это центр города, хорошая проходимость и то, что можно подъехать на машине.

А если учесть, что люди, работающие в центре города, приезжают на работу на машинах, то они могут прийти, накупить всего, кинуть сумки в багажник и спокойно ехать домой. Но если убрать из цепочки личный транспорт – мы клиентов потеряем.

Никто с пакетами на общественном транспорте домой не поедет, ведь есть магазин у дома, там можно все купить. И даже свежее мясо, мед от производителя и т.д. клиента не удержат.

Но платные парковки отменили на год, и предприниматели остались. Что делать дальше, пока никто не знает.

– Пока ждем, договоры заключены на год, будем ждать. Если придется искать другое место, значит, будем искать, – сказал предприниматель.

Кто поддержит?

Долго время существование рынка оправдывалось еще одним фактором – это едва ли не единственное место, где торгуют сельхозпроизводители со всего региона. Помещения арендуют более 400 предпринимателей, не говоря уже о частниках, а точнее – о пенсионерах, для которых здесь есть специальные места. Летом продают свежие грибы, ягоды, зимой – варенье и консервацию.

– Зимой клиентов мало, приезжаем наудачу. Хотя есть и постоянные клиенты, – рассказывает пенсионерка из Вологодского района Алевтина Евгеньевна, торгующая домашним соленьем из рыжиков и груздей, вареньем и травяными сборами. – Летом, конечно, здесь гораздо лучше.

Торговля на рынке – неплохая прибавка к пенсии. Женщина всю жизнь проработала медсестрой, пенсия маленькая, спасает только подсобное хозяйство и собственная активная позиция.

– Нас таких немало, раньше даже молоко возила и творог. Сейчас нужно специальные сертификаты получать, чтобы торговать. Так что возим то, что можно продавать просто с лотка, – добавила пенсионерка.

О судьбе рынка она тоже ничего не знает, говорит, будет ездить, пока можно. А на будущее не загадывает.

Не комментируют ситуацию и в администрации города, пока понятно только одно: альтернативы рынку нет, но и в том виде, в котором он существует сегодня, объект неконкурентоспособен и содержать его только ради поддержки сельхозпроизводителя частнику явно невыгодно.

Фото Оксаны Некипеловой.

Источник: https://ok-inform.ru/szfo/vologda/83715-ushel-s-molotka-v-vologde-udarili-rynkom-po-rynku.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.