+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Содержание

Приключения IKEA в России. Фото | Новости

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Леннарт Дальгрен — один из героев потребительской революции в России. Десять лет назад в нашей стране не было ни одного магазина IKEA. В прошлом году в Омске открылся уже 12-й. Дальгрен пережил в России множество приключений. «Приезжаешь, бывает, на работу в понедельник, посмотришь на часы — уже четверг», — вспоминает он.

Спесивость губернаторов и мэров, придирки и некомпетентность чиновников помельче, противоречивые законы — от такого у кого угодно голова пойдет кругом. Но у Дальгрена было в запасе сверхоружие: признательность миллионов покупателей, скрытые и явные союзники на разных этажах российской власти.

Дальгрен вернулся домой в 2006 году, но его отношения с нашей страной не закончились. Forbes публикует выдержки из его книги.

В воскресенье 21 марта Дальгрен приезжает в Москву, а 23-го, во вторник, будет в редакции Forbes отвечать на вопросы наших читателей. Если у вас есть свой вопорс Леннарт Дальгрен — задайте его здесь.

Про шведского посла

Никогда не забуду мою первую встречу с послом Швеции в России Свеном Хирдманом. Этот очень прямолинейный человек встретил меня со словами: «Так это ты у нас из ИКЕА. Тогда объясни, как же вы можете быть такими идиотами, чтобы начать строительство, не разобравшись сперва, что здесь происходит?»

Что тут скажешь? Единственное, что я смог ответить: «Если бы мы точно знали, что здесь происходит, нас, пожалуй, здесь бы не было. Было бы жаль, не правда ли?»

Про вице-губернатора Подмосковья

Вторая ИКЕА должна была расположиться на юге Москвы и тоже за МКАД, на бывших сельхозугодьях.

В связи с этим нас ожидал непростой тест на смирение. Часть земельного участка занимали «земли сельхозназначения», чей статус нужно было изменить на «земли производства», а это весьма непросто.

Но еще хуже обстояли дела со второй частью участка, за которой был закреплен статус «лесных земель», категорию которых изменить практически невозможно. В этом процессе необходимо задействовать множество различных комитетов и ведомств — всего 39 инстанций.

После очередной резолюции нам каждый раз говорили, что осталось получить последнее разрешение. Но вслед за этим выяснялось, что необходимо одобрение еще одного ведомства, а за ним — еще одного…

Мы передавали документы из одной инстанции в другую, прилежно собирая все необходимые подписи. Кульминацией (хотя и не последним этапом) стала подпись премьер-министра Примакова. Потом эта бумага вернулась к нам, пройдя через те же кабинеты, только в обратном порядке. Но мы рано расслабились, получив пакет документов.

На участке по-прежнему росли деревья, которые предстояло вырубить — естественно, получив на это специальное разрешение.

Кто ж знал, что получить разрешение на вырубку деревьев, которые растут в лесу, которого отныне формально не существует, невозможно? Воздерживаясь от замечу: определенные различия между российской и западной логикой объективно существуют.

Как же теперь получить разрешение на вырубку? Мы не знали. Проблема разрешилась с подачи вице-губернатора Московской области Михаила Меня, большого любителя спорта. Российское отделение ИКЕА совершило крупное пожертвование на развитие детского спорта в Московской области. После этого рубить деревья и начать строительство нам разрешили.

Про главу Солнечногорского района

Для того чтобы обеспечивать наши магазины товарами, необходим был дистрибьюторский центр. Мы начали подыскивать участок под него и нашли неплохой вариант в 30 километрах к северу от нашего первого магазина в районе деревни Есипово Солнечногорского района.

Глава района Попов оказался чрезвычайно активным человеком — он всегда был в пути с одной встречи на другую, всегда опаздывал, и люди из его приемной всегда объясняли его отсутствие тем, что он на встрече с губернатором. Впервые мы встретились с ним у нас в офисе — что в целом для него очень нехарактерно. После дежурного обмена приветствиями он внезапно заявил: «Мистер Леннарт, я все о вас знаю».

Конечно же, я поинтересовался откуда. Он ответил, что как раз едет из ФСБ, где внимательно изучил мое досье. Я не сомневался, что определенные данные обо мне там есть.

Какое-то время мы подозревали, что наши телефоны прослушиваются. Слово за слово, я пытался выудить хоть какую-то информацию из Попова. Сначала он ограничивался общими словами, которые можно было отнести к кому угодно.

Но я настаивал: «Скажите по крайней мере, что обо мне сказано плохого».

«Там особо отмечается ваш главный недостаток. Мистер Леннарт, вы очень скупой и экономите сверх меры».

Не успел Попов уехать, я сел писать запрос в ФСБ с просьбой предоставить выписку из моего досье. Я был почти уверен в том, что ответа не будет, но не мог удержаться.

Через какое-то время в нашу службу безопасности позвонили из ФСБ, чтобы узнать, насколько серьезно следует относиться к моему запросу.

Наш менеджер по безопасности подошел ко мне, чтобы выяснить, действительно ли я запрашивал такую выписку у ФСБ. Когда я рассказал ему обо всем, он еле сдержал смех.

Про Казань

Уже после первой рекогносцировочной поездки в Казань я понял, где мы будем строиться. Во второй раз я приехал с картой, на которой был отмечен наш участок.

Встреча с городской администрацией прошла отлично — мэр города Камиль Исхаков и его заместитель Раис Мубаракзянов встречали нас с поистине восточным гостеприимством. Они обещали проработать ряд вопросов, ознакомиться с проектом и вернуться к нам с ответом.

Не успел наш обратный рейс приземлиться в Москве, как мы уже получили из Казани подтверждение: реализация проекта возможна, но при условии, что магазин будет открыт к тысячелетию Казани.

Мы пообещали успеть к назначенному сроку и сразу же наметили дату закладки первого камня и предполагаемого открытия.

Казань, конечно же, интересовала нас, но далеко не в первую очередь. Решение начать с этого города было продиктовано сердцем, а не рациональными доводами. Мы заразились энтузиазмом руководства, и, как только мэр Камиль назначил своего заместителя Раиса лично курировать проект ИКЕА, который в свою очередь был объявлен приоритетным, мы дали зеленый свет, и работа началась.

Нам с женой понравилось бывать в Казани. Если мы ехали, то всегда на поезде. Ночной поезд отправлялся из Москвы поздно вечером и прибывал в Казань в шесть утра. Обычно на перроне нас встречал вице-мэр Раис.

Он всегда стоял ровно напротив выхода из нашего вагона с огромным букетом роз для моей супруги. Его сопровождали одетые в национальные костюмы девушки, угощавшие нас хлебом-солью. Раис всегда радовался, когда я приезжал с Анной.

По его мнению, это значило, что я приезжаю в Казань не только по служебной необходимости, но и по зову сердца. Так оно и есть.

Спустя год после того, как я впервые переступил порог мэрии, чтобы рассказать о себе, компании ИКЕА и земельном участке, который мы присмотрели, в Казани открылся магазин ИКЕА. Это абсолютный рекорд, нигде в мире открытие не происходило так быстро.

Когда я вспоминаю Казань, я не могу отогнать от себя мысли о том, что вся Россия могла бы быть такой же активной, открытой и динамичной. Никаких препятствий или бюрократических проволочек не было и в помине. Почему в других регионах чиновники не делают все возможное, чтобы превратить Россию в самую привлекательную для инвестиций страну в мире?

Про Краснодар

Изначально в списке приоритетных для нас городов-миллионников Краснодар не значился, но руководство города и района само предложило начать переговоры об инвестициях в регион.

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что город действительно представляет для нас интерес. Нам предложили очень удачно расположенный участок, который мы сразу же согласились приобрести. Как обычно, начался торг.

Но вскоре до нас дошли слухи о том, что эта территория больше не принадлежит городу. Слухи оказались верными — город передал участок другому владельцу.

Мы связались с его представителем, который, не раскрывая имя собственника, назвал цену, впятеро превышающую ту, о которой мы уже договорились с властями.

Мы недвусмысленно дали понять администрации города, что подобные попытки водить нас за нос категорически неприемлемы. Мы начали переговоры с президентом Адыгеи, анклава в составе Краснодарского края.

Граница между густонаселенным Краснодаром и маленькой Республикой Адыгея проходит по реке Кубани. Прямо напротив Краснодара, на территории Адыгеи мы и приобрели огромный земельный надел.

Сегодня на этой земле располагается семейный торговый центр «Мега», основная часть посетителей которого приезжает из Краснодара и окрестностей.

Про Путина

Я очень хотел, чтобы [основатель IKEA] Ингвар Кампрад встретился с президентом Владимиром Путиным. Мне казалось, эти два человека непременно найдут общий язык.

Для Ингвара встреча с Путиным, конечно, стала бы ключом, который в будущем мог распахнуть перед нами не одну дверь.

Путину, вероятно, тоже было бы интересно встретиться с известным и серьезным бизнесменом, который считает Россию страной, приоритетной для инвестиций.

Ингвар относился к этой идее не без интереса, но далеко не с таким энтузиазмом. Однако мне удалось убедить его написать Путину письмо на немецком языке, которое передали лично президенту.

Конечно, наивно было предполагать, что это сработает, но нам говорили, что Путин читал его и, поскольку в нем поднимались вопросы экономического характера, передал его вице-премьеру Александру Жукову.

Не исключено, впрочем, что это решение было принято кем-то из президентской администрации.

Узнав, что наше послание «расписано» Жукову, я расстроился и подумал, что стоит оставить эти попытки. Но Ингвар не терял оптимизма: встретиться с вице-премьером следует непременно. Я пообещал организовать эту встречу в кратчайшие сроки.

Ингвар несколько раз общался с Жуковым, обсуждая ситуацию в стране и мире. Вице-премьер подчеркивал, что российское правительство поддерживает деятельность ИКЕА в России и готово содействовать в реализации нашей инвестиционной программы. Ингвар повторял, что Россия является для ИКЕА приоритетной страной.

Эти встречи неизменно проходили в обстановке взаимного доверия и уважения. Как-то я вновь оказался среди людей, с которыми можно было обсудить возможность встречи между Кампрадом и Путиным. Один из присутствующих сказал по-русски, что ИКЕА вряд ли захочет встречаться с Путиным. Я поинтересовался почему.

Не знаю, говорили они серьезно или шутили, но ответ был такой: «ИКЕА же на всем экономит, а по нашему таксометру встреча с Путиным будет стоить пять-десять миллионов долларов, которые вы никогда не заплатите». Инстинктивно я почувствовал, что, пожалуй, будет лучше не развивать эту тему, и ничего не ответил.

Про мебельное производство

Российское руководство неоднократно высказывало пожелание, чтобы ИКЕА организовала в России собственное производство. По его мнению, это послужило бы веским доказательством серьезности наших намерений. В первые годы нашей работы в этой стране формально вложения в торговые центры не считались реальными инвестициями.

Лишь небольшой процент закупаемой нами продукции приходится на собственное производство ИКЕА. Мебельными фабриками в разных странах управляет наша производственная группа Swedwood.

В России первый лесозавод Swedwood открылся в 2002 году в Ленинградской области при полной поддержке областного правительства.

Мы рассчитывали расширить свое присутствие в России, в частности, за счет покупки нового полностью оборудованного производственного комплекса, который продавался с аукциона.

Специалисты Swedwood внимательно изучили это предприятие и приступили к оформлению заявки на участие в торгах. Но вскоре им позвонил растерянный администратор аукциона и сообщил, что не примет заявку.

Он неохотно рассказал, что ему позвонили из министерства и объяснили, что это предприятие должно достаться некоей российской компании, повлиять на это решение невозможно и можно только выразить глубокое сожаление.

В России есть все, что необходимо для успешного мебельного производства. Есть прекрасная сырьевая база, энергоресурсы и квалифицированная рабочая сила. Не хватает лишь одной, но очень существенной детали, без которой организовать прибыльное мебельное производство практически невозможно и которой российские чиновники обычно не придают особого значения.

Производству необходима стабильность, возможность строить реалистичные прогнозы. Любые сбои, задержки и резкие перемены могут свести бизнес-план на нет. Уверен, что именно этим можно объяснить, почему российская мебельная промышленность не развивалась так, как мы рассчитывали.

Во всяком случае, по этой причине руководство промышленной группы Swedwood весьма скептически оценивает перспективы дальнейшего развития бизнеса в России.

Про Батурину

Один случай, связанный с именем госпожи Батуриной, супруги московского мэра Лужкова — известной, амбициозной и преуспевающей бизнес-леди и самой богатой женщины в России, — долго не выходил у меня из головы.

Батуриной принадлежат строительные компании и целый ряд других производств, в частности, заводы, которые делают мебель из пластмассы. В одной из наших встреч с представителями этой компании, которую мы рассматривали в качестве потенциального поставщика, неожиданно приняла участие сама госпожа Батурина.

Она вошла в комнату посреди разговора и, не представившись, заявила, что если мы собираемся закупать продукцию одного из ее предприятий, то делать это предстоит на ее условиях. Условия эти оказались за гранью разумного и были абсолютно неприемлемыми.

Потом нам говорили, что это разногласие сыграло роль красной тряпки в наших последующих переговорах с ее супругом о строительстве ИКЕА на Кутузовском проспекте. До сих пор не могу поверить, что это может быть правдой.

Про стукачей из ФСБ

Один из дошедших до наших дней пережитков старой советской системы — это разного рода доносчики, работающие на ФСБ и внедренные во все крупные предприятия. Это часть повседневной жизни, совершенно обыденная и в большинстве случаев совершенно безвредная.

За годы моей работы в России служба безопасности ИКЕА не раз докладывала мне о подобных людях. Я с самого начала решил полностью игнорировать это явление. Мне было совершенно неинтересно знать, кто у нас «стукач», а кто нет, — нам в любом случае нечего скрывать.

Если бы я все время думал про то, что, где и кому сказал в собственном офисе, я бы просто не смог работать. При случае я рассказал об этом Ингвару, и он согласился, что если к нам кого-то и внедрили, то нам это только на пользу.

Пусть все знают, что наши намерения серьезны и скрывать нам нечего.

Источник: http://www.forbes.ru/column/45208-otkrytie-rossii

«Кубышка» в кризис, или Как россияне копят деньги

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Более половины (51%) жителей России не имели сбережений до кризиса и не делают их сегодня. Кредитов и долгов по итогам 2016 года нет у 70% населения.

Изменения в кредитном и сберегательном поведении россиян в период кризиса проанализировали эксперты Института социальной политики (ИСП) НИУ ВШЭ в мониторинге «Население России в 2016 году: доходы, расходы и социальное самочувствие»*.

Тратить или откладывать

По данным общероссийского опроса, проведенного НИУ ВШЭ в сентябре 2016 года, только 11% граждан сегодня сберегают денег больше, чем откладывали два года назад. Свыше 25% отметили, что их семьи с 2014 года (начало кризисного сокращения доходов) стали сохранять меньше средств, либо прекратили это делать.

Изменение сберегательного поведения населения России за последние два года (2014–2016), % от числа опрошенных

Источник: опрос НИУ ВШЭ, сентябрь 2016 года.

Чаще всего денежный резерв отсутствует у молодых людей в возрасте 25–35 лет.

Активнее расходуют средства 46–55-летние. Исследователи назвали этот факт тревожным: «траты в преддверии выхода на пенсию не позволят сохранить приемлемый уровень благосостояния после прекращения работы».

По-разному ведут себя богатые и бедные. Для граждан с низким уровнем доходов сберегательное поведение не было характерно ни в 2014, ни в 2016 годах. Высокодоходные стали откладывать больше. При этом 30% россиян с высокими и средними доходами сократили сбережения или отказались от них, пытаясь в условиях «шторма» остаться на привычной для себя волне потребления.

Помогут ли подушки безопасности

В случае потери всех источников дохода прожить за счет сбережений не меньше года смогут около 9% семей.

Финансовые подушки безопасности большинства позволят продержаться совсем недолго: накопления 23% россиян дадут возможность прожить в привычном режиме не более месяца.

На одну-две недели хватит «заначки» у 30% опрошенных, а 16% сказали, что их средств не достаточно даже на один день жизни.

Сколько сможет прожить российская семья, не меняя свой образ жизни, за счет сбережений в случае потери всех источников дохода, % от числа опрошенных

Источник: опрос НИУ ВШЭ, сентябрь 2016 года.

Три четверти опрошенных никак не пытаются защитить свои накопления.

Закрытие/открытие вкладов, покупка валюты, перевод сбережений из валюты в рубли и приобретение недвижимости — вот наиболее популярные способы сберечь свои деньги у тех, кто пытался делать хоть что-то для их сохранения. Значительно реже накопленные финансы инвестировались в дорогостоящие товары (купить, чтобы перепродать) и ценные бумаги.

Наиболее успешной стратегией оказался перевод рублевых вкладов в валюту. Довольными результатом своих решений также остались те, кто купил недвижимость и открыл банковский вклад.

Кредитное бремя россиян

Как показал опрос НИУ ВШЭ, 70% граждан не имеют кредитов и долгов. Большинство из оставшихся 30% (каждый пятый) выплачивают рублевые кредиты, оформленные в банке или местах продаж товаров.

Рублевой ипотекой обременены 4%, валютной — 0,2% населения. Поставщикам услуг ЖКХ более чем за два месяца должны 3,5%. Частным лицам — 5,5%.

Наличие кредитов и задолженностей у населения России, % опрошенных

Источник: опрос НИУ ВШЭ, сентябрь 2016 года.

По европейским стандартам, семья считается перекредитованной, то есть перегруженной долгами, если на их погашение ежемесячно тратится не менее 50% ее доходов.

В России в такой ситуации находится каждое пятое домохозяйство из числа имеющих кредиты и долги. Еще для 25% кредитно-долговые расходы забирают от трети до половины бюджета.

Проблема невыплаты кредитов в 2014–2016 годах в той или иной степени коснулась почти 30% россиян. Они справлялись с ней разными способами: от договоренности с кредиторами до продажи имущества. Самым популярным стали займы у родственников и друзей (55%) и их безвозмездная помощь (16%).

Около 13% не способных платить вовремя решили вопрос благодаря «оптимизации» своих доходов (нашли новую работу или приработок). Примерно столько же неплатежеспособных должников (13,7%) предпочли ничего не делать.

Действия, предпринятые российскими семьями для решения проблемы невыплаты по кредиту, %

Источник: опрос НИУ ВШЭ, сентябрь 2016 года.

* Регулярный оперативный мониторинг бедности, доходов, самочувствия и потребительских предпочтений российских домохозяйств основан на данных Росстата, Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и результатах  ежемесячного обследования населения по вопросам социального самочувствия и бедности, организованного ВЦИОМ по заказу НИУ ВШЭ. Обследование проводится в 130 населенных пунктах 46 регионов РФ,  репрезентативная выбора — 1600 респондентов.

Информационная база раздела о кредитном и сберегательном поведении — данные общероссийского обследования населения, проведенного НИУ ВШЭ в сентябре 2016 года с целью более детального исследования экономического поведения населения в период экономического спада, репрезентативная выборка — 2000 респондентов.

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 11 января, 2017 г. Экономика кредитование сбережения

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/199962648.html

Интервью генерального директора

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Пер Кауфман: “Россия является одним из ключевых и наиболее приоритетных рынков для ИКЕА”

В 2007 году компания ИКЕА планирует открыть в России три комплекса «ИКЕА+МЕГА» – в Новосибирске, Ростове-на-Дону и Самаре, а в 2008 году в Адыгее, Омске и Уфе. Инвестиции в каждый комплекс оцениваются в $130-150 млн.Но и это еще не все.

В дальнейших планах IKEA – реализация проектов в ряде российских городов, среди которых Саратов, Волгоград, Пермь, Тольятти, Красноярск, Челябинск, Воронеж и Тюмень.

Как утверждает генеральный директор «ИКЕА Россия и Украина» Пер Кауфман, локальный игрок от появления ИКЕА в регионе только выигрывает.

– Россия является одним из ключевых и наиболее приоритетных рынков для ИКЕА. Это страна с огромным населением, покупательная способность которого пока не очень высокая, но стремительно растет, а конкуренция в то же время относительно низкая.

– Каковы темпы роста сети ИКЕА в России? Отличается ли темп развития компании в России от развития в других странах?

– Поскольку сегмент розничной торговли в большинстве регионов только начинает развиваться, важно суметь воспользоваться преимуществом первого крупного игрока на рынке. Наш первый магазин в России открылся в 2000 году.

Сегодня, семь лет спустя, в России действует восемь магазинов ИКЕА, входящих в состав семейных торговых центров МЕГА, – пока эта концепция реализуется компанией только в России.

Если экономика страны продолжит так же динамично развиваться, мы планируем в среднем каждый год вводить в эксплуатацию по три новых комплекса ИКЕА/МЕГА.

– Какое из направлений развития компании является приоритетным? Будет ли меняться подход к оценке направлений работы в РФ?

– Первые торговые центры МЕГА пристраивались к уже существующим магазинам ИКЕА. В дальнейшем мы решили, что ИКЕА и МЕГА так удачно дополняют друг друга, что неправильно было бы их разделять.

– В своем первом выступлении в качестве главы ИКЕА вы утверждали, что 2006 год будет первым прибыльным в истории ИКЕА в России – он стал таковым?

– Да, наши магазины работали с прибылью, и по результатам 2006 финансового года (в ИКЕА это период с сентября 2005 года по август 2006 года) мы вышли на уровень безубыточности.

– Предыдущие годы работы в России были убыточны?

– Да, но с учетом огромных средств, которые ИКЕА постоянно инвестировала в России, это неудивительно. Интересно, что ИКЕА является крупнейшим несырьевым инвестором в экономику России. Суммарный объем инвестиций на сегодня составляет около $2,4 млрд.

– В отличие от других стран, в России компания ИКЕА вкладывала средства в финансирование строительства торговых центров – почему такая практика не применялась в других странах, и насколько это было оправдано?

– Россия была и до сих пор остается рынком, где розничная торговля только начинает активно развиваться. В отличие от большинства западных стран, ниша торговых центров здесь пока еще относительно свободна. Тем не менее, если ИКЕА представится такая возможность, мы будем пробовать аналогичную модель на рынках других стран.

– Формат торгового центра МЕГА был разработан специально для России или уже существовал в других странах?

– Группа компаний ИКЕА управляет торговыми центрами в других странах мира, но по своему масштабу они заметно меньше. Концепция семейных торговых центров МЕГА была разработана и впервые реализована в России, и возможно, будет применяться и в других странах.

– Рассматривает ли ИКЕА российские мебельные компании, работающие в аналогичном сегменте, как конкурентов?

– Здесь, пожалуй, важно не столько мнение ИКЕА, сколько мнение потребителя. Несмотря на то, что об ИКЕА в России довольно много говорят, не следует забывать о том, что мы занимаем совсем небольшую долю российского мебельного рынка.

Говоря о конкуренции, мы обычно сравниваем покупку мебели с другими способами потратить семейные бюджеты, ведь мебель стоит далеко не первой в списке потребительских приоритетов. Появление в регионе ИКЕА способствует росту интереса потребителя к обустройству дома.

В результате продажи мебели растут как у нас, так и у наших потенциальных конкурентов. Таким образом, если локальный игрок достаточно отличается от ИКЕА по концепции и ассортименту, он только выигрывает от нашего появления в регионе.

Это может показаться странным на первый взгляд, но по нашему опыту в других странах многие стремятся размещать свои мебельные магазины как можно ближе к ИКЕА. И мы это только приветствуем.

– С кем из российских компаний-поставщиков вы сотрудничаете?

– В ИКЕА существует неписаное правило не комментировать третьих лиц, которое распространяется на арендаторов наших торговых центров и на наших поставщиков. Мы предоставляем им полное право самим говорить за себя.

Поставщиками ИКЕА является более 100 предприятий, производящих не только корпусную, но и мягкую мебель, текстиль и стеклянные изделия. Десять из них начали сотрудничать с ИКЕА в 2006 году.

Мы не хотели бы останавливаться на достигнутом и активно развиваем наши контакты с российскими производственными предприятиями.

– Как компания координирует работу предприятий-поставщиков внутри РФ? Существует ли оригинальный алгоритм организации такой работы?

– ИКЕА закупает продукцию у российских поставщиков уже 18 лет. Эту деятельность координируют 4 закупочных офиса ИКЕА (в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Иркутске).

Ежегодный объем закупок составляет 170 млн евро. Закупаемая продукция реализуется в магазинах ИКЕА не только в России, но и по всему миру.

Координатором является подразделение ИКЕА, курирующее разработку ассортимента, – IKEA of Sweden.

– Будет ли компания использовать региональный лесосырьевой потенциал? Например, Дальнего Востока и Южного федерального округа?

– Россия обладает огромным лесосырьевым потенциалом. Предприятия, продукцию которых мы закупаем, – фабрики и лесозаводы – расположены в различных регионах России, в том числе весьма удаленных от столицы.

Два из четырех закупочных офисов располагаются в Новосибирске и Иркутске – это само по себе о многом говорит. И мы непрерывно находимся в поиске новых партнеров по всей стране.

При этом мы заинтересованы в том, чтобы наши нынешние и будущие поставщики развивали свои производства, наращивая объемы и увеличивая глубину переработки древесины, и готовы им в этом помогать.

– Насколько влияют на лесопромышленное подразделение компании практикуемые в РФ незаконные рубки?

– Проблема существует, и мы по мере сил пытаемся ее решать, причем не только в России. ИКЕА совместно с WWF и другими международными организациями участвует в ряде проектов, целью которых является борьба с незаконной вырубкой, организация сертификации лесных хозяйств, исследование проблем ответственного лесопользования.

– Каков средний чек в магазинах ИКЕА в России? Отличается ли средний чек московского магазина ИКЕА от чека в Казани, Екатеринбурге или Нижнем Новгороде?

– Одно из преимуществ частной компании, акции которой не торгуются на бирже, состоит в том, что мы можем не разглашать наши финансовые результаты. Мы довольны тем, как идут дела во всех наших магазинах в России.

Средний чек московского магазина несколько выше, чем в регионах, но это не является для нас неожиданностью. В Казани за последний год мы наблюдаем заметный и стабильный рост потребительской активности.

Магазины в Екатеринбурге и Нижнем Новгороде открылись относительно недавно, пока рано говорить о какой-то статистике, но первые результаты превосходят наши прогнозы.

– Каков процент претензий покупателей к товарам ИКЕА в России? Отличается ли он от аналогичного показателя в других странах?

– Наша сервисная служба контролирует процент возврата товаров – и мы с гордостью можем сказать, что среди всех 35 стран, где работают магазины ИКЕА, в России процент возврата один из самых низких.

– Каков убыток компании от мелкого воровства в магазинах ИКЕА? Или такое невозможно?

– К сожалению, это неизбежно, и магазины ИКЕА в данном случае не являются исключением. В любом магазине следят за тем, чтобы убыток не превышал определенный процент оборота.

В ИКЕА этот показатель в несколько раз меньше критического, и это говорит о том, что наша служба безопасности работает эффективно.

Сейчас случаев мелкого воровства фиксируется заметно меньше, чем в первые годы работы.

– Топ-менеджмент компании состоит в основном из российских или из западных специалистов?

– Количество российских топ-менеджеров в компании растет, хотя пока иностранцев в процентном отношении больше (трое из восьми директоров магазинов ИКЕА – россияне).

В недалеком будущем, я уверен, россияне будут составлять абсолютное большинство.

Для любой международной компании со своей развитой концепцией требуется определенное время, чтобы подготовить квалифицированные кадры, которым можно будет передать управление.

– Получают ли западные менеджеры компенсации за работу в России?

– Условия контракта иностранных сотрудников в России ничем не отличаются от тех условий, которые ИКЕА предлагает иностранным сотрудникам любого своего подразделения в мире – например, российским сотрудникам, работающим в ИКЕА за рубежом.

– Какова политика компании в подборе персонала? Как привлекаются кадры для работы в торговых центрах? Каков критерий отбора сотрудников?

– Что касается администрации торгового центра МЕГА, штат сотрудников невелик, порядка 20 человек. На ключевые позиции в новом проекте мы отбираем наших лучших сотрудников, обладающих опытом работы. Арендаторы сами занимаются подбором персонала.

Что касается собственно магазина ИКЕА – мы сотрудничаем с несколькими крупными сетевыми кадровыми агентствами, которые помогают нам набрать сотрудников на ключевые позиции в магазине, менеджеров и специалистов по дизайну интерьеров.

Кандидаты проходят несколько собеседований с нашими экспертами, которые выезжают в новый для ИКЕА регион для проведения интервью, а затем для новичков организуются тренинги в действующих магазинах ИКЕА.

Главные качества, которыми должен обладать претендент на руководящую должность, – лидерская харизма, готовность осваивать новое и брать на себя ответственность, активная жизненная позиция. Специальное образование и опыт работы не являются большим преимуществом, за исключением профильных специалистов по мерчендайзингу, графическому дизайну и дизайну интерьеров.

Очень ценится умение и готовность работать в команде, поскольку менеджер ИКЕА – не тот, кто проводит время в солидном кресле начальника, а тот, кто работает плечом к плечу с рядовыми сотрудниками и всегда готов помочь не только советом, но и делом. Директор магазина регулярно работает в торговом зале, несет дежурство по магазину и никак не демонстрирует свой высокий статус. Это норма для ИКЕА.

– Насколько реально сделать карьеру в ИКЕА?

– Конечно, это реально. Спросите об этом наших сотрудников в России и в других странах мира.

Многие ключевые позиции в компании (директора магазинов, ведущие специалисты сервис-офиса) сейчас занимают люди, которые всего несколько лет назад пришли на ярмарку вакансий ИКЕА в своем городе.

Компания предлагает практически неограниченные перспективы для обучения и карьерного роста, причем не только в рамках своего магазина, но и в других подразделениях ИКЕА в России и за рубежом.

– В планах компании была заявлена «экспансия еще в 12 регионов» – что это за регионы, каковы будут сроки и сумма инвестиций?

– Мы занимаемся подбором земельных участков, на которых возможно было бы разместить наши торговые центры, в нескольких регионах России. Надеемся, что ежегодно нам удастся открывать в среднем по 3 новых комплекса ИКЕА/МЕГА. В зависимости от конкретных условий и возможностей их может быть 2 или 4.

– Насколько комфортно работать с российскими чиновниками? Сколько финансовых средств компании уходит на решение административных вопросов обходными путями?

– С чиновниками в России работать не более неудобно, чем в какой бы то ни было другой стране, и, как везде, необходимо время на то, чтобы изучить местные обычаи.

Политика ИКЕА во всех странах мира такова, что мы не ищем «обходных путей» для решения административных вопросов. Это правило в полной мере применимо к России. Мы работаем абсолютно прозрачно и прямо говорим об этом.

Именно поэтому присутствие ИКЕА в том или ином регионе является для многих западных инвесторов своего рода индикатором нормального бизнес-климата.

Источник: http://www.lesindustry.ru/issues/li_n17/Intervyu_generalnogo_direktora_IKEA_Rossiya_i_Ukraina_Pera_Kaufmana_114/

Дизель-миллиардер: 5 уроков из истории русского бизнесмена, засудившего IKEA

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Производственная драма поражает масштабом: бывший аудитор Константин Пономарёв сдал IKEA в аренду дизель-электростанции и выручил миллиарды рублей — а затем отсудил ещё $800 млн. Для справки — состояние предпринимателей, входящих в список богатейших россиян Forbes, начинается от $600 млн (собственно эпопея с дизелем описана в февральском номере журнала Марией Абакумовой).

Если кратко, сюжет такой. В 2006 году шведы не успевали включить в электросеть две петербургских «Меги» и арендовали станции у компании Пономарёва, успевшего поработать у одиозного Джеймисона Файерстоуна.

В договоре менеджеры обязали его обеспечить моллы энергией заданной мощности — но какими именно средствами и, соответственно, конкретную цену не оговорили. Пономарёв завозил на «МЕГУ Парнас» и «МЕГУ Дыбенко» всё больше генераторов.

Менеджеры осознали ошибку, но, видимо, побоялись огорчить главу русской IKEA Пера Кауфмана.

Тот узнал, что платит за электричество в объёме, сопоставимом с выпуском ТЭЦ, — но, видимо, тоже испугался гнева основателя IKEA Ингмара Кампрада. Вместо того, чтобы заплатить что-то вроде неустойки и расторгнуть договор, Кауфман обещал Пономарёву неприятности.

Тот упёрся, подал иск на 25 млрд рублей и выиграл. IKEA, может, и оспорила бы решение, но, подключая питерские моллы к электросети, Кауфман с подчинёнными давали взятки. Поэтому IKEA выплатила Пономарёву почти миллиард долларов, решив, что PR-скандал обойдётся дороже.

Так незаметный бизнесмен въехал на дизеле практически в «золотую сотню». Какие выводы следуют из нетривиального по фабуле, но характерного кейса?

Корпорация не в состоянии контролировать региональных менеджеров

Бизнес эффективен, если работает по правилам конкретной страны — или даже города. Эта аксиома нуждается в уточнении: как правило, штаб-квартира в курсе региональных особенностей, но, если чуть отпустить вожжи резидентам и негласно санкционировать любые их действия, можно крупно проиграть. При этом понятно, что вникать в детали взаимотношений издалека трудно, а план надо выполнять.

Так в России прокалывались Hewlett Packard, Daimler и Eli Lilly. Но болезнь эта глобальная — взять хотя бы недавнюю историю в Китае, где фармацевтическую компанию GlaxoSmithKline заподозрили в подкупе врачей.

Повелось, что у медиков в Китае, сидящих на низкой зарплате, считается допустимым вступать в отношения с продавцами лекарств. GSK продвигала через них ботокс, причём сейлзы использовали личную почту для переписки с врачами.

Но тайное стало явным, и методами работы компании также заинтересовался Минюст США.

Менеджер заботится в первую очередь о своей заднице

Предприниматель мотивирован надеждой покорить мир, разбогатеть, решить какую-то проблему человечества. Зарплату он выдаёт сам себе. Менеджер пляшет от плана, к которому привязано его благосостояние. Остальные мотивы, даже самые благие, работают не так сильно, если вместо запланированной компенсации он получает меньше.

Владелец бизнеса мечется между крайностями — требовать роста реально что-то говорящих показателей и исключить попадание за грань фола. Менеджер может считать KPI ерундой и ориентироваться на свои представления о прекрасном — а показатели показывать либо откровенно липовые, либо искусственно загнанные на нужную отметку.

Всё это значит, что предприниматель никуда не денется, он прикован кандалами к компании, а менеджер более свободен в выборе. Единственное, что удерживает его от нарушения законов — корпоративных и региональных, — страх испортить репутацию. Но если бонусы велики, он выберет риск. Таким образом, большие корпорации с высокими зарплатами — вечно под угрозой.

Но хуже всего, когда у компании нет основателя или мажоритарного акционера — вместо них консорциум фондов или много мелких собственников при безразличном совете директоров. В таком случае верховные менеджеры делают что хотят и решают свои задачи, закрывая глаза на преступления среднего и младшего звена. Все в доле. 

Если ты дал взятку, у тебя слабая позиция

Единожды замазавшись, даёшь кому-то компромат на себя. Разные силы, от конкурентов до чиновников, получают кнопку, на которую можно давить. Эту максиму красноречиво иллюстрирует следующий факт.

После того как руководство IKEA выгнало Кауфмана и ещё нескольких менеджеров за то, что запятнали великую компанию скандалом со взятками, Пономарёв вкатил шведскому гиганту ещё один иск — на 36 млрд рублей.

Если ты совершил ошибку, вовремя остановись
— в деньгах ты уже проиграл

Менеджеры IKEA облажались три раза. Первый раз коллегиально — не смогли составить договор так, чтобы исключить манипуляции со стороны ушлого бизнесмена. Второй раз — отложив доклад СЕО русской штаб-квартиры.

Третий раз облажался сам Кауфман, который, похоже, решил вести себя как типичный русский бизнесмен — напугать влиятельной крышей вместо того, чтобы договориться. Да, напротив него сидел малоприятный хитрый деятель, но тактика давления на него привела к проигрышу $800 млн.

Кауфман недооценил риски и, возможно, принимал решение в условиях недостаточного понимания возможностей соперника. Дешевле было смириться с потерей нескольких миллиардов рублей и не идти врукопашную.

Бизнес — это интеллектуальный поединок с элементами теста на внимательность

«Изменить мир», «сломать парадигму», «дизраптнуть фейсбук» — оставим это инкубаторам и их птенцам. В бизнесе все считают деньги и ждут, когда ты совершишь ошибку, чего-то недолглядишь, потеряешь концентрацию в стрессовой ситуации, о чём-то задумаешься на переговорах, отвлечёшься на срочные дела и прозеваешь небольшую правку в договоре.

Как писал Малькольм Гладуэлл, с точки зрения инстинкта предприниматель похож на хищника — он не нападает на сильного, готового к обороне соперника. Он выжидает и атакует лишь в том случае, когда уверен в своём успехе. Один из талантов предпринимателя — уметь ждать и подкарауливать момент, когда контрагент поплыл.

Судя по тому, что пишет Forbes, ровно это случилось с экспатами в IKEA. Ошибка одного менеджера, видимо, наложилась на невнимательность другого, третий решил закрыть глаза, четвёртый отчитался и уехал отдыхать в Турцию и был очень удивлён, когда его срочно вызвали в Россию. А Россия, она такая — вцепится и не отпустит, и намёки на высокие связи не помогут.

Фотография на обложке: Fotobank/Getty Images

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/case/154873-800-mln-vot-chto-kruto

Заберут ли Штаты триллион долларов у российских олигархов и чиновников?

Глава IKEA в России и странах СНГ Пер Кауфман о бизнесе и работе с чиновниками: Россияне в кризис решили не копить деньги на черный день

Летом, во время политического затишья, мимо внимания отечественных СМИ прошел один значимый факт.

В законе о новых санкциях против России, который 4 августа подписал президент США Дональд Трамп, среди мер воздействия предусматривается возможность фактической конфискации денежных средств россиян, которые Штатам покажутся сомнительными.

С этой целью каждый год министр финансов США по согласованию с директором ЦРУ и госсекретарем должен будет предоставлять соответствующим комитетам Конгресса доклад о ключевых политиках и олигархах России, их личных состояниях, источниках дохода, бизнес-интересах, а также бизнесах супругов, детей и родителей.

Российская элита – в панике. Раскрытие информации о реальных состояниях для нее – смерти подобно. Опасаясь разоблачений и пытаясь спасти свои деньги, чиновники и крупные бизнесмены уже начали подыскивать новые места для сокрытия сбережений. Но это не так-то просто…

Между тем, пик скандала придется на конец января – начало февраля 2018 года, когда истекут полгода после подписания Трампом закона. Именно в этот момент «Отчет об олигархах и полуправительственных организациях Российской Федерации» и будет обнародован. Благодаря чему станут известны данные о финансовом положении ключевых политиков и олигархов, названы связанные с ними иностранные компании.

Вот тебе, жёнушка, и Восьмое марта!

Особенностью этого отчета станет его открытость для общественности. Любой человек сможет получить к нему доступ и узнать всё об активах, счетах и предприятиях лиц, перечисленных в отчете.

Технически это означает следующее. Самый обычный россиянин (любое физлицо – Навальный, например) идет в американское посольство и делает запрос: прошу предоставить информацию о вице-премьере (министре, губернаторе) таком-то. В ответ ему выдается справка, в которой будут раскрыта абсолютно вся информация об активах этого человека.

Понятно, что таких «физлиц» накануне выборов президента России найдется предостаточно. Хуже того – воспользоваться этой возможностью наверняка захотят и представители зарубежных разведок (СБУ, Моссад, Ми-6), и никаких препятствий для сбора сведений о российских VIP-персонах у них не будет.

Но собственно, кого за это винить? Трампа? Или наша вороватая элита все-таки сами во всем виновата?

Непонятно, кстати, чего олигархи и политики боятся сейчас больше – ареста спрятанных за рубежом капиталов, «нажитых непосильных трудом», или наших же чекистов, только и ждущих, когда можно будет насадить очередного богатенького поросенка на вертел. Тут сто раз задумаешься, что делать с деньгами – и там нельзя держать, и на родину возвращать смертельно опасно. Никаких вариантов у будущих фигурантов будущего доклада не осталось. Их, «несчастных», обложили со всех сторон.

Уход в офшоры, счета в зарубежных банках, перевод бизнеса на жен и детей, дарение им же зарубежного имущества – все эти механизмы, которые раньше, как казалось, давали гарантию безопасности, больше не работают. Для американской юстиции муж и жена – одна сатана. Жена богатая, а муж – нищий чиновник? Арест счетов жены, и дело с концом.

Вы только представьте, каково будет жене какого-нибудь правительственного чиновника, губернатора, олигарха узнать, что денег больше нет. Сколько разводов состоится, сколько семейных трагедий произойдет. И это – накануне Международного женского дня 8 Марта.

Элита, приросшая к Западу

Очевидно, что скандал получится значительно более громким, чем прошлогодний «панамагейт». То были цветочки, в феврале 2018-го будут ягодки.

Согласно недавнему отчету американского Национального бюро экономических исследований, российские граждане скрывают только в офшорах около 62 триллионов рублей (т. е. 1,1 триллиона долларов). В общей сложности на офшорных счетах хранятся средства, равные 75 процентам национального дохода страны.

Из этого можно сделать вывод, что западные спецслужбы уже имеют большой объем информации о скрытых активах российских богачей. А уж об открытых активах – банковских счетах, недвижимости – и подавно.

Повторимся: важно, что бежать некуда. Америка, как известно, распространяет действие своих законов на весь мир, поэтому если кто-то имеет счета, например, в Испании или Швейцарии, до них тоже дотянется рука Минфина США.

В вопросах денег Штаты умеют проявлять настойчивость, а другие страны, и уж тем более частные финансово-кредитные учреждения, под этим напором всегда быстро сдаются. Вывести деньги в Россию? Это для большей части элиты неприемлемо. Поэтому 1 триллион долларов скорее всего никогда в нашу страну не вернется. Ну хорошо, может кто-то и выведет, рискуя встречей с ФСБ.

А как быть с недвижимостью? Продавать? До февраля это сделать почти невозможно – подобные сделки на Западе занимают достаточно много времени.

И самое главное: элита, демонстрирующая напускной патриотизм, на деле давно приросла к западной жизни, привыкла к евро-американскому воздуху, ей только там и дышится свободно. На Западе у элиты не только деньги, но зачастую и вся родня. Какой же нехороший человек этот Трамп!

Что будет после «часа икс»?

До февраля осталось совсем немного – время пролетит быстро. Что произойдет после «часа икс»? Эксперты прогнозируют такое развитие ситуации. После публикации доклада зарубежные активы наших чиновников и олигархов для начала будут заморожены. А позже – значительная их часть будет конфискована под предлогом того, что они приобретены в результате преступной или незаконной деятельности.

Вполне вероятно, что в элите начнется раздрай. Пострадавшие олигархи и чиновники, скорее всего, начнут оказывать давление на президента России с просьбой «вести себя тише» во внешней политике. Понятно, что именно этой конечной цели и добиваются американцы. Они нашли слабое, уязвимое звено – этим звеном и оказалась элита.

Лана ВЛАДИМИРОВА,

интернет-журнал «Интересант»

Источник: http://www.interessant.ru/politics/zabierut-li-shtaty-trillion

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.