+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Фабрика старт-апов

Кто есть кто: Аркадий Морейнис | Rusbase

Фабрика старт-апов

Сегодня в рубрике «Кто есть кто» — Аркадий Морейнис, основатель «фабрики стартапов» «Главстарт»

В рубрике «Кто есть кто» мы рассказываем о тех, кто формирует настоящее и будущее рынка венчурных инвестиций в России, и заодно поздравляем ее героев с днем рождения.

Сегодня в центре внимания — Аркадий Морейнис,  предводитель «темной стороны» российского венчура, предприниматель и инвестор, основатель «фабрики стартапов» «Главстарт» и создатель сервиса Price.ru.

Факты

Родился 26 декабря 1963 г. в Москве.

После окончания обычной московской школы отслужил два года срочной службы в химических войсках советской армии.

В 1989 г. окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М.В.Ломоносова.

Работал научным сотрудником в Научно-Исследовательском Вычислительном Центре МГУ. Здесь Морейнис участвовал в разработке первой русской коммерческой программы для Macintosh — «Диалект» с русификатором операционной системы, а также программы для проверки орфографии Unispell.

Еще позже самостоятельно сделал программу для ого общения по локальной сети — Talker, которую выкупила за большие деньги американская компания, пытавшаяся разрабатывать аналогичный продукт.

Деньги от продажи Talker вложил в бизнес, запустив в начале 90-х годов свою компанию Macsimum, которая занималась продажей и разработкой программного обеспечения для компьютеров Apple Macintosh.

В середине 90-х годов увлекся онлайновыми проектами, создал первую в России систему бесплатной электронной почты Extranet. Несмотря на то, что сервис вызвал большой интерес у пользователей, основателю не удалось найти финансовую поддержку и эффективный способ монетизации, и проект был закрыт.

Позже Аркадий Морейнис занялся проектом «Автодром», представлявший собой иллюстрированный каталог автомобилей на русском языке, изданный на компакт-диске, который прилагался к журналу «Автопилот». Владелец диска получал доступ к сервису со всеми актуальными предложениями.

В 1997 основал Price.ru, самый большой в СНГ справочник по фирмам и ценам на рынке компьютеров и hi-tech оборудования. В 2006 году контрольный пакет компании приобрел холдинг «Рамблер Медиа», а спустя два года докупил оставшуюся долю.

В июне 2008 года Аркадий Морейнис становится директором по разработкам и развитию проектов «Рамблер Медиа», но уже через год покидает этот пост, так как не удается договориться о доле.

После ухода Аркадий Морейнис не начинает строить еще один бизнес с нуля, а решает заниматься поддержкой проектов на ранней стадии.  В 2010 году запускает свою известную «фабрику стартапов» — «Главстарт», объединившую проекты и «бойцовский клуб» частных инвесторов.

Я понял, что стартапы в России — это достаточно интересная вещь, но рынок два года назад был совершенно неразвитый, неструктурированный.

Проблема очень простая – на одном конце молодые люди с неоформленными до конца идеями, на другом конце — профессиональные фонды, которые  хотят и готовы инвестировать миллионы долларов, которые ждут предпринимателя с железными яйцами, с бизнес-планом, с командой и готовым продуктом.

 Но между ними огромная пропасть. В других странах эта проблема решается «бизнес-ангелами» — людьми, которые инвестируют 50-150 тысяч долларов на самых ранних этапах.

(Из интервью Hungry Shark)

В рамках «Главстарт» Аркадий Морейнис устраивал мероприятия Startup Weekend в разных городах России, которые собирали до тысячи человек. В результате инвестор лично профинансировал 12 проектов. Кроме того, Морейнис каждую неделю проводит встречи с предпринимателями в коворкинге «Хорошая республика».

В 2014 году Аркадий Морейнис сделал успешный выход. Сервис поиска попутчиков «Подорожники», который поднял единственный раунд — от «Главстарта», приобрела международная компания BlaBlaCar.

Также в этом году Аркадий Морейнис, позиционирующий деятельность «Главстарта», как «Темную сторону» венчурного рынка, запустил «антиакселератор для антистартапов». «Антистартап. Новая надежда» представляет собой платный онлайн-курс для предпринимателей, сопровождаемый вебинарами и встречами в «Хорошей республике».

Этой осенью провел курс предпринимательства для девятиклассников в частном лицее Санкт-Петербурга, а также периодически читает лекции в университетах — в МГУ и МГТУ им. Баумана, например.

Цитаты

Если себя не получается мотивировать, то не нужно соваться и заниматься не своим делом, ты не предприниматель. Предпринимателю не надо себя мотивировать, у него и так есть «шило в заднице».

(Из интервью Hungry Shark)

Почему у нас нет поколения предпринимателей? Entrepreneurs, а не wannapreneurs. Предпринимателей, а не «хочу-им-быть». Отвечать на этот вопрос, как и на вопрос «Почему у нас ссут в подъездах?», надо с 1917 года. Ну так вот получилось. Что теперь — ждать еще лет 200, пока на костях и перегное сегодняшнего поколения вырастет новое, уже впитавшее в кровь смысл и культуру предпринимательства?

(Из )

Если мне что-то кажется, то я не крещусь, а делаю. Причем делаю это по тем же принципам, которым я всех окружающих и учу. Выдвинуть гипотезу и проверить. Понять, нужно ли это кому-то, готовы ли люди за это платить и готовы ли они за это платить мне.

(Из анонса «Антистартап. Новая надежда»)

Если у вас есть новости, пишите на news@rb.ru. Мы читаем все письма.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/news/kto-arkadij-morejnis/

10 лучших стартапов Москвы по версии Wired — Оффтоп на vc.ru

Фабрика старт-апов

Помимо Москвы, журналисты Wired изучили стартап-экосистемы Амстердама, Барселоны, Берлина, Лондона, Парижа, Стамбула, Стокгольма, Тель-Авива и Хельсинки. В российской столице лучшими были названы десять проектов.

Gitoon

Платформа для публикации контента, пользователи которой могут загружать изображения, видео и текст, а затем получать анонимные отзывы и оценки от кураторов сайта. 

С помощью Gitoon художники, дизайнеры и иллюстраторы продвигают свои работы, а пользователи находят интересный им контент. Основатель стартапа Давид Зохрабян так описал его в разговоре с Wired:

Наша модель позволяет нам давать объективные и качественные отзывы на неограниченное количество контента.

Сайт: www.gitoon.com

Ometria

Платформа электронной коммерции Ometria позволяет онлайн-ритейлерам привлекать и удерживать целевых покупателей с помощью сбора и анализа данных об их поведении на сайтах продавцов. Компания основана в начале 2013 года, привлекла $1,5 млн и имеет представительство в Лондоне. По словам CEO стартапа Ивана Мазура, проект готовится к «масштабной экспансии на широкий Европейский рынок». 

Иван Мазур позитивно отзывается о стартап-экосистеме России:

В стране огромное количество умных молодых людей. Мы надеемся, что Ometria станет главным связующим звеном между московскими и лондонскими стартап-сообществами, позволяющим им обмениваться знаниями.

Сам Мазур является не только предпринимателем, но и инвестором — весной 2014 года в публикации на Quora он рассказал о том, как инвесторы реагируют на провал профинансированных ими стартапов.

Сайт: www.ometria.com

Timera

Приложение для «рефотографии», работающее на iOS и Android, позволяет пользователям совмещать фотографии прошлого и настоящего. Приложение «умеет» сопоставлять фотографии со смартфона конкретного пользователя, с изображениями, сделанными в том же самом месте в прошлом. 

Основатель стартапа Дэвид Уэбб, так описывает работу приложения:

Мы называем его «машиной времени в кармане» — это самое точное сравнение.

Проект запустился в феврале 2013 года в Москве, и с тех пор компания успела открыть офис в Великобритании. Приложение получило статус 'featured app' в iTunes в 19 странах. 

Сайт: www.timera.com

Penxy 

Стартап Penxy позволяет записывать и транслировать презентации при помощи iPhone или iPad. CEO проекта Владимир Платов говорит, что приложение Penxy позволяет создавать «говорящие слайды» — оно «умеет» синхронизировать изображение и ые комментарии. 

По словам руководства компании, число пользователей Penxy увеличивается на 12% ежемесячно.

Сайт: www.penxy.com

10tracks 

Основанный в 2011 году Владиславом Вернигорой и Ольгой Скляр проект 10tracks представляет собой сервис для стриминга музыки, который отслеживает привычки, вкусы и активность пользователей, для того, чтобы предоставлять им «правильную музыку в правильное время». 

Закрытие стартапа Bloom.fm, финансирование которого прекратил инвестор из России, открывает перед 10tracks неплохие возможности для роста, считают в Wired.

Сайт: www.10tracks.com

Wheely

Проект, предоставляющий «личного водителя по цене такси». Вызвать машину можно с помощью приложений для iPhone, Android и Windows Phone. Сооснователями проекта являются Иван Самсонов, Павел Бочаров и Антон Чиркунов — стартап был запущен в Москве в ноябре 2012 года при участии известного инвестора Юрия Мильнера. 

Позднее компания запустилась в других городах России и открыла представительство в Лондоне.

Сайт: www.wheely.com

WayRay 

Навигационная система дополненной реальности помогает водителям находить дорогу и повышает безопасность. Пользователи могут просматривать информацию о своем маршруте не отвлекаясь от дороги — данные проецируются на лобовое стекло с помощью специального дисплея, который работает в связке со специальным приложением и распознает ые команды. 

По информации, представленной на сайте проекта, бета-тестирование начнется в сентябре 2014 года.

Сайт: www.wayray.com

GamesLooper 

Сервис GamesLooper позволяет игрокам перепродавать игры. CEO проекта Антон Ильин заявил в разговоре с Wired, что его компания собирается «взорвать глобальную игровую индустрию».

Сайт: gameslooper.com

Choister 

Проект для поиска и выбора образовательных программ — сервис ищет подобные программы и сравнивает их, позволяя пользователю найти курсы, которые лучше всего подходят для стоящих перед ним задач. Основатель стартапа Ольга Бруковская называет его «Kayak для образовательных программ». 

Помимо сервиса для поиска образовательных программ, команда Choister разработала и запустила систему для поиска недвижимости в Москве.

Сайт: www.choister.com

Robo CV 

Основанная в 2011 году компания разрабатывает систему-автопилот для промышленных машин вроде автопогрузчиков, с помощью которого они могут работать без вмешательства человека.

Система X-MOTION, созданная командой стартапа, уже используется на заводе Samsung в Калуге. 

Сайт: www.robocv.ru

Подобный рейтинг с перечислением лучших московских стартапов издание Wired публиковало в 2012 и 2013 годах. В 2012 году в тройку лидеров вошли онлайн-ритейлер KupiVIP, разработчик игр ZeptoLab и инициатива Юрия Мильнера и Павла Дурова StartFellows.

Годом позднее первые три места заняли та же ZeptoLab, сервис онлайн-звонков Zingaya и приложение для создания и распространения цифрового контента NARR8.

Тогда же свой рейтинг 20 лучших российских стартапов публиковал техноблог Mashable — в него вошли проекты Choister, Ometria, Wheely и Gitoon, упомянутые в материале Wired. 

Источник: https://vc.ru/flood/4715-wired-best-moscow-startups

Фабрика стартапов. Фото | Карьера и свой бизнес

Фабрика старт-апов

Трехмесячный тренинг YC для стартапов, который проводится дважды в год в Маунтин-Вью (штат Калифорния), привлекает 1000 кандидатов на 40 мест.

На выходе участники программы должны иметь работающий продукт, клиентов и выручку.

А также научиться предлагать свои идеи инвесторам в демонстрационный день — мероприятие, собирающее сотни венчурных капиталистов и всех видных бизнес-ангелов Кремниевой долины.

YC вкладывает в каждую компанию $11 000 плюс по $3000 на каждого основателя в обмен на долю порядка 5%.

Цена, которую платят основатели, может показаться высокой, если не знать, что за возможность крупно вложиться в компании с клеймом YC борются многие венчурные капиталисты и бизнес-ангелы.

Из 36 компаний, прошедших тренинг, который завершился в августе 2010 года, 30 уже привлекли новый капитал, причем многие из них — более $1 млн.

Грэм, по сути, выработал новую модель для запуска высокотехнологичных компаний. Формула Грэма: наладить (устранить все недочеты, довести до ума), собрать отзывы пользователей, внести поправки и расти. «Мы не собирались изобретать эту новую модель, — говорит Грэм, сохранивший в свои сорок пять рыжеватую шевелюру и юношескую искренность. — Это произошло случайно».

Случайностью стала летняя программа, которую Грэм открыл в 2005 году для студентов, носившихся с идеями для бизнеса.

Вместо скучной практики в крупной компании он предложил им выиграть $5000 на работу с собственным стартапом в Кембридже под руководством самого Грэма и его друга, профессора Массачусетского технологического института Роберта Морриса (оба — основатели компании Viaweb, занимающейся разработками ПО для интернет-магазинов, в 1998 году за $50 млн ее купила Yahoo).

Грэм получил 400 заявок.

Из восьми проектов, которые он принял, четыре к концу лета превратились в серьезные предприятия: социальный картографический сервис Loopt, у которого сейчас 4 млн пользователей; новостной сайт Reddit, наполняемый пользователями, который через год был куплен Conde Nast; сервис мобильных платежей TextPayMe, купленный Amazon в 2006 году, и тот самый Kiko, взлет которого прервал календарь от Google.

С тех пор влияние Y Combinator в Кремниевой долине с каждым годом увеличивается, растущую сеть выпускников программы даже называют иногда мафией YC. Они отстаивают общие интересы, сотрудничают друг с другом и все поголовно считают Грэма сэнсэем. Некоторые сами становятся инвесторами и бизнес-наставниками.

«Хороший совет всегда ценился выше денег, — говорит Грег Макаду, партнер Sequoia Capital, которая инвестировала в Google, Yahoo, PayPal and . — Но до сих пор никто не умел давать их с таким размахом».

Завистники утверждают, что у Грэма есть фонд, который снимает сливки в виде лучших выпускников YC в самом начале пути.

YC действительно привлекла инвестиции со стороны — $2 млн в 2009 году и $8 млн в 2010 году; в пул инвесторов вошли компании вроде той же Sequoia Capital, а также известные бизнес-ангелы Пол Буххайт и Айдин Сенкут.

Но полученные деньги используются только для скромных первоначальных инвестиций YC в акционерный капитал. Грэм признает, что некоторые партнеры YC инвестировали в те стартапы, которые не смогли привлечь инвестиций извне. Но, настаивает он, стартапы YC не принимают на себя никаких обязательств продавать долю кому-то конкретному.

Инвестиции в идеи

Грэм вырос под Питтсбургом, где его отец-физик разрабатывал ядерные реакторы. Он начал писать компьютерные программы еще в школе, одна из них, например, моделировала траектории полета ракет. В результате Грэм получил ученую степень по вычислительной технике в Гарвардском университете, где он собирался заняться искусственным интеллектом.

Оставив надежду создать когда-либо по-настоящему мыслящую машину, Грэм занялся живописью; учился в Академии изящных искусств во Флоренции и в Школе дизайна Род-Айленда. Он переехал в тесную нью-йоркскую квартирку, мечтая о карьере художника, но ему хронически не хватало денег. «Я решил на время отвлечься от искусства, чтобы раз и навсегда решить проблему с финансами», — вспоминает он.

Это удалось сделать при помощи Viaweb. Продав компанию, Грэм занялся творчеством: писал эссе, в которых излагал свои взгляды на маргинальные проблемы программирования, и размещал их на своей веб-странице.

Одно из его сочинений, восхвалявшее язык программирования Lisp, который помог Грэму создать Viaweb, прочитали 50 000 человек! «Неожиданно оказалось, что я пишу для множества людей, и это подстегнуло меня писать больше», — вспоминает он.

Еще одна его статья, «Как основать стартап», написанная по мотивам лекции, которую он прочитал в Гарварде, заставила Грэма серьезно задуматься об инвестициях в идеи и в конце концов вдохновила на создание YC.

Все три компаньона, присоединившихся к его затее, — Роберт Моррис, Джессика Ливингстон и Тревор Блэквел — его давние друзья. С Моррисом, крупным специалистом по операционной системе Unix, изучающим ее с 17 лет, Грэм познакомился в Гарварде. Ливингстон — автор книги «Основатели за работой» о ключевых предпринимателях высокотехнологичного сектора.

(В период создания YC Грэм ухаживал за Ливингстон, теперь они поженились.) Блэквел, который тоже защитил диссертацию в Гарварде, работал в Viaweb, а затем основал Anybots, сделавшую первого шагающего робота, который, как человек, на ходу менял распределение веса при движении по разным поверхностям.

Недавно партнером YC стал Харджит Таггар, который продал свой стартап после участия в зимнем тренинге YC в 2007 году.

Грэм ожидает в этом году порядка 1500 заявок. Из них только 80 претендентов получат право пройти интервью с основателями компании. В числе авторов лучших заявок традиционно много квалифицированных программистов, у которых есть демоверсии продуктов, но нет связей в Кремниевой долине.

Процесс оценки проектов YC играет большую роль в привлечении инвесторов. «Вы получаете поток проектов, которые уже были заранее проверены», — говорит крупный бизнес-ангел Кремниевой долины Рон Конуэй, который инвестировал в Google, PayPal и .

Конуэй вкладывал капитал в 20 компаний YC, включая семь из последнего выпуска. Инвесторов также соблазняют $200 млрд денежных средств, скопившихся на балансах Apple, Microsoft, Google, Cisco, Oracle, Intel и Qualcomm.

При удачном стечении обстоятельств некоторые из проектов выпускников YC могут быть быстро перекуплены.

Стартапы вне игры

Общение стартапов с YC происходит по четвергам. Во второй половине дня предприниматели в назначенный час встречаются с Грэмом или одним из партнеров. Они рассказывают об успехах и вместе пытаются найти решение назревших проблем.

Делая заметки маркером на доске, Грэм недавно убеждал Фрэнсиса Туона и Эдмонда Юэ из TapZilla, которая продает приложения для iPhone со скидкой, предлагать каждый день новую программу — тогда пользователи будут вынуждены заходить чаще.

Эта парочка выставляла 10 приложений в месяц и продала в общей сложности 10 000 программ.

Новобранцы YC говорят, что Грэм сразу видит, в чем сила и слабость идеи. «Его мозг — это гигантский склад историй успеха и провала стартапов», — говорит Руди Адлер, один из основателей сайта 1000Memories, где люди могут рассказать о своих покойных друзьях и родственниках.

Первой идеей Адлера был картографический сервис, на котором можно «посещать» любимые места своих друзей. Грэм отнесся к ней с сомнением — он уже видел, как проваливались подобные стартапы.

И все же он позволил Адлеру и его товарищам в течение нескольких недель опробовать эту идею, а потом переориентировал их на 1000Memories (этот проект был их запасным вариантом).

Стартапы, которые постоянно сбиваются с пути, могут потерять связь с Грэмом. «Когда работаешь с Полом, ты либо с ним, либо вне игры, — говорит один из выпускников YC. — И оказаться вне игры не хочется».

После работы в офисе следует ужин с домашней едой. При мне подавали гору чили с рисом, а на десерт — печенье. На ужин всегда приглашают звезду из мира высоких технологий уровня Марка Цукерберга из или основателя Groupon Эндрю Мэйсона, которые травят байки, пока начинающие предприниматели едят.

Лавинообразный рост интереса к проектам, одобренным YC, в полной мере проявляется в демонстрационный день. На каждый проект дается две с половиной минуты, чтобы рассказать о плане, показать продукт и произвести хорошее впечатление.

Складское помещение YC, в три ряда уставленное столами из фанеры, заполнено бизнес-ангелами и венчурными капиталистами. Помещение вмещает лишь 150 инвесторов за раз, поэтому на каждый тренинг приходятся три демонстрационных дня.

Вход на мероприятие только по приглашениям, но Грэм уверяет, что он пустит любого инвестора, который об этом попросит. На последнем мероприятии в августе, например, была голливудская пара Деми Мур и Эштон Катчер.

Катчер — типичный представитель растущей группы «индивидуальных бизнес-ангелов» — таких в Америке насчитывается около 32 000, и только за прошлый год они инвестировали $12,4 млрд, говорит профессор экономики Скотт Шейн.

Мур и Катчер вложились в несколько компаний YC.

«Все из-за шумихи. Чем лучше тебя раскручивают, тем выше оценка твоей компании», — уверен один из специалистов, инвестирующих в молодые компании. Многие инсайдеры Кремниевой долины смогли бы обойтись и без этой шумихи, тем более что из-за нее приходится переплачивать за акции выходцев из YC. Неудивительно, что кого-то это раздражает.

Проверка для идей

Кто уж точно выигрывает от подобных встреч, так это восходящие звезды вроде Джессики Ма, в прошлом году окончившей Университет Калифорнии в Беркли по вычислительной технике.

«Конкурс, в котором мы участвовали, был очень увлекательным», — говорит 20-летняя основательница Indinero — бухгалтерского приложения для малого бизнеса, работающего по принципу облачных вычислений.

Indinero только что привлекла $1,2 млн капитала; во сколько была оценена вся компания, не разглашается, но, по словам Ма, цена была в три раза выше, чем предполагал Грэм.

Indinero — это образец проекта, подходящего Грэму. У Ма был рабочий прототип, когда она подала заявку на летний тренинг YC. Грэм заставил ее добавить новые функции, довести сайт до совершенства и быстро включать новые изменения.

«Подключи это и дай пользователям самим решить», — говорил он. В конце августа у Ма было 2500 клиентов; два месяца спустя их число выросло до 6000. Поток критики убедил Ма сделать интерфейс более удобным.

«Когда видишь, как поднимается кровяное давление у человека, который пытается пользоваться твоим продуктом, сразу все понимаешь», — говорит она.

Возможность быстро проверить идею бизнеса, даже если продукт еще не доведен до совершенства, особенно привлекательна для инвесторов, считает Питер Белл, генеральный партнер Highland Capital Partners, венчурной компании из Лексингтона (штат Массачусетс), которая вошла в капитал Digg, Mapquest и Ask Jeeves.

Другие инвесторы, похоже, настроены не столь благожелательно по отношению к Грэму.

Майкл Аррингтон, редактор влиятельного блога TechCrunch, в сентябре обвинил группу видных бизнес-ангелов в том, что они сговорились оставить конкурентов без сделок и удерживать оценки на низком уровне — отчасти это ответная реакция на растущую стоимость выпускников Грэма.

Аррингтон без приглашения явился на ужин в дорогой сан-францисский ресторан Bin 38, где, по его словам, группа инвесторов как раз и разрабатывала свой коварный план. «Майк не прав, его там не было», — свидетельствует Дэйв Макклюр, инвестор и один из участников встречи.

Впрочем, даже Макклюр признает: YC оказала влияние на рынок. «Пол проделал отличную работу, обучая своих ребят работе с инвестициями, и теперь стало гораздо больше конкуренции за такие сделки», — говорит он.

Грэм продолжает подозревать эту группу в сговоре, но считает, что их переговоры ничего не изменят, если учитывать общий размер пула инвесторов в Кремниевой долине. «Они не смогли бы ничего достичь, так что вся эта затея комична», — говорит он. Редактор TechCrunch не согласен: «Сделки редко заключаются без участия кого-либо из этой группы».

Конкуренты Грэма

Со своей стороны Грэм всегда предлагает предпринимателям более выгодные условия финансирования. Полезный инструмент для этого —конвертируемые обязательства, которые обращаются в акции при следующей оценке стартапа. Они часто выпускаются с оценкой капитализации, чтобы защитить первых инвесторов от размывания доли, если компания быстро вырастет.

Например, инвестор вложил в стартап $1 млн и это составляло 50% стоимости проекта на тот момент. Допустим, компания раскручивается и в следующий раз, когда она привлекает средства, бизнес оценивается уже в $100 млн. $1 млн долга обращается в $1 млн акционерного капитала, но этот пакет теперь равен всего 1%.

Однако обязательство в зависимости от договоренности позволяет первоначальному инвестору получить, к примеру, 10% компании. Такой расчет дает предпринимателям возможность действовать более гибко и позволяет сталкивать инвесторов друг с другом, предлагая тем, кто пришел раньше, более низкие оценки капитализации.

«Конвертируемые обязательства означают, что инвесторы больше не могут медлить до последнего», — говорит Грэм.

Как у любого хорошего бизнеса, у предприятия Грэма появились конкуренты. Эрик Лефкофски из Чикаго, один из основателей Groupon, тоже собирается скоро открыть нечто подобное в своем городе.

Дэвид Коэн, генеральный директор инкубатора TechStars со штаб-квартирой в Колорадо и отделениями в Бостоне, Сиэтле и Нью-Йорке, говорит, что в США теперь существует 100 подобных предприятий, преимущественно мелких.

TechStars принимает по 10 стартапов ежегодно в каждом из четырех городов, где открыты офисы фирмы.

Грэм рад конкуренции. «Так лучше для стартапов, — говорит он. — Если мы сделаем ошибку и не поддержим кого-то выдающегося, у него будет шанс уйти к кому-то еще»

Источник: http://www.forbes.ru/svoi-biznes/startapy/60920-fabrika-startapov

Y Combinator – Фабрика стартапов

Фабрика старт-апов

На сцене стартапов Кремниевой Долины главная звезда – фирма, занимающаяся открытием молодых и способных предпринимателей, – Y Combinator – сочетание школы, шоу талантов и элитного клуба предпринимателей.

Поначалу идея казалось странной, но многие успешные концепции Кремниевой Долины в начале казались именно такими. В конце 2008 года в YC пришли 3 мужчин, которые хотели развить свою маленькую фирму Air Bed&Breakfast. Это был сайт, связывающий владельцев домов и квартир с ищущими ночлег людьми, естественно, за определенную плату.

Пол Грэхем, один из основателей Y Combinator, не считал эту идею хорошей, но ему импонировал энтузиазм и смелость молодых предпринимателей. Чтобы заработать деньги на развитие компании, они продавали во время президентских выборов в США хлопья Obama O’s и Cap’n McCains.

Пол Грэхем и его коллеги из YC помогли им усовершенствовать концепцию и познакомили с первыми инвесторами. На данный момент AirBnB – как теперь называется фирма – посредник аренды жилья в 190 странах. Это стартап, о котором говорят практически все.

Компания оценивается в 25,5 млрд.

С 2005 года YC является организатором курсов для перспективных молодых предпринимателей, а в этом месяце отметит финансирование уже тысячной фирмы. Около половины старт-апов, сотрудничающих с YC, обанкротились, но это типично для ранних фаз инвестирования; вместе с тем, трудно игнорировать успехи этой компании.

Например, YC помогала развитию DropBox – ресурсу для хранения данных в облаке, а также Stripe – компании, занимающейся осуществлением и отслеживанием платежей через Интернет. 8 предприятий стали «единорогами» – так в Кремниевой Долине называют компании, стоящие свыше 1 млрд.

В совокупности все компании, которые инвестировали Y Combinator, стоят 65 млрд.

YC стали гигантом Кремниевой Долины. Теперь не такие «киты» как HP считаются центрами инноваций, занимающихся разработкой новых технологий, а быстроразвивающиеся стартапы.

Обеспечив достойную подготовку и выпуск, YC доказали, что у них есть будущее, и они могут содействовать развитию карьеры предпринимателей. Предприниматели хвалят программу YC: они высоко оценивают приобретенные там знания и связи.

Диплом YC они считают подтверждением своих способностей: подобно тому, как диплом университета Лиги Плюща открывает многие двери, диплом YC – бесценный актив в области новейших технологий. На весенний курс 2015 года пришло свыше 6,7 тыс.

заявок, и было принято около 1,6 % желающих. Для сравнения, конкуренция в Гарварде была максимальной в этом году, а принято было всего 5,3 % абитуриентов.

X-фактор для предпринимателей

YC основал 10 лет назад Пол Грэхем, предприниматель, который в 1998 году продал свой стартап Viaweb концерну Yahoo! вместе с Джессикой Ливингстон, а также двумя сотрудниками Viaweb – Тревором Блэквэллем и Робертом Моррисом они полагали, что создадут более эффективный подход к инвестициям в стартапы, но не подозревали, что смогут сделать на этом состояние. Они создали концепцию, соединяющую элементы инвестиционной фирмы и вуза. В определенном смысле школа напоминает телевизионное шоу талантов, хотя наставления, получаемые студентами, излагаются в более мягкой форме, нежели это делает Саймон Кауэлл.

В небольшом кампусе в Маунтин-Вью, неподалеку от Гуглплекса, в глаза бросаются длинные, как в столовой, столы.

Залы, где проводятся занятия, вселяют в студентов состязательный дух: их склоняют к тому, чтобы за несколько месяцев сделать то, что обычно занимает гораздо больше времени.

Инженеров, которые часто привыкли смотреть не на лицо, а на ботинки собеседника, учат тому, как продавать свои концепции инвесторам.

В конце трехмесячного курса организовывается день презентаций. Студенты представляют свои проекты группе влиятельных инвесторов из Кремниевой Долины, которые, в свою очередь, ждут этого события как фанаты тенниса ждут Уимблдон. Необходимо уложиться в отведенное время – ведь у инвесторов ограниченны возможности ознакомления с проектом, прежде чем решить, вкладывать в него деньги или нет.

YC обычно платит всем принятым фирмам по 120 тыс. в обмен на 7% взносов. Начальная оценка каждого предприятия превышает 1 млн.

«Нет никакого сомнения в том, что YC увеличила стоимость первых инвестиций в стартапы, однако, в долгосрочной перспективе это принесет инвесторам гораздо больше пользы, так как инвестировать они будут в действительно стоящие фирмы», – говорит Сэм Альтман, председатель YC.

YC получили выгоду благодаря «эффекту сети» – платформа тем ценнее, чем больше у нее студентов и выпускников. Разрастаясь, школа становится всё лучше. Она сотрудничает с выпускниками, которые приводят новых студентов, советуют ее другим и первыми оценивают новые проекты.

К первым пользователям системы Stripe относились и выпускники YC, о чем рассказал Патрик Коллинз, один из основателей системы. У выпускников даже есть частная сеть под названием Bookface.

Посты Пола Грэма, посвящённые его философии стартапов, в Кремниевой Долине цитируют как строфы признанного поэта:

«Школа также заботится о правах своих выпускников. Если какой-то инвестор будет плохо обращаться с фирмой, сотрудничающей с Y Combinator, мы это запомним и внесем его в «черный список» нашей компании, – говорит Пол Бакхейт, партнер, в свое время основавший Google».

«И Комбинатор» ведет рейтинг инвесторов и позволяет взглянуть на него стартапам, пользующимся их услугами. Это все повлекло за собой изменения в распределении сил.

«Когда-то инвесторы воспринимали предпринимателей не как способных новаторов, развивающих отрасль, а как своих наемных работников», – комментирует Стив Бланк, предприниматель и преподаватель.

Новые территории

YC позаботились о том, чтобы избежать одну из самых опасных ловушек, в которую попадают фирмы, работающие в отрасли новейших технологий или в инвестиционном секторе – наследства. В 2014 году Пол Грэхем, который был главой YC, назвал своим преемником Сэма Альтмана, который был в первой группе основателей стартапов, проходящих обучение в YC. В 2012 г.

он продал свою фирму Loopt за 43 млн (какую выгоду получили инвесторы, неизвестно). Энергичный и амбициозный трудоголик, он хочет добиться еще больших высот для стартап икубатора. В октябре 2015 школа собрала 700 млн на долгосрочное инвестирование для новых бизнес проектов.

Этот вид инвестирования требует иных знаний и создает риск ухудшения отношений с венчурными инвесторами, так как это вторжение в их область.

Альтман не хочет ограничивать деятельность в Кремниевой Долине. YC вкладывают средства в предприятия, обычно не вызывающих интереса у игроков отрасли новейших технологий – например, в компанию, работающей над термоядерными реакциями.

В этом году YC положили начало light-версии этой программы, которая будет длится 8 недель, чтобы в ней могли принять участие больше людей без необходимости переезда в Кремниевую Долину на три месяца, чего требует полная программа.

Скорее всего, это позволит привлечь более разношерстную аудиторию, которая сможет предложить больше разных концепций, но также, возможно, повлияет на качество обучения: это проверенный метод обучения в небольших группах с непосредственным контактом с преподавателем и другими студентами.

Как долго это продлится?

Судьбы фирм отрасли новейших технологий могут молниеносно измениться, о чем не понаслышке знают в фабрике стартапов. Большинство выгод YC пока что только на бумаге.

Кроме компании Twitch – платформы, транслирующей компьютерные игры, купленной в прошлом году Amazon за 1 млрд, ни одна из фирм, принадлежащих к «успехам» YC, не была продана. Их цена может упасть так же быстро, как она возросла.

Если часть «звезд» YC обанкротятся, это может негативно повлиять на их репутацию.

Кажется, что YC совсем не обеспокоены угрозой конкуренции. В мире существуют сотни других стартап инкубаторов, которые работают в сфере инвестиций и подготовки новых компаний, как и YC, хотя пока что никто из них не зарекомендовал себя так, как YC.

Сэм Альтман наибольшей угрозой считает то, что основатели стартапов перестанут испытывать потребность в консалтинге.

Это было бы признаком того, что YC полностью изменила среду, в которой работает, но ведь никому не хочется самоликвидироваться, не так ли?

Источник: https://ledigital.ru/startup/y-combinator

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.